Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Марш памяти толерантности

7 ноября 2011 10:00

С того трагического дня 19 июня 2004 года, когда нацистами был убит Николай Михайлович Гиренко, перед его единомышленниками стояла задача сохранить его доброе имя. Поэтому в его день рождения, 31 октября 2004 года, прошел первый Марш против ненависти. Семь лет подряд на маршах встречались люди самых разных убеждений, которые, выступая вместе против ненависти, забывали на время о политических разногласиях.



В этом году по разным и не совсем понятным причинам организаторы решили марш не проводить. И получилась вот какая политическая арифметика. Из марша сначала вычли анархистов и радикалов («мы же приличная публика»), потом представителей ЛГБТ-сообщества («мы не против, но нас не красит с голубыми ходить»). В результате сами либералы отказались от идеи марша и отдали ее на откуп «Единой России». Которая теперь гордо марширует против ксенофобии.
То, что еще недавно казалось сегодняшним организаторам марша непристойным (фи, какой милитаризм, да и вообще при чем тут эти «больные гомосексуалисты»...), теперь, ввиду изменившейся политической погоды, кажется важным. Правда, от гомофобии они не открестились. «Мы не хотим, чтобы этот марш превратился в парад извращенцев», — заявил молодогвардеец Артем Мурзаков. А ведь Николай Гиренко, в память о котором взялась маршировать «Единая Россия», всегда брезговал любых ксенофобов, и гомофобия здесь не исключение. Хоть бы название марша в таком случае поменяли, а то получился совсем уж захват бренда в разгар предвыборной кампании.
Легко быть толерантным к тем, от кого сам отличаешься мало. Во всех смыслах. Гораздо тяжелее принимать разнообразие там, где твое собственное этическое или моральное «я» начинает протестовать. Толерантность — это не способ продать «чужое», а форма его бескровного существования рядом с другими, которые могут казаться совершенно невозможными.
Толерантность есть борьба с дискриминаци­ей. А идея, что «коренное население» имеет право определять местные обычаи и нравы, которые якобы попираются приезжими, это и есть логика дискриминационная, каковая с радостью будет воспринята именно теми, против кого всю жизнь боролся ученый и гражданский активист Гиренко. А именно — ксенофобами всех мастей.
В то же время толерантность вовсе не означает отказ от борьбы за социальную справедливость. Поэтому защищать несменяемость власти обвинением оппонентов в экстремизме — это довольно старое изобретение. Мол, власть ненавидеть нельзя, потому что это нетолерантно. Отсюда, видимо, и попытки судить критиков за разжигание ненависти к социальной группе «власть».
Гуманистическая доктрина толерантности, связанная с правами человека, в том числе и на свободу слова, используется одной политической силой для обоснования своего исключительного права с позиции силы (кажется, не вполне легитимной) обвинять критиков в нетолерантности.
Представляется, это отличный урок для российских либералов. Не хотите ходить рядом с геями — будете маршировать рядом с одной большой единой партией, объединяющей в едином порыве нерушимый блок партийцев и народа. Ну за исключением всяких извращенцев, разумеется. Единым маршем за единую толерантность, без либералов, оппозиционеров и геев.
И вот теперь одна большааааая партия от имени Гиренко марширует за толерантность. Простите нас, Николай Михайлович. Ваше честное имя было и остается вашим честным именем. Вот только что мы с ним сделали — это большой вопрос. Мне — стыдно.

Дмитрий ДУБРОВСКИЙ.
Директор программы «Права человека» Смольного института свободных искусств и наук СПбГУ