Ковбои на марсовом поле

21 апреля 2003 10:00

Дикий Запад. Драка в салуне. Бармен хватает за шиворот пьяного ковбоя. - Зачем ты застрелил пианиста? - Ну ладно, запиши его на мой счет.





Анекдоты, вестерны и Фенимор Купер - три основных источника наших знаний о жизни лихих американских ковбоев и мексиканских вакеро. Дружественная нам сверхдержава решила исправить положение вещей и подарила Петербургу в подарок на трехсотлетие выставку «Художники американского Запада 1830 - 1940».
День пятница. Мраморный дворец. Церемония открытия. Директор Русского музея Владимир Гусев, посол США в России Александр Вершбоу, торжественные речи, официанты с фужерами шампанского, мужчины во фраках - тон комильфо. Впрочем, и правда, напряжение в отношениях держав сходит потихоньку на нет, но кое-какие трения остаются, а тут всё на высшем уровне: очень красиво и дипломатично. После речей - выступление Камерного ансамбля американского Русского молодежного оркестра. Лишь потом - просмотр экспозиции.
На выставке - 69 работ: несколько залов полотен, фотогравюр, две скульптуры. Таинственные ритуалы, индейские перья, ковбойские шляпы, лошади в мыле, «Разбойное нападение апачей», «Индеец из племени черноногих», «Человек в коричневых подтяжках».
Джордж Кэтлин с «Галереей индейцев», Карл Бодмер, рисовавший флору и фауну верховьев Миссури, Чарльз Берд Кинг и его портреты вождей племен. Выбивается из общего тематического ряда разве что Джорджия О’Киф и ее «Лошадиный череп с розовой розой» - что-то сюрреалистичное. Надо сказать, даже самое громкое имя выставки - Фредерик Ремингтон - известно нам, скорее, из-за оружейного производителя и одноименного названия винтовки. Объясняется это просто: во-первых, петербуржцы впервые увидят работы из коллекций художественных музеев США: Окружного музея искусств Лос-Анджелеса, Художественного музея Джослина, Центра Маргре Дарам по исследованию Запада, - всего предоставили работы девять музеев. А во-вторых, как рассказал «Новой газете» Александр Вершбоу, «это очень необычная выставка даже для США. В Аризоне и Небраске, конечно, знают западную культуру, но в целом по стране не особенно».



Наверное, самым привлекательным для зрителей станет зал с фотогравюрами - более компетентной, что ли, кажется фотография. С 1906 по 1927 год американский фотограф Эдвард Кертис объехал западную часть США и сделал полторы тысячи фотографий: некоторые из них можно увидеть в Мраморном дворце.
«И все равно не по себе, и все равно», - пел Михаил Щербаков. Чего-то не хватает залам на Марсовом поле. Может быть, того, что называется иностранным словом «экшн», движения какого-то - ну не понятно, как ковбой может быть плоским и неподвижным. Это как если бы «Великолепную семерку» снимал Тарковский: монотонно, с огромными паузами в движении и диалогах. И понимаем мы, что на диком-диком Весте сейчас живут вполне обеспеченные солидные и очень демократичные люди, для которых ковбои - история далеких дней, да вот беда: романтический ореол уже въелся.
Американский журналист и большой поклонник ковбойского стиля техасец Дэйв Фрэнсис поделился впечатлениями: «Мы знали Россию только по каким-то рассказам, вы знали Америку по вестернам, а ведь это неправильно. Поэтому я надеюсь, что благодаря выставке вы узнаете о США чуть больше. А потом, она очень важна с политической точки зрения, сейчас в наших отношениях видна напряженность».

Алексей КОБЫЛКОВ
Фото Александра ГУТОРКИНА