Сгоревшие «без всякого умысла»

12 мая 2003 10:00

Во вторник на прошлой неделе в зале суда на Галерной собрались разные люди. Они не были родственниками, и до памятного им дня 6 марта прошлого года почти не знали друг друга. Всех их когда-то объединяли схожие штампы в паспорте: Большая Разночинная, 6... На днях, спустя год и два месяца, после пожара, полностью уничтожившего шестиэтажный дом, они собрались здесь, чтобы взглянуть на виновника своих несчастий - 27-летнего Алексея Марчукова. Он жил в этом доме у своей девушки Юли. Именно он в ту памятную ночь поджег дверь своей соседки Валентины Теремовой, а сам лег спать. Через полчаса дом вспыхнул как спичка...



6 марта 2002. Большая Разночинная, 6

Из рассказа Алексея Марчукова:
- Я не очень задумывался над тем, что я делаю. Собрал газеты, положил под дверь - она была обита фанерой - чиркнул спичкой... Думал, что она прогорит немного, останется пятно и все... Сам поднялся наверх и лег спать. Меня разбудили через полчаса. Я открыл окно и увидел соседа, который спускался по водосточной трубе. Он сказал мне, что его мать упала вниз с высоты четвертого этажа и разбилась. Я тоже спустился по трубе, чтобы оказать ей помощь, но увидел, что было уже поздно. Хотел подняться назад, но там наверху уже все горело. Сверху прыгнула Юля. Когда я подбежал к ней, у нее изо рта уже шла кровь...
Это было страшное зрелище. Полуодетые люди - многие даже не успели взять с собой документы - стояли в узком дворе и наблюдали за гибелью своего дома. Сухие деревянные перекрытия способствовали тому, что огонь распространился мгновенно. Конечно, какова первая реакция жильца, почувствовавшего дым на лестничной площадке? Особенно если в двери нет глазка. Или если он есть и через него видно, что пламя еще небольшое. Правильно, открыть дверь и броситься тушить пламя. А вместе с хозяином из двери, как правило, вырывается мощный поток воздуха. Квартира 34, откуда и начался пожар, находилась на третьем этаже. Сам Марчуков со своей девушкой Юлей жил на четвертом. Пламя, как и дым, всегда поднимается вверх, поэтому Юлина квартира сгорела почти сразу. Тушение пожара продолжалось все утро и день. Дом отстоять не удалось: более-менее сохранились лишь два нижних этажа да наружный фасад.
Девять человек из второго подъезда сгорели сразу, еще двое скончались в больнице. Четыре семьи - три русских и одна корейская - погибли полностью. Обитателям другого подъезда повезло больше - все они были благополучно эвакуированы. Марчуков, один из немногих, остался цел и невредим. Он еще долго стоял в толпе погорельцев, пока его не заметил кто-то из соседей. Весть о его причастности к пожару уже распространилась по двору, так что соседям оставалось только кликнуть милицию...
Когда стало известно, из-за чего возник конфликт, многие были в шоке. В это было просто невозможно поверить. В феврале Алексей, который был тогда в неплохих отношениях с Теремовой, одолжил у нее трубку домашнего радиотелефона. Потом то ли вернул, то ли нет... Но соседи начали его «доставать», и Алексей решил не оставаться в долгу. Накануне пожара он крушил ногами машину обидчиков. Казалось бы, этого должно было хватить для утоления злобы. Но нет. Такие типично коммунальные скандалы не разрешаются никогда. Тут даже бесполезно привлекать участкового, потому что насильно, как известно, никого не помиришь. Остается только ждать, во что это выльется. Дождались страшного... Погибли 11 человек. Кроме участников скандала.
...Судебный процесс начался с опозданием. Двадцать человек потерпевших терпеливо ждали в коридоре. Пришли, конечно, не все, а только те, кто смог. В тихих разговорах никто старался не касаться подробностей того страшного утра. Погибших тоже не вспоминали: хватило разговоров за столом следователя. Говорили в основном о тех квартирах, которые выделила администрация взамен сгоревших. Кому-то досталась Гражданка, кому-то вообще Сестрорецк.
Подсудимый Алексей Марчуков после обращения судьи: «Ну что, отчитывайтесь о проделанной работе» - долго-долго пересказывал слушателям подробности того бурного вечера. «Взяли пива, выпили, потом еще взяли пива». И еще несколько минут не мог перейти к самому главному. Ему предъявили целый букет статей, начиная от убийства двух и более лиц с особой жестокостью, покушения на убийство (госпожи Теремовой, которая в результате легко отравилась угарным газом) и заканчивая уничтожением имущества. Марчуков признал себя виновным лишь в последнем. Он не имел умысла на убийство. «Ну так и люди не имели умысла умирать в этот предпраздничный день», - заметил судья.
Наступил черед потерпевших, которые также имеют право задавать вопросы. Наверное, это был момент, к которому они готовились весь год. Все это время поджигатель провел в «Крестах», где наверняка чувствовал себя в большей безопасности, чем на воле. Никто из жильцов его не видел и с ним не общался.
Но странно: никакой желчи в вопросах бывших соседей не чувствовалось. Скорее тоска: ну почему все получилось именно так?
- А вам не приходило в голову, что деревянные перекрытия огнеопасны?
- У меня нет архитектурного образования, и я не знал, какие там перекрытия.
- А вас не учили в детстве, что спички детям не игрушка?
- Я не представлял себе последствия...
Погорельцам не нужна была точка зрения поджигателя: им просто хотелось высказаться. Подсудимый же пытался что-то отвечать, старательно изображая двоечника на педсовете. Который закончится для Марчукова исключением из жизни на определенный срок. Какой - пока сказать трудно, но о нем мы обещаем сообщить дополнительно. Не исключено, что кто-то из потерпевших захочет, чтобы Алексей пораньше вышел на волю и честно трудился, выплачивая всю оставшуюся жизнь деньги по гражданским искам. Сумма только материального ущерба составляет более трехсот тысяч долларов. А моральный вред подсчитать вообще невозможно.

Мария ЮРЧЕНКО
фото ИНТЕРПРЕСС