«кто украл берег». детектив

26 ноября 2012 10:00

Берега и леса исчезают из общественного пользования настолько быстро, что любой свободный природный уголок вызывает в сознании два свербящих вопроса: когда и сколько. В смысле, сколько нам осталось наслаждаться этим красивым видом и когда очередной крышуемый чиновниками «инвестор» нагло хапнет его в приватное пользование.

Желание некоторых наших сограждан захватить самые красивые природные ландшафты Ленинградской области напоминает эпидемию








Именно эти вопросы последние пару лет беспокоили тех из нас, кто часто проезжал по трассе А-129 на участке Приозерск — Кузнечное (Приозерский район Ленобласти). Вскоре после населенного пункта Бурнево дорога почти вплотную придвигается к красивому озеру Молодежное. Между дорогой и озером остается узкая и длинная полоса суши шириной 20–35 метров. Заросшая мягкой травой, без деревьев и кустарников, эта полоса была идеальным местом отдыха. Даже не планировавшие остановки тормозили здесь машину на несколько минут — просто посмотреть. На восход или на закат. И поразмыслить — долго ли еще этому бережку оставаться свободным. Уж больно опасная с точки зрения инвестиционной привлекательности у него близость к дороге. Но думать о плохом не хотелось, и мы утешали себя рациональными соображениями: земельного участка здесь выделить не смогут. Почти все пространство между дорогой и озером попадает в береговую полосу, которая согласно ст. 27 ч. 8 Земельного кодекса не подлежит приватизации. Правда, потенциальный инвестор мог бы взять береговую полосу в аренду, но в этом случае вступает в силу ст. 6 Водного кодекса, согласно которой перекрывать общий доступ на береговую полосу никто не вправе. Да и вообще, помимо береговой полосы, большую часть этого берега должна занимать зона отвода автомобильной трассы. Так что ни о какой аренде под застройку здесь речь идти не может.

Закон не помог
Законы оказались бессильны. В этом году берег с дороги уже не виден. Мешают крыши коттеджей. Всего на берегу стоит пять домов — три побольше, два поменьше. Два — в стадии строительства. Забор-сетка отделяет их от дороги. Прямо у воды две беседки. Невооруженным глазом видно, что капитальные дома расположены в пределах 20-метровой береговой полосы (а иначе их просто не втиснуть между дорогой и берегом). С красивым видом на трассе А-129 в районе Бурнево покончено.

ИЖС на обочине
Редакция «Новой газеты» отправила запросы в областную природоохранную прокуратуру и Комитет по госконтролю природопользования и экологической безопасности. Из прокуратуры за два месяца внятного ответа не последовало. Зато комитет предоставил ответ в срок. Однако первые же строчки письма за подписью председателя комитета Сергея Ермолова вызвали оторопь. Согласно этому письму, «строительство объектов ведется на берегу озера Молодежное, расположенного в поселке Гранитное МО «Севастьяновское сельское поселение». Даже беглого взгляда на карту местности достаточно, чтобы убедиться, что озеро Молодежное находится на территории поселка Бурнево, а поселок Гранитное расположен примерно в 4 км от него. Далее Ермолов сообщает, что «земельные участки площадью 1072 и 996 кв. м c кадастровыми номерами 47:03:0101003:30 и 47:03:0101003:29 находятся в собственности Рубина Константина Александровича». По Ермолову, «участки находятся на землях населенных пунктов (странно, вроде бы полосе отвода вдоль крупной автострады положено относиться к землям транспорта. — Ред.), с разрешенным использованием — для индивидуального жилищного строительства и индивидуального садоводства. Обременений прав на земельные участки не зарегистрировано».
Иными словами, некто Рубин ухитрился приватизировать под ИЖС участки, находящиеся на узкой 20 — 35-метровой полосе суши между дорогой и озером, одновременно попадающие в зону отвода автотрассы и береговую полосу водного объекта! Причем, если верить публичной кадастровой карте Росреестра, в поисковик которой мы ввели вышеуказанные номера участков, сделал это господин Рубин очень давно — аж в 1992 году. Именно тогда, по выражению информационной системы Росреестра, участок «был поставлен на учет». Правда, на всякий случай, в 1992 году никакого кадастрового учета не существовало. Но если предположить, что все вышесказанное правда, то получается, что г-н Рубин (или, предположим, его предшественник, у которого Рубин их купил) приватизировал земельные участки в 1992 году, после чего «забыл» о них на целых 20 лет. Это о золотых-то участках у озера с идеальной транспортной доступностью!

Не верь глазам своим
Однако в сравнении с абсурдом, который открылся нам в дальнейшем, все вышесказанное вполне укладывается в рамки логики. Решив проверить местоположение участков Рубина, мы обнаружили, что один из них (тот, который больше) на кадастровой карте вовсе не значится (ну бывает, забыли), а вот второй расположен точно в 4 км от озера Молодежное, как раз в поселке Гранитное, о чем сообщал Ермолов в начале письма. И кстати, расположен участок вовсе не на берегу (что объясняло бы отсутствие обременений, накладываемых береговой полосой). Согласно Ермолову, комитет проводил «проверку с выездом на место», в результате чего было определено, что стройка ведется именно на берегу. Куда же выезжал специалист комитета, и на каком берегу он увидел стройку? А ведь он не только увидел, но и обнаружил, что (цитируем письмо дальше): «На земельном участке 47:03:0101003:30 (не существующем на карте. — Ред.) осуществляется подготовка к строительству жилого дома. На участке также осуществляется строительство трех фундаментов для сооружений вспомогательного назначения». Более того, «на строительство дома администрацией МО «Приозерский муниципальный район» выдано разрешение на строительство № RU47514000-191/2 от 17.08.2011». На втором участке (меньшей площади, который представлен на публичной кадастровой карте) специалист Комитета по госконтролю природопользования обнаружил готовые строения — два садовых дома и баню.
Кстати, почти никаких незаконных строек в береговой полосе он не обнаружил (хотя в свете вышеприведенного нагромождения нелепостей это уже не столь важно). За одним только исключением — две беседки действительно располагаются в береговой полосе, на что «отсутствуют правоустанавливающие документы». Материалы в отношении беседок-нарушительниц «направлены в Ленинградскую природоохранную прокуратуру». Того факта, что в береговой полосе находятся и другие здания и сооружения, в том числе капитальные, проверка не зафиксировала. Впрочем, мы действительно не знаем, на берегу какого озера побывала проверка: участок-то находится в поселке Гранитное. (Справедливости ради мы уточнили, как на кадастровой карте обозначается местоположение других участков на берегу озера Молодежное. Так вот, все они относятся к поселку Бурнево, и ни к какому иному. Таким образом, даже путаницей в обозначениях сложившуюся ситуацию не объяснить).
Ну и до кучи самая последняя нелепость. Участок 47:03:0101003:29, «поставленный на учет в 1992 году», принадлежащий г-ну Рубину и находящийся в поселке Гранитное (карта четко показывает его местоположение), оказывается, не имеет описания границ. Это означает, что данный участок можно теоретически поставить в любое место, куда вздумается хозяину. Правда, тогда возникает вопрос: какое право имела администрация Приозерского района выдавать хозяину участка разрешение на строительство? А ведь она выдала это разрешение, причем сделала это на основании утвержденного месяцем раньше Градостроительного плана земельного участка (№ 72 от 22.07.2011). Согласно этому плану, утвержденному постановлением МО «Севастьяновское сельское поселение» Приозерского района, «все объекты строительства находятся в границах прибрежно-защитной полосы и водоохранной зоны озера Молодежное». Получается, что администрация Севастьяновского МО произвольно определила границы участков Рубина. Кстати, каким образом участок без определения границ смог встать на кадастровый учет?

Версии, версии, версии…
Прежде чем распутать этот клубок лжи и противоречий, мы решили свести воедино все замеченные нами нарушения законодательства:
Земельный участок, на котором, согласно ответу Комитета по госконтролю, ведется строительство, формально зарегистрирован очень далеко от реального места работ.
Для участка отсутствует описание границ, однако он был поставлен на кадастровый учет, для него был утвержден Градостроительный план и выдано разрешение на строительство.
Разрешенное использование земельного участка — индивидуальное жилищное строительство, притом что не меньше половины его находится в береговой полосе, а часть — в зоне отвода автодороги.
Участок оформлен в собственность, хотя оформление в собственность береговых полос водных объектов запрещено Земельным кодексом в редакции от 2006 года.
Обременения прав на земельный участок отсутствуют, хотя, даже если бы береговая полоса была оформлена в собственность до 2006 года, она должна значиться в кадастровом паспорте как обременение.
Проверка не зафиксировала расположения объектов капитального строительства в береговой полосе, в то время как в натуре и на фотографиях это видно совершенно отчетливо.
Участок был «поставлен на учет» (кадастровый?) в 1992 году, чего физически быть не может. Также сомнительно, чтобы владелец не вспоминал о нем целых 20 лет и не предпринимал попыток строительства.
Один из участков вообще не значится на кадастровой карте.

А теперь попытаемся, исходя из нашего опыта, предложить свою версию технологии этого правонарушения:
Стройка на берегу озера Молодежного в поселке Бурнево, которую зафиксировал специалист комитета, и участок с кадастровым номером 47:03:0101003:29, расположенный в поселке Гранитное, все-таки соответствуют один другому. С подобным «перемещением» участка мы уже сталкивались: так, участок известного берегозахватчика из поселка Рощино Выборгского района Анатолия Карагаполова согласно кадастровой карте находится… в поселке Барышево, то есть примерно в 50 км от своего реального местоположения. Очевидно, что и в Рощино, и в Бурнево речь идет о банальной подделке документов Управлением Росреестра. Участок был оформлен в другом месте (и задним числом, от 1992 года; c подобным мы тоже сталкивались, например, на берегу реки Вуокса в МО «Мельниковское сельское поселение»), специально чтобы позволить хозяину приватизировать его и определить разрешенное использование как ИЖС. Если бы участок стоял на своем реальном месте, сделать то и другое помешала бы береговая полоса. А в данном случае даже обременения «береговая полоса» накладывать не пришлось. На основании подделанного кадастрового паспорта хозяину участков утвердили Градостроительный план и выдали разрешение на строительство. Скорее всего, он строит что-то вроде мотеля коттеджного типа — об этом говорит типовой характер домов. Да и вряд ли кто-то стал бы устраивать частную дачу вплотную к оживленной трассе.
Администрации поселения и района, выдавшие разрешительные документы на строительство, теоретически могли о мухлеже ничего не знать. Кадастровый паспорт чистый, без обременений — так отчего бы не разрешить на участке дом построить? Все бы так, но, как повествует письмо Ермолова, информация о том, что «строительство ведется на берегу озера Молодежное, расположенного в поселке Гранитное», была получена комитетом из администрации МО «Севастьяновское сельское поселение». А значит, чиновники из Севастьяново прекрасно знали о несоответствии реального участка и его кадастрового паспорта. Знали, что на строительство выданы, таким образом, неправомерные документы. А еще, выходит, знали, что стройка на самом деле ведется частично в береговой полосе. Знали — но ничего никому не сказали, не назначили проверку муниципального земельного контроля, не обратились в прокуратуру… Интересно, почему?
Впрочем, нам важно не найти виноватого, а помешать очередному захвату берега. В настоящий момент, благодаря стараниям известного своей коррумпированностью Управления Росреестра, а также попустительству местных властей, мы теряем (уже потеряли) еще одну красивую рекреационную зону. Мы надеемся, что прокуратура все-таки проведет проверку по нашему запросу, обнаружит нарушения и примет меры реагирования. Иначе получится, что захватывать берега в Ленинградской области до смешного легко.

Ирина АНДРИАНОВА, фото Ильи Пинигина