Положили на сохранение
Фото: Михаил Масленников

Положили на сохранение

17 декабря 2012 10:00 / Общество

Постановление о сохранении и развитии исторического центра Петербурга приняли еще 11 лет назад, и никто его не отменял.

Документ, подписанный губернатором Владимиром Яковлевым в мае 2001 года, до сих пор имеет статус действующего. Утверждался он в развитие федеральной программы, принятой еще в 1996 г., согласно которой исторический центр Петербурга должны были привести в полный порядок к 2010 году.

Тридцать лет тому вперед

Странная складывается ситуация. Детально проработанной, обоснованной программы сохранения и развития исторического центра Петербурга у Смольного нет, однако постановление о реализации таковой на двух выбранных пилотных территориях уже принято. Обойдется это городскому бюджету почти в 70 млрд рублей. Меж тем горожанам до сих пор не представлен отчет об исполнении программ-предшественниц, а было их немало. Соответствующая концепция, разработанная мастерской генерального плана ЛенНИИпроекта, стала составной частью генплана-1985, а двумя годами позже была утверждена СовМином СССР. В 1990-м вышло решение Ленгорисполкома «О разработке Комплексной программы развития и сохранения исторически сложившегося центра Ленинграда на период до 2005 года», закрепленное затем на федеральном уровне постановлениями СовМина. В 1994-м в развитие той же темы появляются поручение правительства РФ и распоряжение мэра северной столицы. В рамках исполнения этих документов 16 мая 1996 г. правительство РФ утверждает федеральную целевую программу «Сохранение и развитие исторического центра г. Санкт-Петербурга». На ее реализацию отводится срок до 2010 года, затраты оцениваются в 120 триллионов рублей (в ценах 1995 года) — 28% предполагается покрыть за счет средств федерального бюджета, 31% — городского, 41% — внебюджетных источников. В отличие от демонстрируемого теперь подхода тогда задаче сохранения культурного наследия действительно отводилась первостепенная роль: треть всей суммы (40 трлн) отписывалась на реставрацию памятников, исполнить эту задачу надлежало прежде всего в рамках первого этапа программы.

Среди обозначенных разработчиками (ЛенНИИпроект) главных проблем опять-таки на первом месте было «разрушение и утрата памятников истории и культуры, архитектурно-градостроительного и ландшафтного искусства».

Среди обозначенных разработчиками (ЛенНИИпроект) главных проблем опять-таки на первом месте было «разрушение и утрата памятников истории и культуры, архитектурно-градостроительного и ландшафтного искусства».

Город для человека

И если сегодняшний подход, по сути, рассматривает исторический центр прежде всего как набор привлекательных для «инвесторов» объектов недвижимости, то программа-96 провозглашала своей целью «возвращение Санкт-Петербургу роли уникального центра мировой и российской культуры». Для ее достижения предлагалось, помимо реставрации и восстановления памятников, реализовать комплекс мер, направленных на создание благоприятной среды, повышение качества образования и медицинского обслуживания, а также общей культуры и духовного развития населения. Эти меры предусматривали сооружение современных центров утилизации и переработки отходов, водоочистки, ужесточение норм контроля за содержанием окиси углерода в выхлопных газах автомобилей, преимущественное развитие экологически безопасных видов городского транспорта (метро, троллейбусное и трамвайное сообщение), масштабное озеленение; ремонт и реставрацию существующих, а также строительство новых театров, кинотеатров, библиотек, концертных залов, детских садов; возвращение школам зданий, необдуманно переданных под иные функции; модернизацию и развитие объектов здравоохранения и социально-бытового обслуживания; создание условий для активного отдыха и занятий спортом.

Особо отмечалась необходимость вывода из центра промышленных предприятий — таковых на тот момент насчитывалось 340 и занимали они более 520 га. В первую очередь предлагалось перебазировать или перепрофилировать 40 наиболее вредных для города. Вместе с тем подчеркивалось, что экологически безопасные, имеющие историческое и архитектурное значение предприятия должны оставаться в создававшихся под них зданиях.

Приоритет подлинности

Исторической функции вообще отводилось в этом документе особое место.

Исходили из того, что изменение предназначения исторических зданий при ненадлежащей их эксплуатации «приводит к дальнейшему разрушению и уничтожению» таких объектов. Предлагалось по возможности возвращать зданиям изначальную функцию, учитывать желательность ее сохранения при передаче объектов в аренду или их приватизации.

Думается, если бы такая рекомендация стала реальным руководством к действию, мы не потеряли бы подлинной петербургской застройки на углу Невского и Восстания (уничтоженной только потому, что торговый комплекс компании «Стокманн» по определению не мог вписаться в тела доходных домов), равно как могли бы избежать и многих других потерь, места которых обозначены теперь десятками прочих безобразных новоделов, признанных градостроительными ошибками.

В программе-96 было еще очень много полезного и — с позиций времен нынешних — удивительного. Указывалось, что работы по ремонту, реставрации и реконструкции исторических зданий должны быть направлены на сохранение их «уникальных особенностей». И проводить их надлежит «по индивидуальным проектам, с сохранением первоначальной комфортной планировки, интерьеров и отделки». При этом использовать технологии и материалы, близкие по своим характеристикам к применявшимся при первоначальной застройке. Предписывалось также разработать и внедрить строительные нормы и правила, «учитывающие специфику исторического центра Санкт-Петербурга», действенный механизм эксплуатации зданий — без чего, собственно, вкладывать очередные миллиарды в их «сохранение» не имеет никакого смысла. Предлагались также «демонополизация системы эксплуатации жилищного фонда», «привлечение средств населения для капитального ремонта» (не путем волевого включения в квитанции дополнительной строки, как теперь, а через «выпуск ценных бумаг, жилищные займы, обеспечение ссуд и льготных кредитов населению на ремонт жилья»).

Программа предусматривала реставрацию и ремонт не только зданий, но и исторических кладбищ, памятников науки и техники, садово-паркового искусства. Отмечалось, что работы должны осуществляться преимущественно силами организаций «старой ленинградской реставрационной школы».

На первом этапе предписывалось выявить объекты наследия, находящиеся в особо опасном состоянии, и обеспечить незамедлительную консервацию, если город не обладает необходимыми ресурсами для их реставрации. В нынешней программе о консервации вообще ни слова. И термин «реставрация» не встречается ни разу. Тогда как в той, 16-летней давности, он попадается по нескольку раз на странице, а развитие соответствующей отрасли выделено в особую подпрограмму.

Планировалось «выделение реставрации в самостоятельную отрасль городского хозяйства», улучшение финансирования профильных научно-исследовательских и проектных институтов, развитие системы учебных заведений по подготовке специалистов-реставраторов, производства необходимых для работы на памятниках конструкционных и отделочных материалов, организация производств по восстановлению и реставрации металлического декора (включая художественное литье и кузнечные работы), изделий из камня и доломита, в привязке к ближайшим месторождениям. Все было продумано до мелочей — вплоть до «создания запаса качественных лесоматериалов» для нужд реставрации и «расширения питомников для реставрации садов и парков… а также исторических кладбищ, обеспечения необходимого ассортимента пород деревьев и кустарников».

Потерянные миллиарды

В 2001 году губернатор Владимир Яковлев подписал постановление городского правительства «О Концепции Генерального плана сохранения и развития исторического центра Санкт-Петербурга и его пригородов, включая дворцовые комплексы». Как пояснялось, разработана она была в соответствии с федеральной программой 1996 года. Контроль за выполнением постановления возлагался на вице-губернатора Александра Вахмистрова. В тот же и последующий год утверждались перечни объектов, идущих на реставрацию и реконструкцию в рамках означенной программы. Однако действие утвердившего ее постановления правительства РФ было признано «утратившим силу» в августе 2002 года. А в ноябре 2001 г. была принята федеральная целевая программа «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов (2002–2010 годы)», в рамках которой утвердили подпрограмму «Сохранение и развитие исторического центра г.Санкт-Петербург». На нее закладывалось 34 968,98 млн рублей (из них за счет федерального бюджета — 1661,39 млн). Однако в ноябре 2006 г. правительство РФ издало распоряжение о завершении федеральной программы. По каким причинам — не пояснялось. А Минрегионразвития той же осенью объявил конкурс на разработку концепции новой федеральной программы «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов (2008–2012)»…

Строго говоря, безвременно почившая федеральная программа десятилетней давности не решила никаких стратегических, комплексных, системных задач. А свелась к реставрации и реконструкции отдельных объектов в разных регионах.
В рамках ее петербургской подпрограммы в 2002–2006 гг. на 19 наших объектах (Петропавловская крепость, Смольный собор, Ботанический институт, Шереметевский дворец, Адмиралтейство и др.) было выделено 1,9 млрд рублей.
Как известно, и Ботанический, и Адмиралтейство, и Петропавловская крепость нынче вновь остро нуждаются в реставрации и ремонте. А, например, включенный в целевую программу Баболовский дворец по сей день пребывает в руинированном состоянии (в 2002-м была лишь предпринята «попытка консервации» Ванного павильона).

Между тем подписанное Владимиром Яковлевым постановление правительства Петербурга-2001 по-прежнему значится в разряде действующих документов.

Смольный же параллельным курсом разрабатывает новую программу сохранения исторического центра, сулящую освоение очередных миллиардов с непредсказуемыми для культурного наследия последствиями. Те наспех сделанные наброски, что представлены в приложениях к утвержденному 27 ноября постановлению по двум пилотным территориям, не выдерживают никакой критики.
Рассмотрев новую программу на своем заседании, совет Петербургского отделения ICOMOS (Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест) решил обратиться к федеральным и региональным властям с требованием пересмотреть ее положения, противоречащие задачам сохранения культурного наследия и нарушающие международные соглашения в данной сфере. Кроме того, программу предложено представить на суд ICOMOS и ЮНЕСКО.

По мнению экспертов, предложенная программа нацелена, по сути, на замещение нынешнего населения исторических кварталов на более состоятельных граждан. Председатель петербургского ICOMOS Сергей Горбатенко напоминает в этой связи о принятом Генассамблеей ICOMOS документе под названием «Принципы Валетты», провозгласившем: носителями культурного наследия выступают сами жители исторических городов, поэтому состав населения очень важен и должен сохраняться так же, как и сами объекты наследия.

В случае реализации смольнинской программы достанется, похоже, и тем и другим. Руководитель первой мастерской НИПЦ генплана Борис Николащенко высказал опасение, что предлагаемый подход приведет к зачистке внутренней застройки кварталов с возведением на ее месте современных зданий. Попутно потребуется сооружение подземных паркингов и соблюдение прочих современных нормативов по освещенности, противопожарной безопасности — а им историческая застройка не соответствует. В итоге «от старого города останутся только муляжи фасадов», — предостерегает архитектор.

Подвергся критике и выбор территорий для «пилотных» проектов — в сравнении с другими зонами центра там как раз состояние исторических домов вполне благополучно (на одной нет ни одного аварийного здания, на другой только два), да и львиная доля коммуналок расселена. И, кстати, как напомнил руководитель первой мастерской НИПЦ генплана Борис Николащенко, доля коммунальных квартир в Петербурге за последние 20 лет снизилась с 60 до 17% без копейки бюджетных денег — только силами самих жителей, инвесторов и риелторов. По мнению депутата Алексея Ковалева, оба проекта служат прежде всего «облагораживанию» территорий вокруг мест приложения интересов двух крупных инвесторов (братьев Зингаревичей и Романа Абрамовича). Недоумение экспертов вызвали и заложенные на обследование зданий суммы — миллиард рублей. Притом что в целом предполагается обойтись обследованием «визуальным», и лишь «при необходимости» прибегнуть к «инструментальному».

А ведь многие годы этой работой профессионально занимался ЛенЖилНИИПроект, располагающий колоссальной базой данных о состоянии зданий, сведениями по проведенным капитальным ремонтам и проч.

Нас же ознакомление с программой-1996 подвело к еще одной мысли: зачем оплачивать разработку чего-то нового, к тому же исполняемому так наспех, непрофессионально и во вред культурному наследию, когда есть напрасно забытая альтернатива, предлагающая не решение сиюминутных задач и обслуживание чьих-то интересов, а внятную стратегию, способную реально обеспечить сохранение подлинного Петербурга.

И для начала неплохо было бы ознакомить горожан с отчетом по прежним программам — сколько денег потрачено, каковы конкретные результаты.

Кто за это ответит?

 



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close