Сиверцы устали ждать

Сиверцы устали ждать

14 марта 2013 10:00 / Общество / Теги: дрозденко, ленобласть, экология

Диета из обещаний и сокрытия информации вызвала у защитников леса острую аллергию.

В прошлом сентябре окончилась проверка рабочей группы при губернаторе Ленобласти, которая должна была расставить точки на «и» в вопросе законности приватизации Сиверского леса. Активистов не удовлетворили результатами ее работы, но до поры до времени решили не обострять конфликт: осенью Александр Дрозденко обещал, что при содействии исполнительной власти прокуратура со всем разберется. Прошло полгода, и общественники были вынуждены признать: их развели.

Никуда не деться от лесного фонда

«Сегодняшняя пресс-конференция в Институте региональной прессы — первая наша акция в серии протестных действий, — объяснил член инициативной группы (ИГ) Модест Соколов. — Следующая акция — жалоба в Генпрокуратуру на бездействие Прокуратуры Ленобласти».

ИГ «Защитим Сиверский лес», по словам активистов, сталкивается с препонами со стороны всех возможных ведомств, поэтому так трудно доставать документы; а некоторые из тех, что удалось добыть, противоречат друг другу (подробнее о проблемах см. «Новую» № 64 от 2012 года). Однако несколько неопровержимых выводов общественникам все же удалось сделать.

Во-первых, они установили, что в советское время территория Сиверского леса являлась лесным фондом, а местный лес считался лесом первой группы (который по новому Лесному кодексу относится к защитным). Об этом свидетельствуют материалы лесоустройства 1982 года (где лес обозначен как квартал № 136 Заречского лесничества), а также Список парков леспроекта Комитета по лесу 1988 года, в котором парк «Лесное» в п. Сиверский площадью 37 га относится к гослесфонду.

Когда же земли лесного фонда превратились в земли поселений (что впоследствии позволило их приватизировать и, изменив назначение земель на ИЖС, продавать здесь участки под коттеджи)? Единственный ответ, который раз за разом получают общественники, — это ссылки на решение президиума Гатчинского райсовета народных депутатов 1991 года. Заметим, однако, что копия данного решения хоть и заверена архивным отделом администрации Гатчинского муниципального района, но вызывает некоторые подозрения: это не собственно светокопия решения, а всего лишь его поздняя перепечатка.

Но даже в этой перепечатке, как ни странно, речь идет о «передаче в ведение Сиверского поселкового совета из земель Гатчинского мехлесхоза» среди прочих и квартала № 136… но другого лесничества — не Заречского, а Рылеевского!
Более того, все ведомства, не стесняясь, подтверждают: перевод лесов первой группы мог быть осуществлен только по решению Совета Министров СССР (позже — Правительства РФ), и решение местного совета — вовсе не основание для изменения категории земель. Однако ни подобного решения, ни даже акта передачи земли из лесного фонда в земли поселений сиверцы, сколько ни бились, нигде не смогли обнаружить.

Соответственно, логичный ответ на вопрос, каким образом бывший лесной фонд оказался в распоряжении местных властей, может быть только один: в результате махинаций. Однако рабочая группа при губернаторе вовсе не заинтересовалась изменением категории земель — они вообще не стали рассматривать этот вопрос, несмотря на то что входившие в группу активисты из «Защитим Сиверский лес» неоднократно поднимали эту проблему на заседаниях. А прокуратура в общей сложности уже два года «проводит проверку» по изложенным фактам: как следует из последнего ответа общественникам, в очередной раз проверка продлена до 19 марта.

Между тем единственным логичным и законным выходом из ситуации защитники Сиверского леса видят его возвращение в лесной фонд.

Кадастровая пропасть

В 1999 году территория Сиверского леса (38,5 га) кадастрируется как «земли поселений». Ладно, пусть — в нарушение закона вырвали кусок земли у лесного фонда. Но почему в кадастровой выписке, полученной общественниками, отсутствуют сведения об обременении — нахождении здесь лесов первой группы? Дело ведь не в бумажках — реликтовый лес сам по себе подлежит охране государством.

Разрешенное использование этого участка в соответствии с кадастровой выпиской: «Для детского спортивно-оздоровительного центра «Лесное», который, собственно, находился здесь с советских времен; адрес — Пионерский пр., 10.
— Не снимая с учета этого земельного участка, как бы внутри него затем создают новый, площадью 30,5 га, и дают ему адрес пр. Пионерский, д. 10а, — рассказала журналистам член инициативной группы Надежда Густякова. — То есть получается два разных кадастровых номера на одну и ту же землю! При этом «новый» участок официально не является наследником предыдущего, а как будто абсолютно новорожденный, чистый — что сделано, видимо, для того, чтобы уже никак нельзя было связать его с лесным фондом. Позже именно на этом участке, не обратив никакого внимания на солидарный протест жителей во время общественных слушаний, изменили вид разрешенного использования на индивидуальное жилищное строительство. Затем участок стали делить на более мелкие и их продавать под коттеджи — на сегодняшний день распродана одна пятая площади.

Кстати, вопрос двойного кадастра был довольно подробно рассмотрен рабочей группой при губернаторе, однако никаких внятных предложений внесено не было, и ситуация до сих пор не меняется.

К счастью, строительство в Сиверском лесу пока не ведется — после первой попытки рубки два года назад новый владелец земли, ООО «Лесное-2», больше не пытался уничтожать реликтовые деревья. Незаконная рубка (она велась ради строительства дороги — без разрешения на строительство, которое невозможно получить без генплана, правил землепользования и застройки, а также проекта планировки и межевания, которые отсутствуют для этой территории) так и не заинтересовала правоохранительные органы. Однако активисты инициативной группы, работающие по этому направлению совместно с экологическим правозащитным центром «Беллона», не оставляют попыток вывести виновных на чистую воду.

P.S.Вопрос с жильем пенсионера Зураба Пирцхаладзе, дом которого сначала (без обременения в виде прописанного жильца) был продан ООО «Лесное-2», а затем, прошлой осенью, сгорел — до сих пор не решен (подробнее см. «Новую» № 67 за 2012 год). Сейчас Зураб живет у знакомых.

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close