Каких детей потеряли российские родители

11 апреля 2013 10:00 / Общество

Во Франции они стали артистами, дизайнерами, музыкантами. Кем бы эти сироты стали в России?

Мартовский день 1992 года был пасмурным и снежным. У серой стены дома ребенка выстроилась шеренга из дюжины одетых в одинаковые шапочки и клетчатые пальтишки ребятишек. На лицах маленьких человечков не было никаких эмоций. Они смотрели на чужих взрослых, которые к ним пришли, безразлично и со скукой. Не прыгали, не бегали, не толкались, как обычно это делают дети, а тихо стояли у стены. Этакие маленькие старички, которым неведомы слова «мама» и «папа»…

Маленькие старички

В тот день должен был обрести семью один из воспитанников, малыш Саша, которому едва минул годик. Все готово было к его проводам, и все с нетерпением ждали этой встречи. Увидев Мишель и Доминик Грамон, приехавших к нему из Франции уже в третий раз, Саша смело затопал к будущему папе. По словам супругов Грамон, Саша научился улыбаться буквально со второй встречи!.. Научился… А до этого был таким же маленьким старичком.

Когда делали фото на память — с воспитателями дома ребенка, с новой семьей и крестной мамой, колпинской учительницей Зоей Горбачевой, — никто еще не знал, какой будет Сашина новая жизнь: малыш был болен. Родители Саши рассказали, что договорились с врачами во Франции и как только приедут, сразу же пойдут на прием. Впрочем, они были уверены, что смена климата, тепло и забота одолеют недуг.

Саша с родителями покидал дом ребенка, а дюжина маленьких одинаковых и одиноких человечков, выстроившаяся у серой стены, провожала их равнодушными глазенками…

Так Саша стал Ронаном

Это было в начале 90-х, когда иностранцы только начинали брать в свои семьи российских сирот. А началось все с давнего знакомства двух учительниц: французского языка — Зои Горбачевой и русского языка — Франслины Пиго, которые встретились еще в студенческие годы. В годы железного занавеса связь между ними прервалась на 25 лет. Но потом дружба возобновилась и переросла не только в дружбу семей, но и городов — Колпина и парижских пригородов Люзарш и Шамонтель.

Семья Грамон и Зоя Горбачева. Фото В. Алынина, 1992 год.

В первые годы деятельности колпинской ассоциации «Народная дипломатия», созданной в 1990 году, к ее президенту Зое Горбачевой обратились супруги Грамон — Мишель и Доминик. Они работали в том же лицее в Люзарше, где и Франслина. И очень хотели усыновить ребенка. Доминик беспокоило, что еще пару лет — и ей бы не удалось осуществить мечту из-за критического возраста для усыновления. А когда появились дружеские связи с Россией, то супруги, посоветовавшись с Франслиной, решили попробовать свое счастье у нас.

Часто будущие родители, рассказывая о своих ощущениях и переживаниях во время поиска будущего ребенка, говорят о том, что сердце безошибочно чувствует именно своего малыша. Так случилось и во время знакомства с Сашей, который сразу же привлек их внимание. И он, казалось бы, такой маленький еще, но тоже потянулся к ним с явным доверием. Во время третьего приезда в наш город им наконец удалось забрать малыша, пройдя все необходимые процедуры, собрав документы и получив решение суда. Сашу назвали Ронаном.

Саша-Ронан Грамон. 2012 год.

Через пару лет супруги Грамон решили еще раз стать папой и мамой — теперь для русской девочки. Так в 1995-м в семье появилась белокурая Светлана, которую нарекли новым именем Маэль.

В том же году друзья Грамонов — Себастьян и Анна Шапю из Марселя — тоже решили взять ребенка из России. Первой стала девочка Клара, а через три года в этой семье появился и русский мальчик, получивший имя Робэн. А в 1995-м Зоя Горбачева вновь стала крестной мамой девочки, которую приемные родители Патрик и Режина Арно назвали Марина-Зоя.

Вот так пятеро российских детей обрели новую жизнь во Франции. Маэль Грамон уже 19, она прекрасная шахматистка. Красавице Марине-Зое Арно исполнилось 20, она настоящая модель — высокая, стройная, с черными кудрями; окончила Школу прикладного искусства, занимается художественной вышивкой по ткани. А вот Робэн Шапю, некогда худенький малыш, принят в балетную студию парижской «Гранд-опера»! И это при конкурсе 18 человек на место!..

Знали бы их российские родители, от каких замечательных, одаренных талантами, добрых, открытых для любви и созидания детей они когда-то отказались!

Когда мы были в Люзарше, с Сашей-Ронаном нам увидеться не удалось, зато голубоглазая Маэль разглядывала нас с явным любопытством: мы были из России. Можно представить, что в эти минуты чувствовали ее родители. Особенно чутко наблюдала за нами мама Доминик. Ведь дети, которых они привезли из России, были совсем маленькими, а супругам Грамон было в те годы уже за сорок.

Светлана-Маэль Грамон. 2012 год.

И радость первых слов, и горечь детских слез, болячки и болезни, бессонные ночи и школьные успехи — разве все перечислишь, что пришлось им вместе пережить.
Французские приемные родители не скрывают от своих детей тот факт, что родом они из России. Они никогда не обсуждают их российских родителей и их поступки, но обещают, что дети обязательно побывают на своей родине. На днях Зоя Федоровна получила письмо из Франции, которое без волнения читать невозможно:

«Дорогая Зоя!
 

Как это приятно, что ты не забываешь нас. Сколько добрых воспоминаний храним мы в наших сердцах от посещений Петербурга и Колпина, от той заботы, которую мы постоянно ощущали у вас. А самое лучшее напоминание нам обо всех вас и о вашей стране — это наши любимые дети. Они очень быстро растут. А давно ли мы брали их в ваших детских домах, совсем-совсем маленькими?

Ронан поступил в Школу Game Art, готовящую специалистов по созданию видеоигр. По окончании школы он будет учиться в Париже, в Институте прикладного искусства. Там он сможет научиться выражать богатство своего внутреннего мира, того мира, который подчас бывает нам недоступен в силу нашей занятости. Но люди, близкие ему по вкусам, по художественным пристрастиям, очень ценят его.
Маэль, с присущей ей волей, уверенно идет к намеченной цели. Она хочет стать фотографом модной одежды, а возможно, и создателем модных брендов.

Ты видишь, и тот и другой обладают ярко выраженным художественным вкусом. А плюс к этому у Ронана абсолютный музыкальный слух, он играет на электрогитаре, саксофоне и ударных. Маэль тоже очень увлечена музыкой. Она с удовольствием играет на пианино. Должна тебе сказать, что с самого раннего возраста наших детей мы старались развивать в них заложенные природой способности. Мы радуемся, что они многим интересуются. Это особенно поразительно на фоне полной апатии их сверстников.

О себе. Жизнь у меня похожа на водоворот. Я кручусь, работаю, по-прежнему — учителем физкультуры в лицее. И по-прежнему с огромным желанием, потому что уверена: профессия учителя — лучшая профессия в мире. Мишель вышел на пенсию в январе. Пока еще не знает по-настоящему, чем можно заняться пенсионеру.

Мы постоянно думаем о тебе и мысленно благодарим тебя за доброе участие в судьбе нашей семьи. Спасибо! Желаем тебе здоровья и очень хотим увидеть тебя в нашем доме.

Обнимаем. Доминик и Мишель Грамон»