Римский путь
Фото: Храм Отца Милосердного (арх. Ричард Майер, 2003 г.) на окраине Рима.

Римский путь

13 мая 2013 10:00 / Общество / Теги: памятники, стройка

Сохранение наследия в условиях современного мегаполиса не только возможно, но и выгодно, подтверждает опыт итальянской столицы.

«Нельзя жить в городе-музее!» — стращают нас противники неприкосновенности исторической застройки. Корреспондент «Новой» пошел на отчаянный шаг, предприняв недельное погружение в зону особой опасности — Вечный город. Выжил. И вернулся на берега Невы с твердой убежденностью в том, что римский путь развития через сохранение наилучший для Петербурга.

За высоким искусством идите в баню

Рим опровергает дурацкое противопоставление сохранения развитию самим фактом своего существования. Вполне счастливого и гармоничного. Гений места оберегаем и почитаем. Здесь понимают цену не только старым стенам, но и изначальной, исторической функции. Что приносит и вполне ощутимую прибыль рачительным владельцам какой-нибудь шоколадной лавки с конфетами ручной работы, не меняющей адреса третий век кряду, и куда влечет гурманов слава поставщика сладостей ко двору королей Савойской династии. Или хозяевам популярной поныне винной лавки, открывшейся на via Golio еще в 1821 году. Или владельцам ресторана, готового предложить блюда, которыми здесь потчевали Рабле.

Руины терм Каракаллы на окраине старого города в августе становятся естественными декорациями для оперной и балетной классики, представляемой Opera di Roma.

А на острове Тиберина, где в XVII веке был устроен чумной лазарет, по решению городских властей теперь каждое лето разворачивается центр кино: с наступлением темноты под открытым небом показывают итальянские и фестивальные фильмы (те, кому жаль отдать за билет 5 евро, могут смотреть кино и бесплатно — с моста напротив или с набережной Тибра), в павильонах по соседству проходят мастер-классы и лекции.

В периферийных районах последовательно претворяются принципы градостроительства постиндустриального общества, основанные на понимании исторического наследия как фактора городского развития. Приспосабливаются к новой жизни заброшенные фабрики, мыловарни, склады. В стенах памятников промышленной архитектуры обустраивают клубы и танцполы, концертные площадки и выставочные залы. Одной из самых необычных экспозиций стало представление античной скульптуры и древних мозаик в интерьере восстановленной электростанции начала XX века, среди пахнущих машинным маслом исправных старых турбин. Поначалу античные экспонаты предполагалось разместить здесь на время, пока были закрыты на реставрацию оба дворца на Капитолии. Но эффект демонстрации мраморных статуй на фоне машинного отделения превзошел ожидания и вызвал такой интерес публики, что обеспечил новому музею право на дальнейшее полноценное существование.

В отношении зданий, представляющих историческую и архитектурную ценность, в Италии действуют льготы на ремонт и реконструкцию, а также при уплате налога на недвижимость ICI (Imposta Comunale Immobiliare).

Выставка достижений фашистского хозяйства

Неприкосновенность старого города вовсе не стала смертным приговором для римской урбанистики. Деловой центр итальянской столицы растет к юго-западу от центра исторического: в район EUR (возникший при Муссолини, когда власти Италии намеревались отметить 20-летие фашистского режима строительством комплекса так и не состоявшейся Всемирной римской выставки — Esposizione Universale Romana) с 1960 — 70-х годов стали перебираться министерства и банки, офисы крупных компаний, теперь он стал местом престижных и весьма дорогих жилых кварталов. Город-спутник с ультрасовременными зданиями, строящийся в рамках проекта расширения Рима, призван был по замыслу Дуче стать демонстрационной площадкой достижений фашистской Италии и затмить памятники старого Рима. О масштабе тех планов напоминает сегодня возвышающийся над искусственным озером Дворец труда — опоясанный аркадами внушительный беломраморный куб, получивший ироничное прозвище «квадратный Колизей».

Попытка Муссолини вернуть Риму имперское величие сопровождалась и зачисткой исторических кварталов с прокладкой новых магистралей. В том числе той, что взрезала площадь Святого Петра — куда воткнулась прорубленная по живому, сквозь средневековые кварталы, широкая улица Примирения (via della Conciliazione).

Нынче принцип охранной грамоты для исторического центра соблюдается весьма строго. Случаи внедрения в сложившуюся ткань старого города единичны и неизменно порождают бурные споры.

Наиболее яростную полемику вызвало современное здание хранилища «Алтаря мира» Октавиана Августа, открытое в 2006 году и ставшее первой в исторической части новой постройкой послевоенного времени. Хотя решение, предложенное архитектором Ричардом Майером, представляется вполне сдержанным.

Здание-«саркофаг» расположено на небольшой площади ниже уровня улицы, в отделке использован травертин (разновидность известняка, традиционного для Рима материала). Основные внешние поверхности образуют стеклянные навесные стены. Высота зоны вестибюля — всего 7,5 м, полностью остекленный зал над алтарем — 13 м. Доступна для осмотра и сохраненная стена прежнего павильона, выстроенного для защиты «Алтаря мира» в 1930-х по проекту любимого архитектора Муссолини Витторио Морпурго.

Боги и машины музея Centrale Montemartini в отремонтированной электростанции начала ХХ века.

Новое знает свое место

Куда более благосклонно была воспринята другая работа Майера — открытая в 2003-м церковь Отца Милосердного в спальном районе итальянской столицы. Новый католический храм, замышлявшийся к 2000-летию христианства, напоминает белоснежный корабль под тремя парусами, олицетворяющими Святую Троицу, а зеркальная поверхность уложенных перед ним плит символизирует воду Крещения. Храм спроектирован так, что всегда наполнен светом, но прямой солнечный луч проникает в него лишь раз — 22 июня, в день летнего солнцестояния, он проходит внутрь через небольшое окошко, вычерчивая на полу сияющий крест.

Уникально не только архитектурное решение, но и использованные современные технологии. Ослепительно белый бетон — разработка новаторов, прибегнувших к добавлению диоксида титана, наделяющего покрытие функцией самоочищения. Катализатором, способствующим многократному ускорению окисления, выступает солнечный свет. Под его воздействием диоксид титана начинает усиленно поглощать из воздуха выхлопные газы и смог, а также разлагать имеющиеся на поверхности бактерии, споры и плесень на воду, соли и кислород. Проводимые с момента открытия храма замеры позволили установить, что от внешних загрязнений очищаются не только его стены, но и воздух в радиусе 2,5 м от фасада — примесей различных газов в нем примерно на 70 % меньше, чем в среднем по городу.

Музей искусства XXI века (арх. Заха Хадид, 2010 г.).

В 2010 г. к западу от старого города, в промышленном районе появился музей искусства XXI века (МАХХI), выстроенный по проекту Захи Хадид. По мнению критиков, на сей раз госпоже Хадид удалось обуздать свойственное ей стремление к архитектурному вызову — она сумела вписать новое сооружение в сложившийся контекст. Под музей разрешили снести казармы Монтелло, оставив только фасад, где и организован главный вход в музей. Глухие бетонные стены, поддерживаемые рядами тонких колонн, плавные линии, контрастное сочетание белого и черного, сложная внутренняя структура из переплетающихся, перетекающих друг в друга галерей — эти и другие характерные для творчества Захи Хадид приемы нашли свое применение в ее римском проекте. Но при всей самобытности это новое здание не агрессивно, не претендует на доминирующую роль, не разрывает полотна старого города.

Высотные ограничения сопутствовали развитию Рима издревле. Император Август установил допустимый максимум в 20,7 м, Нерон после известного пожара понизил его до 17,8 м, Траян — до 17. В Средние века возник так называемый закон купола собора Святого Петра — запрещающий строить выше него (136 м). Доминирующая роль купола закреплена и в Латеранских соглашениях 1929 года — межгосударственных договорах, заключенных между итальянским государством и Святым Престолом. Мэр Рима Джанни Алеманно инициировал было кампанию за отмену этого табу применительно к городским окраинам. Но ему тотчас напомнили, что мэр не имеет полномочий для денонсации межгосударственных договоров.

Так что пока самым высоким остается небоскреб от архитектора Франко Пурини Eurosky Tower (в районе EUR), что ниже купола Святого Петра на 16 метров. К достоинствам этого проекта причисляют его экологическую составляющую: предусмотрены автоматическая переработка мусора в топливо, сбор и очистка дождевой воды, установка солнечных батарей.

От набора массы к развитию интеллекта

Под развитием (неизменно противопоставляемым сохранению) у нас отчего-то подразумевают исключительно разрастание вширь и ввысь. В этой своей упертой настойчивости напоминая туповатых родителей, преисполненных самодовольства оттого, что их напичканный плюшками ребенок дает рекордный прирост массы тела. Не задумываясь о гармоничном росте человеческой личности — подразумевающей развитие и ума, и души, и интеллекта. Рим, наследуя традиции античной культуры, показывает пример именно такого развития исторического города как живого организма. Где комфортно людям, где бережно относятся к наследию природному и архитектурному, именно его принимая в расчет как фактор городского развития. Где есть место современным технологиям и достойной развитого человека культуре бытования — от раздельного сбора и утилизации отходов до гуманного отношения к животным. Мы же, талдыча «Город должен развиваться!», забивая в программы реновации центра демагогические установки на достижение неких европейских стандартов, продолжаем гадить где ни попадя, сваливать кучами мусор и снег с реагентами, травить и отстреливать собак, истреблять зеленые легкие мегаполиса и дербанить народное достояние, сдавая одну территорию за другой алчным хапугам, именуемым почему-то инвесторами. Опомнитесь. Римским путем идите, товарищи! Он прекрасен. И сдается, только этим путем следуя, обретет свое спасение и Петербург.

Справка «Новой»

Исторический центр Рима, как и Петербурга, является объектом всемирного наследия ЮНЕСКО. С 2011 года в Риме действует туристический налог: за каждый день пребывания гость итальянской столицы платит 2–3 евро (в зависимости от класса размещения). Этот сбор позволяет пополнять городскую казну на 60–80 млн.

Ежегодно Вечный город посещает до 12 миллионов человек. Показатель посещаемости неуклонно растет — за 2010–2012 гг. он увеличился на рекордные для мировой туриндустрии 25 процентов. Туристическая сфера дает работу 250 000 римлян (население итальянской столицы — 2,7 млн).
В мировом рейтинге Италия занимает 4-е место по доходам с туристической отрасли — на нее приходится 12 % ВВП страны.