Областной суд присягнул первым

19 июня 2003 10:00

Рабочий день у них начинается с ламинированных карточек с номерами - от одного до пятнадцати, которые положено крепить на грудь по типу бейджей. На все месяцы процесса двенадцать основных присяжных и трое запасных забывают свои имена-фамилии и откликаются только на номера. Даже в своей святая святых - совещательной комнате - им не советуют обращаться друг к другу по имени, чтобы это не вошло в привычку и не промелькнуло в зале суда. Нам неизвестно, отмечались ли в других регионах случаи давления на присяжных (напомним, в девяти субъектах суд присяжных был введен - в качестве эксперимента - еще в 1993 году). Но провернуть это достаточно легко, особенно в небольших городах, где списки кандидатов в присяжные заседатели печатаются в газетах.



Петербург оказался в числе последних регионов, в которых заработает суд присяжных. Вряд ли это произойдет раньше чем через год, в то время как в провинции присяжные уже успели вынести несколько сотен вердиктов. Дела, в которых подсудимыми проходят петербуржцы, вылеживают в суде свою отдельную очередь, которая может растянуться уже не на месяцы, а на годы. Но все, видимо, свято верят в статистику, которая показывает: присяжные выносят оправдательный вердикт в десять раз чаще, чем профессиональные судьи (18 процентов против 1,7).
Так получилось, что областной суд обогнал городской - несмотря на явный дефицит условий. В здании Городского суда под присяжных оборудовано уже шесть залов, а у областного долгое время не было даже своего помещения: в новом здании на Фонтанке, 6, «завис» ремонт. Сейчас там работают только два зала. Тем не менее помещение для присяжных обставлено по евростандарту - там есть и прекрасно оборудованные туалеты, и электрочайники с холодильниками, и отдельная лестница, соединяющая совещательную комнату с судебным залом.
На прошлой неделе перед судом предстали трое подсудимых, обвиняющихся в незаконном изготовлении и хранении оружия, убийстве, покушении на убийство и разбое. Это 29-летний Вадим Дудин, 30-летний Сергей Елизаров и 36-летний Альберт Харитонович. Свою вину отрицают не только они: один из потерпевших, Константин Смирнов, даже потребовал, чтобы его не именовали в процессе «потерпевшим», потому что он «не уверен, что именно эти люди в меня стреляли». Задав господину Смирнову пару вопросов типа «подвергались ли в декабре позапрошлого года некоему физическому воздействию?» и «известно ли вам, что по факту этого происшествия возбуждено уголовное дело?», судья мягко разъяснила, что потерпевшим ему придется быть независимо от собственного желания.
Что же произошло близ поселка Ново-Девяткино в декабре 2001 года? Согласно обвинительному заключению, три приятеля решили «кинуть» коммерсантов из Мурманска, разъезжавших по невским деревням и скупающих цветной и черный лом. Вадим Дудин пообещал мурманчанам - двум братьям Константину и Дмитрию Смирнову и Игорю Бородину - груз отработанных алюминиевых гильз, которые ему якобы поставляли офицеры воинских частей близ Всеволожска. По словам Дудина, всю операцию по погрузке взвалят на плечи солдат, а от Смирновых и Бородина потребуется только одно - передать ему 10 тысяч долларов. Убитый впоследствии Игорь Бородин не имел конфликтов с законом, зато два его партнера - братья Дмитрий и Константин Смирновы - были в 1994 году осуждены за хищение госимущества и укрывательство преступлений. Так что калачами они были тертыми, но ловушку почему-то не заподозрили. Харитонович довез «клиентов» якобы до места сделки, а на самом деле - до засады. Из кустов грянули ружья. Бородин был убит на месте, Константин Смирнов получил две пули в шею, а его брат не пострадал. Он и вызвал на место «скорую помощь».
Выйти на Дудина удалось благодаря его же нетерпеливости: через пару часов после бегства стрелков с места преступления Дудин позвонил своему знакомому по зоне и предложил ему съездить на место убийства и разведать обстановку - долларов за пятьсот. Про убийство он своему приятелю не сказал, и тот был уверен, что речь идет о банальном ДТП. Ошибку «разведчику» разъяснили оперативники, которые уже вовсю работали на месте преступления и, конечно, зацепили его как подозрительного.
Допросы подсудимых, свидетелей и потерпевших займут, вероятнее всего, не одну неделю. Затем пройдут прения, где обвинитель и адвокат должны продемонстрировать не только знание кодексов и искусство выстраивать цепочки доказательств, но и подлинное судебное красноречие. После прений присяжные удаляются в совещательную комнату и не имеют права выйти из нее до вынесения вердикта. Вердикт состоит из ответов на три вопроса: было ли событие преступления, участвовал ли в нем обвиняемый и виновен ли он в том, что произошло. Если в течение трех часов присяжные не сумеют прийти к единодушному решению, вопросы будут ставиться на голосование. Чтобы оказаться невиновным, достаточно, чтобы за эту самую невиновность проголосовали хотя бы шестеро присяжных.
Подбирали заседателей с помощью избиркомовской базы, в которой зафиксированы не просто все питерцы, но те, кто занимает более-менее активную жизненную позицию, то есть участвует в выборах. Им и разослали приглашения с предложениями. В первый день процесса с повестками явились сорок человек: десять сразу же попросились домой по личным делам, а из оставшихся тридцати половину, в соответствии с кодексом, отсеяли...
Напомним, что стать присяжным может дееспособный гражданин России в возрасте от 25 до 70, не имеющий свежих судимостей, владеющий русским языком и не имеющий выраженных физических увечий типа слепоты или глухоты.
Известно, что оба прокурора в процессе, не говоря уж о судье, проходили специальную стажировку в Москве, где с ними делились опытом судьи, уже успевшие поучаствовать в «процессах двенадцати». Простые присяжные, конечно, не так подкованы: большинство из тех, с кем общался корреспондент «Новой газеты», вообще оказались в судье впервые. Но зато специально для них отпечатали «памятку присяжных», и в эту шпаргалку можно будет заглядывать даже во время заседания.

Мария ЮРЧЕНКО