Культурная революция

19 июня 2003 10:00

Как быть с культурой? В понедельник президент вместе с членами правительства и Госсоветом, собравшись в Георгиевском зале Зимнего дворца (том самом, где двести лет назад заседал первый Госсовет, учрежденный императором Александром I), думали над этим. Как быть с бедной - в самом прямом смысле этого слова - культурой... Думали, думали и придумали: да никак! Нет на нее у государства денег. Так что пусть ею теперь занимаются те, у кого деньги есть - толстосумы, меценаты, спонсоры и другие конкретные ребята. Которые, если уж за что возьмутся, то мертвой хваткой - потому что не чужое, свое...




«Мы должны... разрешить нормальную приватизацию памятников вне зависимости от их уровня и охраны», - заявил на заседании Госсовета министр культуры Михаил Швыдкой. Правда, он подчеркнул, что при этом нужно предъявлять высокие требования к новым собственникам и сохранить систему охраны культурного наследия со стороны государства, но все же «памятники нужно разрешить отдавать».
Министр культуры - не единственный энтузиаст в деле приватизации памятников. Говорят об этом и другие чиновники высшего уровня. И не только в Минкульте, но, к примеру, еще и в Госстрое. И ссылаются на то, что денег нет, а состояние памятников архитектуры по всей Руси великой плачевное.
- Из 80 тысяч памятников на территории России, - говорит Юрий Андрианов, заместитель директора Центра по охране памятников архитектуры Госстроя РФ, - 90% находится в ужасном состоянии. На всю страну мы по линии Госстроя имеем всего 180 миллионов рублей в год на сохранение памятников архитектуры. Это капля в море. Вся Владимирская область, например, получает всего 5 миллионов. А ведь там - знаменитое «Золотое кольцо», шедевры древнерусского зодчества: Владимир, Суздаль...
Кстати, для сравнения: в Петербург на подготовку к трехсотлетию закачали 60 миллиардов, благо событие мирового масштаба, да к тому же родной город президента... Но не будем отклоняться от темы.
Словом, в Госстрое тоже считают, что приватизация памятников архитектуры - это нормально. Говорят о том, что не стоит бояться, ведь это - мировая практика. Ну вот, к примеру, во Франции, где в долине реки Луары разбросано больше ста семидесяти замков, государство владеет от силы десятью. А вместе с тем все сто семьдесят прекрасно содержатся, выглядят «с иголочки» и исполняют свою роль музеев, принимая туристов.
Обсуждают приватизацию памятников и в Думе.
- В Петербурге, - говорит депутат Госдумы и лидер питерских «правых» Григорий Томчин, - уже сейчас можно с огромной выгодой продать до тысячи зданий-памятников (всего в северной столице около двух с половиной тысяч зданий, числящихся под охраной государства как памятники архитектуры. - Н.Д.). А на вырученные деньги можно начать масштабную реставрацию центра города.
На государство, считают новые «приватизаторы», надежды нет. Надежда только на частную собственность, на частника и его сугубо практический интерес, при этом, конечно, жестко ограниченный рамками законов. Нужно определить целевое использование здания, обязать восстановить и поддерживать его исторический архитектурный вид, воссоздать интерьеры (если они представляют ценность), обеспечить доступ посетителей к шедевру зодчества...
Все это, конечно, хорошо. Только не стоит забывать, что пример Франции или любой другой уютной благоухающей европейской страны может оказаться для нас пустым звуком. И разговоры об ограничении собственника рамками законов выглядят в России, как бы это сказать помягче, маниловщиной, что ли. Вспомним классику: суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Это еще Салтыков-Щедрин говорил. Вековая традиция, можно сказать...
Парадоксально, но факт. Мне уже приходилось писать на эту тему. В ответ пришло письмо... из той самой Франции, из города Парижа. Оно написано по-русски. Вот что там сказано (сохраняю орфографию оригинала).
«Я читала с интересом вашу статью о памятниках Петербурга. Я хотела бы только добавить, что это правда, что многие памятники во Франции принадлежат к частным, но они их получили на наследство от родителей. Кроме того, государство помогает их содержать. Иначе невозможно было бы... О приватизации памятников. Я работаю в крупной компании во Франции и знаю кое-что о приватизации. Средний уровень рентабельности - 15%. Достаточно считать сколько посетителей нужно, чтобы достигать такой уровень, считая сколько стоят памятники, их реставрация и содержание. Какой инвестор будет рисковать? Это же смешно думать об этом!... Франсуаза Фишо»...
Ну хорошо, а что же думают сами деятели российской культуры: частная собственность - это панацея или тупик? С этим вопросом я обратился к кинорежиссеру Юрию Мамину. И вот что сказал мне известный комедиограф:
- Меценатство? Это то, на что очень надеялись в самом начале перестройки. Говорили, что вот эти наши российские воры насосутся, а потом начнут отдавать деньги на благо общества. Но ничего подобного не произошло. Вложения в культуру с их стороны минимальны. Да и связаны они только с одним. Они начинают вкладывать деньги только тогда, когда в связи с какими-то государственными мероприятиями им дается клич от лица высших инстанций, как было, например, во время подготовки к трехсотлетию Петербурга. (Именно так администрация президента наскребла 300 миллионов долларов на реконструкцию Константиновского дворца. - Н.Д.)...
Я боюсь вот чего. Любой поступок, который совершается у нас от лица государства, имеет две стороны - светлую и темную. И слишком часто негативная часть перевешивает позитивную. Поэтому у нас в стране так опасно принимать любые решения. Хотя и стоять на месте, конечно, тоже нельзя... Культура, конечно же, приходит в упадок. И на ее спасение можно уповать разве только тогда, когда приходят такие масштабные праздники, как трехсотлетие Петербурга. Но ведь это бывает слишком редко. Да и делается это скорее для того, чтобы показать всему миру товар лицом, в целях такой вот государственной показухи, может быть и нужной, но показухи...
Так что я думаю, что при всех надеждах на светлое будущее можно предположить, что в этом случае, как и во многих других, начнутся дикие злоупотребления. Будет ли выигрыш для культуры или наоборот, предназначенные для культуры деньги куда-то бесследно исчезнут? Это предсказать невозможно. Но есть большая опасность... Особенно неприятно то, что сторонники нововведений всегда кивают на Запад: мол, там такие правила существуют и работают. Да, там они существуют и работают. А у нас могут привести к совершенно обратным результатам. Поэтому надо очень тщательно все просчитывать и иметь очень хорошо проработанное законодательство, которое могло бы пресекать злоупотребления. А у нас оно, как ни странно, не только этого не делает, а скорее работает на руку тем, кто хочет украсть и обогатиться...
Суждение, возможно, излишне резкое, но искреннее. Как говорится, ни прибавить ни отнять.

Николай ДОНСКОВ
фото Николай КУХАРСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close