Товарищ памятник

19 июня 2003 10:00

«Город-уникум», «город-памятник», «город-музей»... Нам, питерцам, повезло. Любой позавидует: среди такой красоты живем! Но гранит и мрамор - их ведь на хлеб не намажешь... Или намажешь? В пополнении нью-йоркской казны, например, доходы статьи «культура» играют первую скрипку (на втором месте - доходы финансовых корпораций). У нас же с точностью до наоборот: расходы по этой статье непомерны, прибыль - мизерна. «Петербург не в состоянии содержать такое количество памятников», - констатировал вице-премьер правительства России Герман Греф, предваряя открытие экономического форума. Чтобы город стал самоокупаемым, по расчетам вице-премьера, бюджет необходимо утроить.




Уличить по-парижски
Каждое четвертое здание в северной столице построено до 1917 года, и это, конечно, замечательно. Осознавать, что по той же самой лестнице, где поднимешься сейчас ты, ходил сам (поставьте любое громкое имя)... Осознавать здорово, жить тяжело. Вот лишь несколько цифр. Более 5 млн 842 тысяч кв. метров петербургского жилого фонда находится в аварийном состоянии. Около трети жилья имеет физический износ 60% и выше. И особенно, разумеется, плохи дела в исторической части города. На одном только Васильевском острове в неудовлетворительном состоянии пребывает - страшно сказать - половина жилых квадратных метров!..
Путь, по которому предлагает идти большинство специалистов, очевиден: расселять. Строить современные дома, создавать новую, комфортную для человека среду обитания и... И вот тут-то сразу возникает масса проблем. Во-первых, где строить? Во-вторых, что именно и по какому принципу? В третьих, кто имеет право? Ну и так далее. Законодательных актов и норм столько, что, если бы они все применялись, строительство было бы парализовано. Назрели реформы. А в товарищах согласья нет. Сколько чиновников, парламентариев, коммерсантов, ученых мужей и дам - столько и мнений, причем каждый тянет одеяло на себя. Скажем, депутат ЗакСа Михаил Амосов считает, что зло коренится в количестве земли, принадлежащей сегодня городу. Народный избранник со знанием дела ссылается на опыт Монреаля - процветающего канадского мегаполиса. А процветает он якобы потому, что 98% тамошней земли находится в руках частных структур и федеральных ведомств. Господин Амосов уверен, что в Питере за отправную точку сегодня следует принять предоставление кредитов на покупку земельных участков и максимальное упрощение процедуры покупки. Одновременно депутат апеллирует и к опыту Парижа: оказывается, петербуржец по сравнению с жителем французской столицы несказанно ущемлен, ибо в отличие от него не имеет свободного доступа к генеральному плану развития города. А следовательно, не может уличить того или иного застройщика в каких-то неточностях, то бишь в нарушении закона (а генплан - это закон) и отстаивать свои права в суде. «По телевизору постоянно рекламируют высотный жилой комплекс на Петроградской стороне, из окон которого будет виден Эрмитаж, Петропавловка... Весь город будет виден! Значит, и со всего города этот дом будет виден? Как подобное могли допустить?..»

Здесь построим бордель, а там - филармонию
«Концепция сохранения исторической «сердцевины» и концепция дисперсного «расползающегося» города идут вразрез», - в свою очередь считает зампредседателя Комитета по градостроительству и архитектуре администрации Петербурга Виктор Полищук. Вкладываться в старые районы, меньше осваивать новые? Но, как говорят профессионалы, «санация» обветшалого жилья часто настолько нерентабельна (ну не сделаешь из этой трущобы конфетку, как ни старайся), что проще снести. К тому же большинство населения, по данным социолога Романа Могилевского, предпочитает жить на окраине и за городом, а для этого каждой семье нужно иметь как минимум по «Запорожцу». При том, что транспортные артерии уже сегодня жестоко страдают от тромбоза. «Скоро у нас будет два миллиона автомобилей, - пообещал глава Комитета по транспорту городской администрации Алексей Чумак. - Это катастрофа. В свое время под давлением общественности свели на нет систему платных парковок, теперь у нас единственный выход - срочно ее возрождать. Причем стоить дефицитное место будет очень недешево. Только так можно отвадить из центра личные машины. Неудобно, да. А что делать?»
Впрочем, представления об удобной жизни у разных людей даже в рамках одного района весьма разные. Социолог Татьяна Протасенко рассказывает, что у парижан есть подробный социально-демократический (это не опечатка, именно демократический) атлас, где город зонируется по таким критериям, как пол, возраст, семейное положение. А также род занятий, уровень доходов, национальность - речь идет о людях, проживающих в данном месте. Ориентируясь на эти сведения, понятно, в каком квартале что нужно строить и реконструировать (школы ли, магазины, мечети, казино), где какой транспорт развивать. По крайней мере, там, где живут пенсионеры, вряд ли имеет смысл открывать галерею бутиков... В городе на Неве ярко выраженных «гетто» пока нет, зато уже сформировались относительно однородные кварталы и целые микрорайоны с преобладанием дорогого элитного жилья. Среди них - Тверская, Шпалерная, Малая Конюшенная, Итальянская улицы, Дворцовая набережная, Крестовский остров, территория, прилегающая к Мариинскому театру. Вокруг последней уже несколько лет идут жаркие бои. Напомним, что ряд зданий в окрестностях Театральной площади собираются «ликвидировать как класс», а на освободившемся месте воздвигнуть новое суперсовременное здание Мариинки. Само собой, оппонентов у этой затеи достаточно: и ученые, настаивающие на целостности исторического ансамбля, и местные «аборигены», прикипевшие к родным краям и ни за что не желающие переезжать. Кто кого? Похоже, к концу июня в затянувшемся споре будет поставлена если не точка, то запятая.

В оперу с авоськой
В эти дни в двух огромных залах Академии художеств на Университетской набережной впервые доступны для широкого обозрения работы участников международного конкурса на проект Мариинского театра-2. Те самые «упрямцы» смогут наконец воочию увидеть, какому великому делу они противятся.
Победитель конкурса будет назван 28 июня. Жюри из 13 человек предстоит оценить 11 концептуальных проектов, пять из которых созданы петербургскими и московскими зодчими, шесть - американскими и западноевропейскими. Соревнуются исключительно представители сильного пола, причем отнюдь не мальчики: самому молодому конкурсанту, петербуржцу Андрею Шарову, 43 года (он выступает в паре с 65-летним Марком Рейнбергом, которого, кстати, отмечают среди пяти лучших архитекторов нашего города, проектирующих элитное жилье). Средний возраст участников порядка 60 лет, а самому опытному мэтру, токийцу Арата Исодзаки, 72 года. Любопытно, что в творческом тандеме «Боков - Романов» оба являются вице-президентами союзов архитекторов, первый - Москвы, второй - города на Неве. Под каждый конкурсный проект выделено по 30 тысяч долларов из федерального бюджета. Эксперты объясняют, что по мировым стандартам это копейки. По неофициальной информации, выигравший получит еще 100 тысяч долларов на доведение своего шедевра до ума.
Вице-премьер Герман Греф и художественный руководитель театра Валерий Гергиев, совместно осмотрев экспозицию, затем, независимо друг от друга, признали, что работы великолепны. И оба уклонились от высказывания предпочтений. Господин Гергиев - по причине того, что входит в состав жюри, господин Греф - поскольку представляет финансирующую проект организацию (Минэкономики). А инвестировать из федерального бюджета в конечном итоге придется от 60 до 80 млн долларов. Заметим, что ранее озвучивалась цифра 100 млн.
Первые рядовые зрители были не столь единодушны в оценках. «Разве это подходит для Санкт-Петербурга?» - выразил кто-то витавшее в воздухе мнение. Проректор академии Семен Михайловский восхищен фантазиями конкурсантов на уровне замысла, но... «Для реального воплощения все они не годятся», - сказал специалист «Новой газете». Всем досталось на орехи. Мариинку архитектора Перро сравнили с «золоченой шишкой», а Мариинку архитектора Скокана - с «супермаркетом». Покидая выставку, маэстро Гергиев счел нужным как бы оправдаться, подчеркнув: «Мы не портим Петербург». По его словам, «театр красив, но за ним - уродство. Не стоит бояться, что появится нечто более уродливое - это вряд ли!»

Валерия Стрельникова
фото Николай КУХАРСКИЙ