В намывной осаде

В намывной осаде

3 июня 2013 10:00 / Экономика / Теги: закс, полтавченко, экология

Исполнительная власть мечтает упростить процедуру согласования искусственных земель.

Идея намыть новую территорию и застроить ее посещает многих инвесторов, работающих в Петербурге. До последнего времени процедура получения разрешения на намыв была столь сложной, что предпринимались попытки самовольного создания новых земель. Однако с принятием федерального закона «Об искусственных земельных участках» процедура должна была крайне упроститься.

Восковник болотный собственной персоной.

Что хочу, то намываю

К счастью, петербургское Заксобрание пока не готово отдать согласование будущих намывов на откуп одной исполнительной власти. Закон Санкт-Петербурга «О реализации Федерального закона «Об искусственных земельных участках, созданных на водных объектах, находящихся в федеральной собственности» должен разграничить полномочия по согласованию будущих намывов между различными органами власти. В редакции закона, которую в конце 2012 года предложил губернатор Полтавченко, все согласования должны были идти исключительно через исполнительную власть, минуя муниципалов.

«Законодательное собрание взбунтовалось — депутаты хотят, чтобы любой намыв согласовывался также парламентом, и во втором чтении приняли соответствующую поправку», — объясняет Александр Карпов (ЭКОМ). По словам Карпова, сам федеральный закон «Об искусственных земельных участках», за полномочия по которому сейчас идет борьба, безобразный и игнорирует сложившуюся систему управления земельными и водными ресурсами. «Инициатором намыва может быть кто угодно, даже частное лицо, — утверждает эксперт. — И между желанием и реализацией лежит лишь несколько согласований с чиновниками, которые и сами могут быть инициаторами намыва. Не нужны слушания по изменению в генплан, по межеванию и планировке: теперь все будет делаться без даже формального участия жителей».

Склад песка на Сестрорецком Разливе.

Склады с перспективой

К чему может привести упрощение легализации намывов, журналисты убедились во время публичных экспертиз по южному и северному берегам Финского залива, организованных ЭКОМом, «Зеленой лампой» и «Друзьями Балтики».

На прибрежных акваториях вырастают «склады песка», по сути являющиеся новой землей, готовой для застройки. Один такой склад уже несколько лет не дает покоя предприимчивым людям в Ломоносове (он был создан изначально под намыв порта Янтарь, однако проект, к счастью, не движется) — постоянно возникают предложения по использованию новой территории.

Другой «склад песка» площадью около двух гектаров полгода назад появился на Сестрорецком Разливе. Заказчик работ — ООО «Технология».

«Действия компании по намыву не были согласованы: изначально они якобы занимались очисткой береговой линии от техногенных наносов, а на самом деле добывали песок со дна Разлива, — говорит Ольга Яковлева («Чистый залив»). — Намыв признан незаконным прокуратурой — компания должна была устранить нарушения до 10 мая. Они вывезли больше половины намытого песка — насколько нам известно, на строительство ЗСД, однако осталось достаточно, чтобы здесь можно было что-нибудь строить. После 10 мая никто уже ничего не вывозил».

Если компания, заказавшая намыв, растворится — на этой территории можно будет делать все что угодно. Ведь ответственных не будет: выносить предписание «вернуть как было» некому. А новая бесхозная земля по факту будет существовать и долго без дела не останется.

По словам Александра Карпова, незаконные намывы являются частным случаем самостроя. Ведь самострой — это не только незаконно возведенные здания, но еще и сооружения, то есть любая недвижимость: «Сейчас в ЗакСе рассматриваются поправки к закону «О градостроительной деятельности», касающиеся самостроя.

Суть закона в том, чтобы четко определить понятие процесса самовольного строительства (пока оно еще находится в процессе) и наделить правительство полномочиями по контролю и предотвращению самостроев. Закон прошел второе чтение и, видимо, пройдет третье. Неизвестно, как отреагирует на него губернатор: в правительстве мнения разделились: часть комитетов поддерживает закон, часть — наоборот».

Петербургский бальзам

Самый громкий намывной скандал Петербурга сейчас — конечно, планируемый Сестрорецкий намыв. «Новая» недавно писала о независимой экспертизе по проекту подводного карьера, откуда будут брать песок для «Нового берега» (см. № 37 за 2013 год).

Однако, по оценкам экспертов, изъятого из этого карьера песка хватит только на то, чтобы поднять намыв на высоту 0,5 м над уровнем моря — при запланированной высоте 4 метра. Откуда будут брать остальной песок — тайна.

«Новый берег» грозит уничтожением восковнику болотному — краснокнижному растению, прозванному «погибелью питерского застройщика», потому что из-за него строителям нередко приходится отказываться от своих планов. Однако в случае с Сестрорецким намывом сила явно на стороне «Северо-Запад Инвеста».

Северная часть намыва примыкает к бывшему лесопарку «Гагарка», который будет уничтожен — здесь хотят насыпать земли до 4 метров над уровнем моря и построить спортивные сооружения. При этом по акту Росприроднадзора от августа 2012 года здесь на 10 гектарах произрастает 600 тыс. экземпляров восковника. «Это, возможно, крупнейшая территория восковника во всем его ареале обитания: в России и других странах Балтики, — полагает географ Григорий Исаченко. — А «Северо-Запад Инвест» называет эту территорию депрессивным заболоченным регионом».

«Данные о восковнике на этой территории Комитет по природным ресурсам имел с 2006 года — несмотря на это, в 2009 г. территория была продана «Северо-Запад Инвесту» без обременения, — утверждает Александр Карпов. — Более того, это крупнейшее место обитания восковника вообще не упоминается в оценке воздействия на окружающую среду».

«На госэкспертизе эксперты предложили застройщику… пересадить восковник, — рассказывает географ Андрей Резников. — Был такой неудачный опыт при строительстве ЗСД. Пересаживать восковник — это полный бред, в первую очередь потому, что его некуда пересаживать. Восковник — растение живучее, и в исчезающие виды он попал потому, что уничтожаются места его обитания — низменности, прилегающие к крупным водным объектам».

Скандинавы издревле добавляют восковник в крепкие алкогольные напитки, чтобы придать им мягкий пряный вкус. По мнению Андрея Резникова, вместо того чтобы уничтожать знаменитое растение, можно было бы придумать собственный бренд — скажем, «петербургский бальзам». «Если популяция восковника в «Гагарке» будет уничтожена, это прямо подпадает под уголовную статью 259 «Уничтожение краснокнижных видов». До двух лет лишения свободы», — утверждает Резников.
Более того, по мнению экспертов, даже если застройщик пересмотрит свои планы и оставит «Гагарку» нетронутой, а примыкающую к ней северную часть намыва построят — восковник все равно погибнет, так как у болота не будет выхода к морю и гидрологический режим необратимо изменится.

На территории приговоренных к уничтожению лесных болот произрастают также редкие виды: фиалка топяная, крестовник болотный, дёрен шведский, тиллея водная. Как считают петербургские ученые, морское побережье нужно облагораживать, но не застраивать: должны остаться пляжи для рекреации и заброшенные заболоченные места — для природы.

Справка «Новой»

Лариса Калугина, жена председателя Комитета по земельным ресурсам Петербурга Валерия Калугина, является совладельцем ЗАО «Диалог», которое, в свою очередь, владеет 5 % акций ООО «Северо-Запад Инвест», осуществляющего намыв «Новый берег». Заметим, что именно Калугин в свое время выделял СЗИ землю в Сестрорецке по 25 руб. за квадратный метр.