Не всякий путь ведет к храму
Фото: Греческая православная посольская церковь во имя св. Димитрия Солунского.

Не всякий путь ведет к храму

10 июня 2013 10:00 / Общество / Теги: памятники

Воссоздание греческой церкви: Pro et Contra.

Обсуждение проекта строительства копии снесенной при строительстве БКЗ «Октябрьский» церкви переросло в дискуссию о подлинных и мнимых ценностях.

Принципиальный флюгер

О том, как планы реконструкции кассового павильона трансформировались в проект сооружения многоэтажного гостинично-офисного центра, «Новая» уже рассказывала (№ 55 за 2012 г.). Инвестор (ООО «Петростройинвест») и управляющая компания «Соло» рассмотрели 20 проектов, предложенных 8 творческими мастерскими — в том числе ООО «Архитектурная фабрика «32 декабря» Дмитрия Лагутина и ООО «АММ-проект» главного архитектора Петербурга Юрия Митюрева. Победа последнего, очевидно, стала для господина Лагутина неприятной неожиданностью — прежде он вполне успешно сотрудничал с этим же заказчиком, воплотив его прихоти в монструозном бизнес-центре «Лиговский» на месте снесенного дома Шаврина (Лиговский, 13 — XVIII–XIX вв.), также ранее находившегося в управлении БКЗ. Представляя на Градсовете тот гибрид из стеклянных параллелепипедов и имитации исторического фасада, архитектор Лагутин, помнится, заявлял: «В 1970-е годы произошел перелом: все обрадовались, что в центре Санкт-Петербурга появилась современная архитектура. В частности, Большой концертный зал «Октябрьский».

В сентябре 2011 г. господин Лагутин поспешил объявить в прессе о том, что именно его проект выбран тем же инвестором и для другого бизнес-центра (предполагаемого к строительству по соседству, на месте бывших билетных касс БКЗ) и будто бы одобрен градозащитниками. Но эти утверждения тотчас были опровергнуты Юрием Митюревым: главный архитектор города заявил, что проект «Архитектурной фабрики «32 декабря» не согласован и не будет согласован КГИОП, а инвестор порвал отношения с данным проектировщиком.

Отвергнутый инвестором проект бизнес-центра от «Архитектурной фабрики «32 декабря» Дмитрия Лагутина.

Так теперь видится Дмитрию Лагутину «восстановление исторической справедливости».

Градозащитников также возмутила представленная Дмитрием Лагутиным версия — ни ВООПИиК, ни «Живой город» вовсе не выражали ему своей поддержки. Представители обеих общественных организаций, вместе со специалистами КГИОП вошедшие в состав специальной рабочей группы, рассматривали представленные проекты (когда, собственно, постановление городского правительства уже было выпущено и приходилось выбирать «меньшее из зол») и остановили свой выбор не на лагутинском варианте, а на предложении ООО «АММ-проект».

Но аутсайдер, видимо, не оставлял надежд на реванш. Как рассказывал в интервью «Карповке» (24.08.2012) сам господин Лагутин, он свел знакомство «со всеми представителями всех греческих общин, которые живут в Петербурге». Тем же летом появилось их первое письмо на имя губернатора Полтавченко, где еще не было никаких возражений против самой идеи строительства бизнес-центра. Критика национального общества греков «Петрополис», по сути, была направлена на проект обошедшей господина Лагутина мастерской Митюрева — в случае реализации которого, мол, будет закрыт полноценный обзор на памятник Иоанну Каподистрии.

Минувшей осенью, когда проект АММ уже поступил на рассмотрение в Службу стройэкспертизы, риторика поменялась. Греческая община в своем новом письме к Георгию Полтавченко стала настаивать на «восстановлении исторической справедливости» — то есть на отказе от строительства бизнес-центра в пользу воссоздания снесенной в 1962 г. церкви святого Димитрия Солунского. Те же доводы взял на вооружение и выпавший из дела сооружения коммерческого объекта архитектор Лагутин, развернувший бурную деятельность по сбору подписей и обращений от именитых граждан. На щит были водружены тема покаяния, возвращения духовной и архитектурной доминанты (не сильно докучавшие господину Лагутину при проектировании бизнес-центра на этом месте).

Неудивительно, что у знакомых с этой подоплекой специалистов теперь возникают серьезные сомнения в чистоте помыслов застрельщика данной кампании. Проект воссоздания храма, представленный на последнем Совете по сохранению культурного наследия, вызвал предсказуемую полемику.

Деньги, совесть и амбиции

Историки архитектуры Владимир Лисовский и Андрей Пунин, признавая наличие множества спорных соображений и сомнений, выразили поддержку предложенному способу «загладить вину перед историей, перед греческой общиной» и сочли вполне допустимым предлагаемое градостроительное решение: возвести храм на месте касс, а бизнес-центр разместить на участке, прилегающем к брандмауэру дома 6 по Греческому проспекту, воссоздав под эти цели дом графини де Турдене (снесенный также при строительстве БКЗ).

Архитектор Никита Явейн, признавая воссоздание церкви за благо, при этом осторожно заметил, что создание таких макетов — опасный прецедент и тратить на реализацию данной идеи государственные деньги — неправомерно.

Господин Лагутин, оценивший строительство церкви в 200 млн рублей, поспешил заверить, что обеспечение финансирования берет на себя греческая община (насчитывающая в Петербурге, с его же слов, 2,5 тыс. человек).

Директор ГМЗ «Царское Село» Ольга Таратынова заметила, что едва ли реализация этой затеи обойдется меньше чем в 2–3 миллиарда, и призвала коллег «вернуться на землю»: «Господа, мы десятки подлинных памятников теряем ежегодно, потому что не хватает средств на их реставрацию. У нас с 1944 года разрушенные павильоны стоят!..»

Свои опасения высказал и глава петербургского отделения ИКОМОС Сергей Горбатенко: «Настораживает меня эта идея, более того: кажется вредной. Она закладывает основу для вседозволенности архитекторов, которые будто как некие волшебники могут повернуть время вспять. Здание бизнес-центра вполне рядовое, фоновое. Предлагаемое новое строительство храма по историческому его проекту влечет появление новой доминанты. Необходимо тщательно проверить ее влияние на универсальную ценность Петербурга как объекта всемирного наследия. Прецедент опасен. Я бы даже сравнил с «Лахта-центром»…»

Заведующий сектором архитектурной археологии Государственного Эрмитажа Олег Иоаннисян призвал прекратить употреблять термин «воссоздание» применительно к данному случаю. Поскольку речь идет о новом, с нуля, строительстве.

Экс-глава КГИОП Вера Дементьева также оценила предложенное Дмитрием Лагутиным решение как новое строительство, а не воссоздание. Что на данном участке невозможно без внесения поправок в закон о границах и режимах зон охраны.

«Я чувствую интригу во всей этой истории. Неправда какая-то, неискренность есть внутри, — поделился своими ощущениями ректор Академии художеств Семен Михайловский. — Дмитрий Лагутин манипулирует историей, людьми. Не стоит прикрывать свои амбиции такими серьезными вещами. По совести надо все делать».

Семен Ильич выразил сомнение в целесообразности сооружения новодела: «В случае с тем же кронштадтским собором справедливо было решение о восстановлении, там многое подлинное сохранилось. А здесь что, о каком восстановлении может идти речь? Что предлагаете — остановить стройку и начать строить храм, но на какие деньги? Вот вы (обращаясь к Лагутину) тут заявили, что выступаете от имени греков. От каких? Я знаком с мнением петербургских греческих бизнесменов, которые полагают достаточным ограничиться небольшим памятным знаком, часовней в память о снесенном храме».

Архитектора Бориса Николащенко больше тревожили вопросы собственной совести: «70 лет сносились храмы. Принято думать, что это большевики виноваты. А виноваты мы все, наши родители, я виноват. Воссоздание храма — это акт покаяния, градостроительство тут на втором месте».
Но тут вспомнили и еще об одном аспекте — юридическом. На каком основании изымать участок у нынешнего инвестора, кто будет возмещать ему немалые уже потраченные средства? Не греческая же община. Значит — бюджет, налогоплательщики?

Дмитрий Лагутин настаивает на том, что инвестор получил требуемые согласования с нарушениями. «Разрешение им выдали в сентябре, хотя экспертизу согласовали только в октябре!» — возмущался докладчик. Среди других нарушений он указал и на то, что реализуемый сейчас проект не согласовывал Градсовет и не были проведены и археологические раскопки.

Но решения Градсовета, как известно, носят исключительно рекомендательный характер, а юридической силы не имеют. По части же археологии тут нарушения бесспорны — однако не припомнить ни одного случая, когда за это отбирали бы участок, в лучшем случае дело заканчивалось символическими штрафами и временной приостановкой работ. «Теперь, когда теперь тут вырыт котлован, говорить об археологии уже поздно», — признает Лагутин.

Что же до разрешения на строительство, то, согласно официальным данным Службы стройнадзора и экспертизы, выдано оно было не в сентябре, а 6 ноября 2012 г.

По завершении бурной дискуссии участники заседания 20 голосами при четырех воздержавшихся одобрили в принципе идею возвращения храма. И постановили обратиться к руководству КГА с просьбой проверить на соответствие закону выданных по строительству бизнес-центра согласований и разрешений. Итоги служебного расследования готовы рассмотреть на очередном заседании совета, после чего тот и примет окончательное решение.

За рамками обсуждения пока остается еще одна проблема, представляющаяся не менее важной: проблема выбора, определения приоритетов. За годы советской власти в Петербурге было уничтожено свыше сотни храмов. А десятки подлинных шедевров из числа выживших сегодня пребывают в запустении, с катастрофической неизбежностью приближаясь к точке невозврата. И, думается, направление первоочередной помощи должно задаваться отнюдь не чьими-то уязвленными амбициями, конкурентной борьбой или политическими соображениями.