Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Кто хозяин в лавке?

Кто хозяин в лавке?

19 августа 2013 10:00 / Экономика

Город предъявляет свои права на культовый бренд, которым общественная организация писателей владеет уже почти 80 лет.

Сотрудники знаменитой Книжной лавки писателей, долгие годы являющейся одним из символов культурной жизни Ленинграда — Петербурга, уже несколько месяцев пребывают в панике. Ходят упорные слухи, что лавку закроют. На кассе лежит подписной лист для желающих заявить по этому поводу протест. Говорят, что собрано уже более тысячи подписей. На мою просьбу разъяснить причину возможной беды директор лавки Олег Алексеевич Смакотин выдвинул свою версию: при проверке налоговой выяснилось, что последний квартал 2011 года (тогда он еще в этой должности не работал) был «закрыт как-то не так». И поэтому лавку хотят лишить «социального коэффициента» по аренде. Что для нее равносильно банкротству.

Признаюсь честно, в идею закрытия столь известного культурного учреждения (статус которого, конечно, выше, чем просто торговая точка) я с самого начала абсолютно не поверил. Нет, конечно, Невский, золотая земля, драки и войны за каждый квадратный метр — все понятно, все в духе нашего замечательного «дикого рынка». Но не до такой же степени!

Заведению без малого 80 лет, это одна из известнейших питерских достопримечательностей. Здесь, слава богу, перебывали чуть ли не все классики советской литературы. Лавка была для них и клубом, и трибуной, и домом родным. Можно как угодно относиться к нынешней власти, но вряд ли уж она желает славы Герострата!

А через несколько дней случилась пресс-конференция, на которой разъяснения по этому поводу дал председатель Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации Александр Лобков. Как и можно было предполагать, все слухи о возможном закрытии лавки он категорически отверг. Но… «Ситуация там сейчас аховая, если не сказать хуже, — заявил Лобков. — То, что происходит в последний год в этом намоленном месте, вызывает тревогу. Действия директора лавки не просто недопустимы, а являются нарушением соглашения, подписанного с городом».

Учредителем лавки с самого ее основания в 1934 году является общественная писательская организация Литфонд — сначала, соответственно, СССР, потом России. Он и арендовал у города всем известное помещение на Невском, 66. Долгие годы город и лавка жили дружно, и вот…

На состоявшемся накануне собрании питерских писателей представители комитета обнародовали вопиющие факты. Как заявил заместитель председателя комитета Сергей Серезлеев, лавка «зажала» деньги за книги, сданные ей для реализации писателями и издательствами, в связи с чем уже готовятся судебные иски. Кроме того, втайне от города и учредителя директор лавки создал организацию-клон с таким же названием (разница лишь в том, что буква «л» в названии «Книжная лавка писателей» большая), зарегистрировал ее по тому же адресу и сам же ее возглавил.

В мае-июле в лавке проходила финансовая проверка, зафиксировавшая работу без кассового аппарата, излишки несданных денег. Более того, писателям были предъявлены выбитые в лавке кассовые чеки от разных организаций. Присутствовавший на встрече директор Смакотин в свое оправдание ничего пояснить не мог.

«Писатели давно говорят, что в лавке сложилась ненормальная обстановка, — заявил директор Дома писателей Владимир Малышев. — За последний год она перестала выполнять свою функцию и превратилась в заурядный магазин с очень плохим ассортиментом. В большей части помещений торгуют субарендаторы, там продают совсем другие товары. Лавка превратилась в кормушку для ее руководства! У меня есть письмо от группы писателей, где они просят вернуть лавку писателям Санкт-Петербурга!»

«Раньше в лавке распределяли среди нас дефицитные книги, — ностальгически вздохнул присутствовавший на пресс-конференции известный питерский писатель Илья Штемлер. — Туда, помню, приходили Ахматова, Дудин… А теперь не знаю, что там делается».

На вопрос о «социальном» коэффициенте Лобков ответил жестко: «Когда магазин занят торговлей книгами, такой коэффициент положен. А когда чем-то другим — уже возникают большие сомнения. Мы будем выходить с инициативой о расторжении договора аренды города с Литфондом и передаче лавки в ведение Дома писателей. Постараемся решить эту проблему до нового года». «Но ведь Литфонд может не согласиться и подать в суд, — усомнился я. — Тогда дело явно затянется». «А вы что, против писателей?» — срезал меня Лобков.

Далее дискуссию продолжать было бессмысленно.

А я позвонил директору лавки Олегу Смакотину и попросил прокомментировать вышеприведенную информацию. «Большую часть из этих фактов я впервые услышал на вчерашнем собрании, куда вообще-то не был приглашен и попал практически случайно, — ответил он. — Разумеется, я мог бы аргументированно опровергнуть все эти обвинения, но мне практически не дали говорить. Да, действительно, финансовое положение лавки достаточно трудное, но долгов уже значительно меньше, чем весной 2012 года, когда я принял дела у прежнего директора. Я был членом комиссии Литфонда, которая обнаружила в работе лавки серьезные недостатки. Мы дали директору полгода на их исправление. Но она ничего не сделала и заявила, что уходит. Мне пришлось, по сути, стать антикризисным менеджером».

Создание организации-клона Смакотин не отрицал, а пояснил, что это дочерняя фирма лавки, предназначенная для занятия издательской деятельностью. Она только что зарегистрирована и даже еще не имеет банковского счета. Но противозаконного здесь абсолютно ничего нет. Что же касается обвинений в различных финансовых нарушениях, то в начале июня здесь была налоговая проверка и из всех нарушений обнаружила лишь сломанный кассовый аппарат. Даже штрафовать не стала, ограничилась предупреждением.

Что же касается чеков от разных организаций, то это вообще странная история. Ксероксы этих чеков писателям показали на листе А4. Когда, кем и где они получены, совершенно непонятно. Но в любом случае для таких проверок есть специальная процедура: акты, свидетели. Ничего этого не было. Контрольных закупщиков, сотрудников комитета, уверяет Смакотин, в лавке сразу вычислили, сфотографировали и даже записали номера машин, на которых они приезжали. Известно, что они купили и какие чеки получили. При необходимости эти данные могут быть представлены любым проверяющим. Кстати, как признался Олег Алексеевич, он уже подумывает о подаче иска в суд за клевету. И уверен, что его выиграет.
Козырять мнением писателей, как он полагает, тоже не очень уместно. У него есть целая пачка благодарственных писем от писателей. И жизнь в лавке, подтверждают они, кипит, далеко не ограничиваясь лишь торговлей. Сейчас, правда, писатели на дачах, и она подзатихла. Возможно, именно этот период и был взят оппонентами Смакотина как показательный.
И наконец, самое главное. То, ради чего, похоже, и затевался весь этот сыр-бор. Расторжение договора аренды с Литфондом и передача лавки в ведение Дома писателей. Дело в том что «Книжная лавка писателей» — это не только вывеска на здании, но и бренд, которым Литфонд владеет уже почти 80 лет. И который, если что, унесет с собой. И вот тогда мы лавку действительно потеряем. Впрочем, свято место, как известно, пусто не бывает. Тем более такое место.

Роман ТУМАНОВ, фото: books-darom.livejournal.com