Триста бед и одно дело

7 июля 2003 10:00

Пошел второй месяц, как отгремело трехсотлетие Петербурга. Но его эхо еще слышно, и для кого-то, возможно, будет слышно еще достаточно долго. Речь - не о дипломатах и президентах, а о рядовых петербуржцах. Для которых юбилейные торжества запомнились не шикарными приемами и сногсшибательными шоу, а бытовыми неприятностями и невзгодами, а то и вполне ощутимыми потерями - как моральными, так и материальными... Сегодня в суд поступает первый иск от граждан по «юбилейной» тематике.




Иски готовят юристы общественной организации «Гроза» (Гражданская общественная зашита), организации, которая взялась осуществлять бесплатную юридическую помощь гражданам, терпящим лишения по вине государственных служб. В преддверии трехсотлетия они призвали обращаться к ним всех тех, кто будет испытывать в юбилейные дни реальные неудобства или понесет потери по вине государственных служб. Звонков по специально организованной «горячей линии» было хоть отбавляй - до сотни в день. И от владельцев «зачищенных» дачных участков в Стрельне, попавших в зону прямой видимости правительственных кортежей, и от автомобилистов, намертво застревавших в многочасовых пробках, и от людей, которым просто запрещали выходить из дома, поскольку улица перекрыта не только для транспорта, но и для пешеходов... Но звонки звонками, а до судебных исков дел дошло немного. В одних случаях неискушенные в юридической практике люди не запаслись объективными доказательствами их лишений, в других - просто махнули рукой, предпочитая не ввязываться в судебную тяжбу.

Дело первое
По словам петербуржца Дмитрия Альхова, дело было так. Вечером 27 мая (когда на Неве проходил водный праздник, фейерверк и лазерное шоу) он вместе со своей семьей и семьей знакомых вышел на принадлежавшем ему катере в Неву. Всего на катере было 5 человек, один из них - шестилетний ребенок (сын Альхова). Находились они за Троицким мостом, в разрешенной зоне (хотя часть акватории, как известно, была перекрыта), в числе еще примерно двух - двух с половиной десятков катеров, пассажиры которых наблюдали за водным шоу и фейерверком. Катер у Дмитрия новый, достаточно дорогой, американского производства, да и сам Дмитрий на воде не новичок - настоящий морской капитан, много лет проплававший на судах Балтийского морского пароходства. Крепость катера и морские навыки капитана, вероятно, и спасли пассажиров, поскольку последствия случившегося, возможно, могли бы быть более печальными.
- Мы находились напротив Летнего сада, недалеко от берега, - говорит Дмитрий Альхов. - Встали там около половины двенадцатого ночи, наблюдая фейерверк. Вдруг минут через десять я увидел несущийся прямо на нас милицейский катер на подводных крыльях. Он находился на расстоянии примерно 20 метров и шел со скоростью около 50 километров в час, не предпринимая никаких действий, чтобы избежать столкновения - не замедляя ход и не отворачивая. Я успел только выхватить сына с левого борта, где должно было произойти столкновение, как милицейский катер на полном ходу врезался в нас.
Кстати, по словам Дмитрия, они невольно сыграли роль «спасательного круга» для милицейского катера: если бы он не врезался в них, он бы на полном ходу «вошел» в гранитный парапет набережной - последствия для омоновцев (катер принадлежит ОМОНу ГУВД Санкт-Петербурга) могли бы быть самыми печальными. Удивительным, по словам Дмитрия, было поведение водителя омоновского катера - он казался совершенно невменяемым. (Хотя, если водитель милицейского катера был в стельку пьян, то все происшедшее как раз совсем не удивительно.) Впрочем, утверждать этого Дмитрий не может - экспертизу на наличие алкоголя он не проводил.
Слава богу, надежный американский катер не развалился на куски и не пошел камнем ко дну, а Дмитрий не растерялся и, запустив двигатель, дотянул до причала Летнего сада, до которого было рукой подать. Отделались, можно сказать, легким испугом. Плюс материальными потерями - по предварительной оценке на 15 тысяч долларов.
Омоновцы возмещать ущерб желанием не горят. Объясняют происшедшее прямо-таки фантастически: мол, катер был неисправен. Хотя если он был неисправен, как и почему он вышел на патрулирование? Да и то, что его нельзя было остановить, представляется сомнительным.
- Для этого, - говорит Дмитрий, - достаточно выключить двигатель, повернуть ключ зажигания, как в машине, катер на подводных крыльях плюхнется на воду и потеряет ход - вот и все...
Так или иначе, теперь все доводы «за» и «против» предстоит рассматривать суду.

Дело второе
Как известно, при подготовке саммита в Константиновском дворце досталось Стрельне. Многие садовые участки там были безжалостно «зачищены»: убрали все, что портило пейзаж в непосредственной близости к Волхонскому шоссе и самому Дворцу конгрессов. Пострадал и участок Анатолия Ташкаева. По его словам, у него снесли забор и сарайчик, а также кусты крыжовника, смородины и малины (возможно, бдительные представители ФСО решили, что там может окопаться снайпер?). Садовод обратился в территориальное управление Петродворцового административного района, откуда пришел ответ, где говорится, что территориальное управление «рассматривает возможность оказания материальной помощи», но только на основании списков, представленных председателями коллективных огородничеств. А списков нет. Почему? Ведь во время подготовки к саммиту, сопровождавшейся «зачистской» окрестностей Волхонского шоссе, речь шла не об одном, а о 58 участках, на которых были разрушены постройки.
- Знаете, люди просто не хотят, а то и бояться связываться с властями, - говорят представители «Грозы» Максим Левин и Павел Морозов.

Дело третье
В январе этого года театр ДДТ заключил договор с Фондом содействия подготовке к 300-летнему юбилею Санкт-Петербурга «Санкт-Петербург» (которым в то время руководил Александр Запесоцкий) о проведении в дни юбилея - 31 мая рок-фестиваля на стадионе Кирова. Финансирование было определено в размере 100 тысяч долларов. В феврале в Фонде сменилось руководство, вместо Запесоцкого пришла Гульнара Шаразыкова, которая вскоре известила ДДТ, что денег на фестиваль у них нет.
Вопрос повис в воздухе, а в начале мая фестиваль был вообще отменен. ДДТ поставили в вину то, что они не согласовали вовремя смету фестиваля. Хотя, по их словам, в договоре об этих сроках не сказано ни слова.
Впрочем, городская администрация в лице руководителя Комитета-300 Натальи Батожок сказала: ничего страшного, проведем фестиваль позднее, осенью. Но ведь машина подготовки к концерту уже была запущена - были заключены договоры с фирмами, поставляющими оборудование, выпущены афиши... Словом, по словам все тех же представителей театра ДДТ, ущерб составил около 70 тысяч долларов (30 тысяч - прямой ущерб, остальное - косвенный ущерб соответствующих фирм).

Дело четвертое и все остальные
Есть и другие «дела», судебными делами так и не ставшие. Например, у одного человека на Адмиралтейском проспекте стояла машина, которую увезли на эвакуаторе и во время этой процедуры поцарапали. Или возмущенные пассажиры электрички, которая больше пяти (!) часов простояла 30 мая на перегоне между станциями в гатчинском направлении, где люди оказались заложниками (причем, далеко не все сидели, многим пришлось все эти часы стоять).
Но по этим делам исков нет. Только звонки в «Грозу». Исками они не стали все по той же причине: люди не хотят, а то и бояться связываться с властями. Тем более, что все они отлично понимают, что в суде им пришлось бы спорить с представителями тех или иных органов. Государственных. А государство у нас не привыкло не то, что проигрывать своим гражданам, а даже просто с ними считаться.

Николай ДОНСКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close