Твои университеты

10 июля 2003 10:00

Осталось пять дней. Ближайший вторник - последний день, когда еще можно заявить о своих намерениях. 15 июля прием документов для поступления на дневные отделения питерской высшей школы официально прекращается. Вузы охватил предстартовый синдром. Абитуриенты по пять раз переписывают анкету, делая ошибки в собственной фамилии; те, у кого нервы покрепче, с деланным безразличием курят у дверей; мамаши традиционно пьют валерьянку. Конкурс растет с каждым часом...




Туда не ходи, сюда ходи
Всего этого в Университете путей сообщения увидеть не удалось. Просьбу заказать пропуск, чтобы можно было прийти, посмотреть, как идет прием, поговорить с ребятами и родителями, в этом вузе восприняли в штыки. «Никакого пропуска вам не будет! - отрезала сотрудница пресс-службы. - Что значит «ходить, смотреть»? Пойдете только со мной, и только туда, куда я вас поведу!» Общаться с представителями приемной комиссии напрямую, как выяснилось, тоже запрещено: «Договариваться буду я! И, разумеется, не сейчас. Звоните на следующей неделе...» А на невинное замечание о том, что университет-де для меня не чужой, и я здесь бывала неоднократно по разным поводам, последовал ответ: «Очень жаль, что вас пропустили!» Пришлось на ПУПС махнуть рукой...
На этом мрачном фоне Университет аэрокосмического приборостроения (ГУАП) показался подозрительно открытым. Причем в буквальном смысле - вход с улицы Якубовича свободный, на стене лозунг: «Добро пожаловать!». Рулевые приемной комиссии страшно заняты (без шуток), при этом вполне доступны (не только для прессы, но и для «рядовых» граждан с их вопросами), излучают дружелюбие и полезную информацию. Как рассказал «Новой газете» ответственный секретарь комиссии доцент Александр Бестугин, число дневных бюджетных (в просторечии - бесплатных) студенческих вакансий в этой крупной популярной высшей школе, по сравнению с прошлым годом, не изменилось ни на йоту: как было 664, так и осталось. При том, что в целом по городу план государственного приема вырос на 680 мест. Про популярность сказано не ради красного словца: на сегодня аэрокосмический занимает второе место в топ-десятке вузов с самым высоким конкурсом, пропуская вперед только театральную академию.

Слуга двух господ
Впрочем, средний конкурс по всем специальностям - всё равно, что средняя температура по больнице. Максимальное число претендентов (около 15 человек на место) рвутся в менеджеры. Высоко котируется и совсем уж непрофильный для технического вуза гуманитарный факультет (12 человек на место). Как оказалось, здесь обучают единственной, зато жутко модной профессии: «информационный сервис». Чуть поменьше (10 человек на место) соотношение спроса и предложения на юридическом. Симпатичную, уверенную в себе Аню из Мурманска бешеная конкуренция не смущает. Как она заявила «Новой газете», «юристом стану по любому». Правда, девушка призналась, что для подстраховки одновременно подала документы и на юрфак «большого» госуниверситета. Так последнее время делают практически все. Закон позволяет; главное - не промахнуться и подгадать с расписанием экзаменов, чтобы успеть, как Труффальдино - и там, и тут.
У Анюты, как и у 95 процентов ее потенциальных сокурсников, аттестат о среднем образовании образца 2003 года. Такова еще одна тенденция последних лет: абитура молодеет, очень мало, кто поступает на дневные формы обучения не сразу же после окончания школы. Правда, есть и исключения. В аэрокосмическом университете хорошо знают юношу, который подает заявление о приеме не то пятый, не то шестой год подряд. Если вы думаете, что он стабильно заваливает экзамены, то ошибаетесь. Наоборот, сдает блестяще, поступает - каждый раз на разные факультеты, и... не посещает занятия. После первого семестра его благополучно отчисляют, а летом все начинается снова. Видно, у парня хобби такое...
Надо сказать, и профильные специальности в ГУАПе идут нарасхват. Например, количество желающих поступить на «средства связи с подвижными объектами» уже в 11 раз превышает возможности вуза. Почему именно сюда? Говорят, перспективно, надежно, всегда есть деньги на сытный сэндвич... На вопрос, что они будут делать, если не доберут баллов, трое абитуриентов разного пола ответили одинаково: «Попробую на вечернее или заочное, а если и там не получится - на коммерческое...» В прошлом году на контрактной основе университет взял под свое крыло более тысячи человек, в этом году, по прогнозам, ожидается еще больше. «К сожалению, по закону, юристов и экономистов на внебюджетное отделение мы можем принять не более половины от числа бюджетников, - говорит господин Бестугин. - Иначе львиная доля студентов платила бы за свое обучение. Наверное, это нормально.» Для российских граждан год обретения знаний в
ГУАПе обходится в 900-1200 у.е., для иностранцев (их, кстати, совсем немного) - от 1500 до 2000 у.е. По нынешним питерским меркам вуз «дешевый»: в иных государственных университетах тарифные ставки поднимаются до 4500 и даже до 6000 у.е. Благодаря законодательным ограничениям, а также обоснованной или необоснованной дороговизне, в среднем по Петербургу число «платных» и «бесплатных» студентов обещает быть одинаковым.


Посредник пошутил
Платить легально на протяжении пяти лет или нелегально единожды - вот проблема, которая лишает сна пап и мам абитуриентов. Речь, конечно, о пресловутых взятках. Имеет ли место мздоимство при зачислении в вузы - вопрос риторический. Никто не отрицает существования этой системы, но и комментировать напрочь отказываются. Например, председатель Совета по координации приема в вузы Петербурга, профессор, заслуженный деятель науки РФ Анатолий Оводенко сказал, что «никакой информации у нас, естественно, нет» и посоветовал обратиться в правоохранительные органы. Обратиться-то можно, только ответ заранее известен: до следствия, а тем более до суда дела о взятках при поступлении в высшую школу доходят в редчайших случаях. Чего ради «гнать волну», если на карте стоит судьба твоего отпрыска?.. Только если что-то не сложилось, и хочется отомстить... Но, как говорят знающие люди, доказать факт взяточничества, даже если ты сам участвуешь в процессе, почти нереально.
Наша читательница Инна Гришулина (фамилия изменена), мама выпускника школы нынешнего года, рассказала «Новой газете» свое видение ситуации. «Во-первых, очень трудно выйти на того, кому нужно дать, - говорит она. - Ведь ни один нормальный преподаватель сам рисковать не будет». По ее информации, при каждом мало-мальски престижном вузе есть специальный человек, который «берет». Такой «нештатный сотрудник» строго засекречен и связаться с ним можно только через ответственных поручителей. Их развернутые рекомендации - гарантия того, что ты вряд ли побежишь в ОБЭП. К тому же, получатель денег из рук в руки - лицо сугубо нейтральное и по документам не имеет никакого отношения к вышей школе, поэтому даже при жгучем желании разоблачений ущучить его едва ли удастся, ибо состава преступления нет как нет. Просто ты добровольно отдал некоему человеку энную сумму (допустим, есть и диктофонная запись, и меченые купюры), за что он якобы обещал «пропихнуть» любимое чадо в студенты. Но это по твоей версии; человек же скажет, что пошутил, что работает он на стройке и даже не знает, где этот вуз находится. А деньги взял в долг и тут же тебе их вернет. Инцидент исчерпан...
Истинных исполнителей заказа при такой конспирации не вычислишь - об этом можно только догадываться. Алгоритм же «просеивания» заплативших за учебу, судя по всему, продуман до мелочей.
Когда была распространена устная форма экзамена, было легче поставить нужную оценку, с этого же года все вступительные испытания рекомендовано проводить письменно - дабы повысить объективность. Как объяснили корреспонденту «НГ» в аэрокосмическом университете, каждую сданную письменную работу шифруют, титульный лист снимают и только затем «слепые» листочки случайным образом распределяют между проверяющими преподавателями. Но, видимо, и этот барьер можно преодолеть. Чтобы работа абитуриента X попала к проверяющему Y, необходимо, как минимум: а) иметь доступ к шифровальной таблице, б) просмотреть всю кипу листочков (а их может быть 800 и более за раз) и вытащить нужные. Очевидно, что это крайне хлопотный вариант. Логичнее предположить, что в игре участвуют все преподаватели, и им заранее сообщают номера опусов, к которым следует отнестись «повнимательнее»... Экзаменуемых и экзаменатора снабжают одинаковыми авторучками, чтобы кое-какие цифры можно было зачеркнуть и переправить. Но что делать, если «проплаченный ребенок» из 15 задач решил только десять? Или пять?.. Рассказывают, что на этот случай абитуриент дожидается поблизости и - если что не так - незаметно проходит в помещение, где, по подсказкам, оперативно приводит работу в надлежащий вид. Иногда, как говорят, преподаватель вынужден сам переписывать работу от начала до конца. Впрочем, все это, повторяем, совершенно неподтвержденные сведения. Во всяком случае, официально...

Уж лучше в кассу
Другие родители счастливых и не очень абитуриентов этого и предыдущих годов рассказывают аналогичные истории. Некоторые из них считают, что коррупция начинается еще с так называемых региональных олимпиад - разновидности предварительных экзаменов, проводимых зимой и весной, по результатам которых можно быть зачисленным на первый курс высшей школы еще до старта основной приемной кампании. А можно и не быть. Дочь одного из читателей «НГ» - умница, отличница, в этом году дважды пыталась пройти через сито подобных олимпиад в престижном техническом вузе и оба раза «чуть-чуть не дотянула». Что ж, бывает, изюминка лишь в том, что за участие в олимпиаде каждый раз надо официально платить (в то время как взимать деньги за июльские вступительные экзамены в государственных вузах запрещено). А также в том, что перед сдачей досрочного экзамена, по словам нашего читателя, требуют расписку, согласно которой «провалившийся» не имеет права ни на апелляцию, ни даже на то, чтобы просто лицезреть (и проанализировать) свои огрехи. Похоже, оценки здесь тоже чего-то стоят... Взятка же за поступление в питерский университет или академию на «бесплатное» место нынешним летом, по разным сведениям, в зависимости от специальности, колеблется от 2500 до 4000 у.е.
Возможно, ничего этого нет. Возможно, это слухи и домыслы... Уже упомянутая Инна Алексеевна склоняется к тому, что давать на лапу посреднику она не станет. Родительница рассуждает здраво: «Лучше уж коммерческое отделение. Заплачу за год, если сыну не понравится, он на следующий год сможет поступить в другое место. Если же я дам взятку 3000 у.е., а он не захочет здесь учиться, большая часть денег просто пропадет...»

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Николай КУХАРСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close