Портовый шум

Портовый шум

11 ноября 2013 10:00 / Экономика

Почему ОАО «Петролеспорт» боится еще двух общественных экспертиз проекта реконструкции?

В четверг на Канонерском острове, в МО «Морские ворота», прошли общественные слушания по реконструкции Петролеспорта. В результате после слушаний, которые призваны прояснять ситуацию, вопросов стало еще больше.

Пришли постоять в коридоре

Это были самые дикие слушания, на которых приходилось бывать автору. Стенды и стулья были расставлены в тесном коридоре муниципального совета, где горело три лампочки из пятнадцати. Большинство пришедших толпились за дверью в коридоре и скоро разошлись, так как ничего не слышали и не видели.

Отсутствие нормального помещения объясняет, почему мероприятие решили проводить в будний день в 11 утра! Если бы его назначили на более приемлемое время, то людей собралось бы куда больше и абсурдность слушаний, на которых никому ничего не слышно, стала бы неприлично очевидной.

Те немногие, кому посчастливилось оказаться поблизости от ораторов, узнали, что проектировщиком реконструкции Петролеспорта выступил ЛенморНИИпроект. Что планируется строительство двух новых причалов — контейнерного и для накатных грузов ро-ро, для чего потребуются намывные и дноуглубительные работы. Что в рамках государственно-частного партнерства ФГУП «Росморпорт» собирается вложить в территорию, которую эксплуатирует ОАО «Петролеспорт», четыре миллиарда рублей федерального бюджета (и планирует отбить их за счет существенного увеличения налогов). Что проблема транспортировки грузов будет полностью решена за счет Западного скоростного диаметра. Что число рабочих Петролеспорта возрастет с 1200 до 3000 человек.

Так что же нам показали?

Вслед за техническими характеристиками проекта разработчики рассказали об оценке его воздействия на окружающую среду. И тут у слушателей возникло много вопросов. В частности, в спор с представителем проектировщика вступил Алексей Травин, координатор проектов организации «Зеленая волна», которая силами нескольких независимых экспертов проанализировала документы, выложенные в муниципальном совете за несколько недель до слушаний.

По результатам этой работы экологи внесли ряд замечаний, причем некоторые из них, по словам Травина, «носят существенный характер». Например, в представленных на слушания документах нет материалов инженерных изысканий: проектировщик оперирует данными неких «обследований» и «исследований» зачастую без указания их источника. А значит, вообще невозможно оценить достоверность и полноту исходных данных для разработки «Перечня мероприятий по охране окружающей среды» (ПМООС).

Не разработаны предложения по программе экологического мониторинга и контроля, хотя соответствующее требование определено Положением о составе проектной документации.
Наконец, в ПМООС приведено ошибочное определение стандартных грунтов из-за неправильного использования регионального норматива «Нормы оценки загрязненности донных отложений». Это привело к завышению в десятки раз содержания глинистой фракции в грунтах, в результате данные о концентрации тяжелых металлов, ртути и мышьяка занижены и некорректны, а сделанные на их основе выводы об уровне загрязненности донных отложений — недостоверны. Равно как недостоверны и все последующие выводы, например, определение класса опасности донных отложений, базирующиеся на этих расчетах.

«Следует подчеркнуть, что в проекте, который предусматривает дноуглубление и намывные работы, загрязненность донных грунтов является одним из ключевых факторов, определяющих степень воздействия проекта на окружающую среду, — заявил Алексей Травин. — Поэтому подобные ошибки и недочеты являются основанием для серьезных претензий к проекту в целом».

С большим удивлением встретил Травин заявление представителя проектировщика о том, что проведенный расчет по шумам гарантирует: на весь период строительства и эксплуатации шум не превысит нормы. Координатор «Зеленой волны» заявил, что в представленных документах есть расчет шумового воздействия только на период строительства, а на период эксплуатации он отсутствует.

Представитель проектировщика также крайне удивился и ответил, что данный расчет в проекте, конечно же, есть, а почему его не было в документах, выложенных в муниципалитете, он представления не имеет. Причем, говоря это, выглядел он вполне искренним. Если это действительно так, тогда возникает вопрос — что же за документы были выложены в муниципальном совете к слушаниям, если они не соответствуют материалам проекта? И можно ли считать слушания состоявшимися, если жителям и экологам показывали одно, а строить собираются что-то другое?

Любовь Рогалева обращается к гендиректору «Петролеспорта», стоящему в углу. Фото Михаила Масленникова.

Две «лишние» экспертизы

С большим возмущением выступила на слушаниях Любовь Рогалева, вице-президент Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы (МАНЭБ).
«Мы хотели провести экспертизу вашего проекта, зарегистрировали ее в администрации Кировского района, но ОАО «Петролеспорт» так и не предоставило нам документов. На наш запрос просто ничего не ответили», — заявила Любовь Викторовна.

На это обвинение представитель «Петролеспорта» ответил, что регистрировать экспертизу надо было в муниципальном совете, а не в администрации (дело в том, что в Петербурге административное деление не совпадает с муниципальным, в отличие от остальных регионов России, поэтому практика подачи заявлений на экспертизу у нас действительно отличается). Но почему эту информацию нельзя было сообщить в ответ на запрос МАНЭБ и почему вместо этого «Петролеспорт» просто замолчал как партизан — представитель пояснить не смог.

Тогда вновь выступил Алексей Травин, рассказав, что общественная экспертиза «Зеленой волны» была зарегистрирована как раз в муниципальном совете, но им на запрос документов тоже ничего не ответили.

Тут слово неожиданно взял гендиректор ОАО «Петролеспорт» Эдуард Човушян: он стоял в стороне от своих подчиненных и, похоже, выступать не собирался — но не выдержал.
«По закону есть возможность провести только две общественные экологические экспертизы, — высказался Эдуард Човушян. — Две такие экспертизы были зарегистрированы, одна уже завершена, другая проводится».

Действительно, петербургское отделение Всероссийского общества охраны природы (ВООП) и «Зеленый крест» зарегистрировали общественные экспертизы проекта реконструкции и без проблем получили у «Петролеспорта» документы. ВООП еще продолжает работу, а «Зеленый крест» ее уже закончил, внеся замечания. В частности, по результатам этой экспертизы проектировщики решили отказаться от первоначального плана складировать извлеченный со дна загрязненный грунт на «протекающем» золоотвале ТЭЦ-14 и согласились захоранивать его на полигоне.

«Если вы тоже хотели участвовать в экспертизе, нужно было объединять усилия с кем-то из них», — заявил Човушян. «Это неверная трактовка закона, что неоднократно было доказано в судах, — возразил Травин. — Если поданы заявки от двух и более организаций — они могут объединить экспертизы, но это вовсе не является обязанностью. Возможен отказ в регистрации общественной экспертизы, если две общественные экспертизы уже завершены. Но на момент нашей регистрации — в августе — не было завершено ни одной, и муниципалитет нас зарегистрировал. Поэтому никаких оснований не давать нам материалы проекта у вас не было.

Тогда представитель «Петролеспорта» высказал версию, отличающуюся от той, на которой настаивал его гендиректор. Он сообщил, что в запросе Травина неправильно было указано название проекта, о чем ему своевременно сообщили по факсу. Эколог в ответ заявил, что никакого факса «Зеленая волна» не получала. Был ли факс, видимо, теперь станет выяснять суд, так как «Зеленая волна» подала в арбитраж иск к «Петролеспорту» с требованием все-таки предоставить проектную документацию для экспертизы.
Если проект действительно так хорош, как утверждают разработчики, то чем могут ему помешать еще две независимые экспертизы? И почему заявившие о них организации встречают такое странное противодействие?