Пасынки лейтенанта шмидта

17 июля 2003 10:00

Коррупция в системе питерского госзаказа, кажется, достигла апогея. К такому выводу можно прийти, анализируя «тендерную» информацию последних месяцев. Имеются в виду конкурсы на поставку товаров и услуг для нужд города. Помните, известный принцип: ты мне - я тебе? Ну, вот об этом, собственно, и речь...




Самые равные из равных
Впрочем, бытует мнение, что «гонят волну» лишь те, кто не умеет достойно проигрывать. В минувший вторник о своих обидах поведал общественности очередной «аутсайдер», генеральный директор ОАО «Институт Гипростроймост - Санкт-Петербург» Юрий Липкин. А обижены господин Липкин и его фирма на Комитет по благоустройству и дорожному хозяйству (КБиДХ) администрации города: ни разу им не удалось получить заказ по конкурсам, которые проводят благоустроители. Что ж, видимо, побеждает сильнейший... Но у руководителя Гипростроймоста и его коллег иная точка зрения: «Эти тендеры-обманки объявляют лишь для того, чтобы придать видимость законности априори известному результату». Особенно часто, по данным господина Липкина, дабы отсечь неугодных участников - конкурентов заранее выбранного фаворита - еще на первом этапе используется значительное завышение максимальной (стартовой) стоимости контракта по сравнению с реальной.
За примерами, как сообщил Юрий Липкин, далеко ходить не надо. «Дунайский путепровод»: заявленная стартовая цена в тендере проектировщиков - 46 миллионов рублей, в то время как в тендере подрядчиков она колебалась от 18 до 22 миллионов. Обновление моста Лейтенанта Шмидта: названная максимальная цена контракта - 101 миллионн рублей, хотя в перспективном плане реконструкции объектов городской транспортной инфраструктуры, подготовленном, кстати, администрацией Петербурга, указана совсем иная цифра - 61,6 миллиона. А соль в том, что к участию в конкурсе допускаются только те организации, у которых годовой объем работ больше объявленной стоимости контракта по госзаказу. У кого меньше - тот автоматически выбывает из игры.
Мало того, по информации Гипростроймоста, нередко «самый равный среди равных» (тот, на кого поставили в комитете по благоустройству) начинает работать над проектом, выставляемым на конкурс... задолго до того, как этот конкурс официально объявят! Причем делается это якобы с ведома и при поддержке заказчика (КБиДХ) - иначе откуда бы у фирмы заранее были необходимые информационные материалы? Так произошло, по данным Юрия Липкина, и с конкурсом на инженерную разработку реконструкции путепровода автодороги «Москва - Петербург - Госграница в Сестрорецке», и с уже упомянутым мостом Лейтенанта Шмидта.

Наследникам Ильфа и Петрова
Со «Шмидтом» история вообще фарсовая - впору сиквел «Двенадцати стульев» писать... Счастливчик, отхвативший этот куш, де-юре появится только 30 июля. То есть, по идее, лишь в августе он должен приступить к детальной разработке проекта. Но уже 1 июля на выездном «плавучем» заседании Городского штаба по благоустройству присутствующие услышали во всех подробностях, как будет обновляться знаменитый питерский мост (рядом построят временную замену и т.д.). «Да-да, вы меня не удивили, это же «Стройпроект»!» - смеется Юрий Липкин. Так сложилось, что все «тайны» компании-конкурента (которая, в отличие от возглавляемого им института, благополучно вышла во второй тур «шмидтовского» тендера) он знает до мелочей. Дело в том, что господин Липкин - председатель государственной экзаменационной комиссии в Университете путей сообщения на специальности «Мосты». И одна из дипломниц, которая оказалась сотрудницей ЗАО «Институт «Стройпроект»», простодушно рассказала преподавателю, что именно будет происходить с «Лейтенантом Шмидтом»... Шляпу уважаемый ученый съесть не обещал, но, по его оценке, «Стройпроект» на сегодня «безвозмездно» уже выполнил 50-60 процентов требуемой работы, так что вопрос: «Кто победит?» ему представляется риторическим.
«Помилуйте, это же беспредел!» - скажет читатель... «Но в том правовом поле, которое мы сейчас имеем, наказать никого нельзя», - считает начальник юридического отдела комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ) администрации города, председатель Экспертно-промышленного совета Петербурга Михаил Пензиев. С позиции юриста, «яковлевское» законодательство 1998 года, по которому работает система госзаказа в северной столице, из рук вон плохо. И без кардинальных реформ дело с мертвой точки не сдвинется. «Какая честность? Какая объективность?.. - недоумевает он. - Если в «независимой» тендерной комиссии из 19 человек 11 являются представителями заказчика?» Господин Пензиев популярно объяснил и каким образом выигрывают конкурсы фирмы, готовые продать свой товар «дешевле всех». По его данным, сначала назначается предельно низкая цена, после чего конкуренты остаются за бортом, а затем фирма-победитель спокойно подписывает с заказчиком дополнительное соглашение, где цена увеличивается раза в три... «Я каждый день это вижу! Цена, указанная в заявке, - фикция!» - утверждает юрист.

Восемь раз по три
Очевидно, если это так, а возглавляемый господином Пензиевым экспертный совет рассматривает результаты по всем городским тендерам, то порочная система касается всех государственных заказчиков. Их в Петербурге более 30 (все комитеты и управления администрации города). Но почему-то уже второй брифинг подряд на тему «Несовершенство госзаказа» посвящен коррупции в одном отдельно взятом комитете - по благоустройству. Причем солирует на этих мероприятиях исключительно обвиняющая сторона, обвиняемых же не приглашают. С чего бы? Уж не поступило ли руководящее указание «топить» КБиДХ? Уж не связано ли это с тем, что, по неофициальной информации, глава данной структуры Владимир Дедюхин вот-вот переберется в Москву, под крыло вице-премьера Владимира Яковлева?.. И вообще - без мостов, конечно, не обойтись, но как же остальные «тендерные» безобразия? Особенно те, где на карту поставлены не просто деньги, но и жизни?
Комментарий юриста по поводу странных вещей, творящихся не в других чиновных вотчинах, а в его «родном» КЭРППиТ, получить не удалось: Михаил Пензиев быстро покинул брифинг, бросив на ходу: «Мне работать надо!» А тем временем в Петербурге лавинообразно нарастает очередной «льготно-лекарственный» скандал.
Напомним, что с этого года госзаказ на закупку льготных медикаментов курирует комитет по экономическому развитию. И первый же тендер, организованный КЭРППиТ на новом поприще, местное Территориальное управление Министерства по антимонопольной политике (ТУ МАП) сочло якобы незаконным и пыталось оспорить в суде. Из-за этого в городе возникла критическая ситуация с лекарствами («Новая газета» подробно рассказывала об этом в материале «Острая медикаментозная зависимость», №35). Но вот уже четвертая неделя как дело разрешилось в пользу КЭРППиТ (Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти иск ТУ МАП отклонил). Между тем еще в середине мая зампредседателя комитета по экономическому развитию, начальник Управления госзаказа Владимир Смирнов и вице-губернатор Петербурга, глава комитета здравоохранения Анатолий Каган в один голос уверяли, что, мол, «как только решатся юридические неувязки, все фирмы - участники тендера поставят необходимые лекарства за три дня...» Прошло восемь раз по три дня. Что же мы видим, точнее - не видим на аптечных прилавках?
В городе уже полтора месяца как нет инсулина «протафан НМ пенфил» производства датской фирмы «Ново Нордиск» и минимум месяц нет инсулина «актрапид НМ пенфил» производства этой же фирмы. Больные диабетом «тянут» на старых запасах, одалживают по флакону друг у друга. Начинается паника...

Уволюсь - тогда и поговорим
В редакцию «Новой газеты» позвонил читатель, инсулинзависимый диабетик со стажем и рассказал о своем визите в Комитет по здравоохранению. Это было тоже позавчера. Из собравшихся в приемной 15-20 пациентов, имеющих льготы и недовольных отсутствием нужных лекарств в аптеках, львиную долю составляли разгневанные диабетики. Они потрясали «бесплатными» рецептами на «протафан» и «актрапид».
Дежурный специалист комитета по здравоохранению, выслушав очередную жалобу, привычно начинал звонить в КЭРППиТ. Звонили уже упомянутому Владимиру Смирнову и его заму Владимиру Иванову, но те были в местной командировке. Разведя руками, специалист предлагал диабетику переписать его рецепт на другой вид инсулина «хумулин НПХ пенфил» производства американской фирмы «Эли Лилли», который в аптеках сегодня есть (правда, выпущенный в Уфе). Объясняя, что это «то же самое», чиновники лукавят: хотя и тот, и другой инсулин - «человеческие», различаются и механизм генноинженерного создания, и состав, и технология очистки. Есть пациенты, которым подходит только «протафан» и «актрапид», а «хумулин» - нет. Кроме того, существует еще одна «маленькая» деталь: шприц-ручки, с помощью которых вводится пенфильный инсулин, для препаратов «Ново Нордиск» и «Эли Лилли» - разные. Но не все это знают. А советуя замену одного инсулина на другой, специалисты об этом умалчивают - видимо, полагая, что как-нибудь и так сойдет. И только когда человек говорит: «Извините, но у меня другая шприц-ручка», ему отвечают: «Да? Ну что ж, ладно, тогда... Тогда мы вам выпишем рецепт на новую».
Для справки: шприц, о котором идет речь, стоит от 30 долларов и дороже. Хорошенькое «целевое расходование средств»! Выходит, вместо того, чтобы закупить нужный инсулин, диабетикам готовы выдать вторую шприц-ручку, то есть, потратить вдвое больше денег... Кому это выгодно? Неужели не перевелись еще патриоты, которые бойкотируют датских производителей, припоминая и невыдачу России Ахмада Закаева, и проведение Всемирного чеченского конгресса?.. Или в городе существует мощное лобби «Эли Лилли»?..
Почему нет «актрапида» и «протафана» в пенфильной форме, закупали ли их в принципе и кто виноват до сих пор неясно. Господин Смирнов был страшно занят и переадресовал «Новую газету» к своему заму, а господин Иванов был страшно удивлен: «Как это - нет препаратов? Куда они могли деться? Все в порядке...». На просьбу же о более развернутом комментарии ответил, что «беседовать с вами я буду, только если начальство даст мне соответствующие указания» и «вообще я из этого комитета увольняюсь, вот когда уволюсь - тогда и поговорим».

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА