Войска иммунодефицитного назначения–3

21 июля 2003 10:00

«Новая газета» не раз писала о судьбе офицера Вячеслава Темникова, которого во время операции в военном госпитале заразили ВИЧ-инфекцией и гепатитом С. Писали и о том, что военные медики признавать свою вину не торопятся, оставив Вячеслава один на один со страшным недугом... История продолжается.




Напомним суть дела (о чем мы писали в марте этого года, «Войска иммунодефицитного назначения», НГ № 22, 27.03.2003). Вячеслав чуть не умер в военном госпитале из-за потери крови после банальной операции удаления аппендицита. Чтобы вытащить его с того света, где он чуть не оказался по халатности военных медиков, ему сделали экстренное переливание крови и еще несколько операций. Именно тогда, во время переливания, по мнению Вячеслава, его и заразили смертельно опасной инфекцией. Кровь случайных доноров - солдат и офицеров, лежавших в том же госпитале, - не проверялась: в тех условиях на это уже просто не было времени.
Было это уже достаточно давно, в 2001 году. Поначалу Вячеслав жил в полном неведении и ни о чем таком не подозревал. Пока не лег на обследование, где ему и поставили страшный диагноз. Но признать свою вину военные медики не спешили, ссылаясь на то, что прошло уже много времени. Логика была простой: сам заразился, а теперь на нас бочку катит. Попробуй докажи факт заражения в госпитале, да еще после того, как столько воды утекло. Тогда Вячеслав обратился в прокуратуру, но после проверки Военная прокуратура Санкт-Петербургского гарнизона отказала в возбуждении уголовного дела. После чего Вячеслав и его родители разослали письма в разные высокие инстанции, включая министра обороны Иванова и президента Путина. О чем мы и сообщили в последней публикации («Войска иммунодефицитного назначения-2», НГ № 23, 31.03.2003).
И вот через месяц с небольшим, в мае, в редакцию пришло официальное письмо из Главной военной прокуратуры России. Где говорится о том, что приведенные в публикации факты проверены. И возбуждено уголовное дело. Организация предварительного расследования поручена военному прокурору Ленинградского военного округа. А ход и результаты следствия взяты Главной военной прокуратурой на контроль.
Связаться тогда с Вячеславом Темниковым не удалось: практически весь май и июнь он провел в госпитале. И вот на днях мы встретились, чтобы узнать из первых уст, как продвигается его дело.
- Да, - сказал Вячеслав, - уголовное дело возбуждено. Но материалы отдают на проверку тем же людям, которые уже давали заключения по предыдущей проверке. Тем же прокурорам, тем же экспертам Военно-медицинской академии. И я боюсь, что они вынесут то же заключение, что выносили прежде: доказать то, что виноваты военные медики, не представляется возможным. Ведь они же наверняка будут бороться за честь мундира. Если бы это была независимая проверка, независимая экспертиза... Хотя в доверительных разговорах мне уже многие говорили: да, виноваты мы, военные медики. Но доказать это тебе не удастся, слишком много времени прошло...
После того как весной прошла волна публикаций о «деле Темникова», военно-медицинское начальство обратило на Вячеслава свой взор, его приглашали на беседы, обещали помощь, лечение. Сейчас все снова затормозилось, и, похоже, никто не горит желанием оказать ему реальную помощь. Вячеслава, как это у нас водится, гоняют по инстанциям, отфутболивая из одного кабинета в другой.
В госпитале, где он лежал в мае - июне, Вячеслава лечили от гепатита С (который излечим, надо только не упустить время), стали колоть ему интерферон. Потом прекратили (хотя курс лечения еще только начинался), говорят: интерферон кончился. Точнее, он есть, но для военнослужащих Ленинградского военного округа. Вячеслав же подчинен 6-й армии ВВС и ПВО, то есть к округу прямого отношения не имеет. Командующий 6-й армией ВВС и ПВО генерал-лейтенант Торбов принимать Вячеслава вообще не хочет, в его кабинет Вячеслава не допускает адъютант: это, говорит, вообще не наша проблема, а проблема военных медиков - вот с ними и общайся, к ним и предъявляй претензии.
Но и военные медики не лыком шиты. Характерный разговор состоялся не так давно у Вячеслава с главным инфекционистом ЛенВО Николаем Сахонем. Вячеслав сказал, что хочет пройти курс лечения в любом военном санатории. На что полковник Сахонь ответил, что путевка Вячеславу не положена: на том основании, что он - инфекционный больной и представляет опасность для персонала. «Если я инфекционный больной и представляю опасность для окружающих, - парировал Вячеслав, - тогда мне необходимо предоставить отдельное жилье». «Нет, отдельное жилье тебе не положено, - ответил полковник, - ты не опасен для общества»...
А главный инфекционист Вооруженных сил Валерий Волжанин сообщил Вячеславу, что он вообще висит на волоске. Если его состояние ухудшится, его просто уволят из армии: ВИЧ-инфекцию в армии не лечат. Уволят - и дело с концом. Какие потом претензии к военному ведомству от бывшего военнослужащего? Так что пока Вячеслава подспудно обрабатывают, чтобы он не лелеял несбыточных надежд, а по-тихому сам уволился из армии.
- Мне намекают, - говорит Вячеслав, - что мне не могут помочь, просто потому, что я такой не один. Стоит создать прецедент, и военная медицина потонет в этом потоке. К примеру, сколько лет уже идет война в Чечне, и там с военной медициной такое творится...
Но самый потрясающий рецепт от военных медиков такой:
- Да, говорят мне, допустим, мы тебя заразили, - рассказывает Вячеслав. - Но ведь ты же остался жив. Жив! А могло быть хуже. Чего же ты еще хочешь?... Просто так по-русски послать меня подальше они не решаются, поэтому говорят: иди в церковь, поставь свечку, помолись, сходи к священнику - тебе сразу станет легче...

Николай ДОНСКОВ