Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Полицейский – о митингах, Милонове, злобных блогерах и жестких задержаниях
Фото: Елена Лукьянова

Полицейский – о митингах, Милонове, злобных блогерах и жестких задержаниях

21 марта 2014 17:17 / Политика

Почему некоторые думают, что на митинге можно плевать в сотрудника полиции или приставать к нему с вопросом "Как вы меня любите?"

Начальник управления обеспечения охраны общественного порядка и взаимодействия с органами исполнительной власти ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Алексей Смяцкий рассказал журналистам, почему оппозиционеры одеваются в грязную одежду и что депутат ЗакСа Виталий Милонов может быть наказан за свое поведение на антивоенном митинге.

Журналисты обратили внимание, что на акциях оппозиционеров сотрудников правопорядка значительно больше, чем на путинских митингах. С чем это связано?

– Силы на массовые мероприятия мы рассчитываем исходя из информации Комитета по законности Смольного, который уведомляет нас о теме мероприятия, заявленной численности, о том, какие будут транспаранты и звукоусиливающая техника, транспортные средства и т. д.

Подчеркну, что все согласованные мероприятия прошли без эксцессов. Максимум, что было, – провокаторы и превышение лимита по численности.

О несанкционированных акциях мы узнаем, как и журналисты, из интернета. К тому же активисты расклеивают стикеры с анонсом на станциях метрополитена и на улицах города. Мы такие же люди и ходим по улицам, пользуемся социальными сетями. Сотрудники полиции также читают блоги, ведь мы не какое-то быдло, которое сидит в подвале.

О предположительной численности несогласованной акции мы узнаем из СМИ и из сети "ВКонтакте", где люди отписываются, что придут. Есть и оперативные источники, но о них я говорить не буду.

Согласованная акция в поддержку Майдана. Марсово поле. Февраль, 2014-го. Фото Елены Лукьяновой

И опять же о статистике – замечено, что численность провластных митингов завышается, а численность оппозиционных мероприятий властями занижается.

Численность на массовых мероприятиях мы определяем визуально, никаких счетчиков не ставим. Есть определенная схема расчета по площадям, местам, улицам. Но занимается этим Комитет по законности.

Да, наши данные разнятся с теми, что заявляют оппозиционеры, но иногда на публичных мероприятиях журналистов оказывается больше, чем митингующих. Потом сообщается, что на акции было 50 человек, хотя я видел, что 30 из них – представители СМИ.

Несогласованная антивоенная манифестация. Площадь перед Исаакиевским собором. Март 2014-го. Фото Елены Лукьяновой

По ощущениям, полицейские обращаются с фанатами "Зенита" на несогласованных шествиях значительно нежнее. Нам кажется?

– С болельщиками, которые устраивают шествия по Невскому проспекту по случаю победы "Зенита", мы работаем точно так же, как на массовых мероприятиях. Если они мешают проходу граждан, проезду машин, то их задерживают. Только болельщикам вменяется не участие в несогласованном публичном мероприятии, а мелкое хулиганство, например.

На несогласованных митингах предупреждаем, что акция не согласована, и говорим, какая ответственность грозит участникам. Если речь идет об одиночном пикете, то участник акции обязан представиться и сообщить свои данные.

Почему если два человека просто стоят на Невском, у полицейских к ним претензий нет. А если два человека стоят с плакатом – есть?

– Мы законы не принимаем. Сейчас, насколько мне известно, проект закона об увеличении количества Гайд-парков в Петербурге (прибавится четыре места) находится на рассмотрении. И это правильно, поскольку в это воскресенье, например, граждане хотели провести два митинга со схожей тематикой в одно время.

Но на Пионерской площади, я считаю, вообще ни в коем разе нельзя проводить митинги – какой бы ни была их тематика: за мир, за дружбу, за экономику, за политику. Туда ведь дети приходят смотреть спектакли.

У нас все стремятся в центр, потому что не хотят идти куда-то пешком, ехать на общественном транспорте. Взять хотя бы историю с акциями на Гостином дворе – Комитет по законности всегда предлагает им вместо Гостиного двора другие места, но нет – они сознательно идут на проходное место, на Невский проспект, где много народу, чтобы их там задержали и они показали, как у нас плохо с демократией. Да у нас неплохо с демократией! С умами у некоторых плохо. Зачем подают уведомление, зная, что им не согласуют? Они сознательно идут на риск, не учитывая, что кто-то из прохожих может пострадать. Как-то раз мне пришлось перенести старушку с тележкой (она проходила мимо) на безопасное расстояние, потому что она могла пострадать.

Или вспомним акцию против приватизации. (16 февраля у метро "Международная" прошла акция за пересмотр итогов приватизации в России. – Ред.) Ее участники обсуждали в соцсетях, что нужно одеться в грязную одежду, потому что они будут приковываться друг к другу и падать на асфальт. Дескать, чтобы их полицейские тащили за руки, за ноги, а они изображали страдальцев.

На мероприятие пришли в основном люди пожилого возраста с коммунистической атрибутикой, они общались между собой. А задержания начались после скандирования и разбрасывания листовок. Да, в какой-то степени полицейские действовали грубо, но не будет же сотрудник полиции ложиться в лужу и уговаривать оппозиционеров, мол, и ты, и я грязные, давай ты все-таки поднимешься.

Несогласованная акция против приговора по "Болотному делу". Малая Конюшенная. Февраль 2014-го. Фото Елены Лукьяновой

Как вы оцениваете поведение депутата Виталия Милонова на антивоенной акции 2 марта? По сообщениям ряда СМИ, он провоцировал присутствующих, вырывал у них плакаты, а его сторонники обливали протестующих вонючей жидкостью.

Да, я его там видел. Что касается сообщений СМИ, заснятое на фото- и видеокамеры мы будем просматривать и изучать. Если есть признаки правонарушения, люди могут быть привлечены к административной и уголовной ответственности. Мы не всегда задерживаем в момент проведения мероприятия. Изучаем записи в течение двух месяцев, по итогам анализа материалов нарушитель может быть привлечен к ответственности.

Мешают ли вам журналисты?

– Журналисты – нет. Затрудняют работу так называемые блогеры. В погоне за сенсацией они мешают проводить задержания, встают на пути, стараясь запечатлеть сотрудника полиции со злым лицом, который хватает "борца за справедливость".

О чем вы говорите подчиненным перед мероприятием, которое будет разогнано? Вы объясняете, почему акции быть не должно?

– Перед каждым публичным мероприятием старшими офицерами, командирами проводится инструктаж личного состава. Оговаривается, согласована акция или нет, как вести себя с гражданами. Если мероприятие согласовано, задача – пресечь провокации. Если не согласовано – смотрим, нет ли нарушений.

Разумеется, сотрудник может отказаться от участия в пресечении несогласованной акции, каждый человек имеет право на свое мнение, но такого ни разу не было.

Лично я тоже с кем-то из протестующих бываю согласен, с кем-то не согласен, но я прихожу на акции не для того, чтобы кого-то поддержать. Я там для соблюдения закона.

Несогласованный народный сход против приговора Навальному. Малая Конюшенная. Август 2013-го. Фото Михаила Масленникова

Сталкиваетесь ли вы с неприятием со стороны протестующих?

– Негативное отношение к нам наблюдаем сплошь и рядом, кричат "Полиция, не будь уродом!", "Позор!", "Фашисты!"... Но кто-нибудь получил за это по говорящему лицу? Нет.

Почему-то некоторые митингующие считают, что в сотрудника полиции можно плевать, что его можно пинать. Уголовного законодательства никто не отменял. Почему думают, что полицейский – это негодяй, к которому можно приставать с шестицветной ленточкой и вопросом "Как вы меня любите?". Я нормальный человек с нормальной ориентацией.

Мы тоже жители города и хотим порядка. Цели обязательно кого-то задержать, палочной системы нет. Разумеется, сказать, что везде все идеальные, нельзя – работаем не жестоко, но жестко.

Согласованная акция в поддержку ЛГБТ. Марсово поле. Сентябрь 2013-го. Фото Михаила Маленникова



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close