Ребенок розмари

4 августа 2003 10:00

...Цок-цок-цок - застучали копыта по Мойке, по набережной Лебяжьей канавки, гулким эхом раскатились по Миллионной... Коляски, заполненные новобрачными, одна за другой выезжали из ворот Летнего сада, держа путь через Марсово поле к Дворцовой площади. Всего восемь транспортных единиц - для широко анонсированного события не густо. Зато красиво! Репортеры и туристы судорожно наводили камеры, кто-то придирчиво разглядывал наряды невест, кто-то кричал: «Горько!»... Так в минувший уикенд, в самое пекло, стартовала ключевая акция международного фестиваля «Парад роз» - шествие по городу «цветочных» свадебных кортежей.




Строго говоря, фестиваль по счету третий, и тем не менее - дебют. Два предыдущих лета праздник в честь Марии Федоровны - жены Павла I, «репетировался» в Павловске. Почему патронессой выбрали именно эту монархиню, а не какую другую? По словам автора идеи Дмитрия Факалкина (он же и продюсер, и режиссер), все очень просто: урожденная принцесса Вюртембергская обожала цветы - она их и выращивала, и вышивала, кроме того, ее именины удачно приходятся на первые числа августа. По какому стилю - теперь уже и неважно...
Реклама сделала свое дело, и народ толпился у входа в Летний сад с утра. Побродив же час-другой по аллеям, многие покидали «пушкинский огород» разочарованными. Главное недоумение фестиваля: «А где розы?» Растений, вынесенных в заглавие мероприятия, и правда было маловато. Но не розами едиными... Стилизованная под пейзанку актриса развлекала публику, задавая каверзные вопросы типа: «Какими цветами украшали подвенечный наряд в XIX веке?» Ответ «флёр д’оранж» массовика-ботаника почему-то не устроил, и, вдоволь помучив бестолковых гостей - те взмокли от пота, пытаясь отгадать - маргаритки? фиалки? - барышня наконец гордо изрекла правильную версию: «Цветы померанца!» В чем принципиальная разница (апельсин - он и есть апельсин), узнать не удалось - как раз в этот момент из динамиков зазвучал вальс Мендельсона. Сделав круг по центру города, в сад возвращались экипажи с молодоженами.
Из дюжины счастливых пар «две-три», если верить организаторам, действительно были «только от алтаря», остальные старательно имитировали «совет да любовь». Больше всего внимания снискала девушка в нетрадиционном нынче для наших краев ярко-красном свадебном платье. Между тем в старину на Руси девицы шли под венец как раз в алом, белое же означало траур. Потом колористика поменялась... Сегодня в «кровавого» цвета одеждах является на свадебную церемонию невеста в ряде мусульманских стран - например, в Пакистане; а машину, в которую садятся новоиспеченные супруги, там покрывают живыми розами «с ног до головы», оставляя свободными только стекла. Этакая клумба на колесах!.. По сравнению с «исламскими штучками» питерские выглядели куда скромнее. Если присмотреться, частично коляски и сбруя лошадей были декорированы и вовсе искусственной флорой. Среди настоящей, кроме роз - в удивительно скудной, надо сказать, цветовой гамме: белые, красные, кое-где желтые... и всё, - удалось распознать гвоздики, ромашки, хризантемы. А также - с помощью специалистов - рускус, кермек и листья хосты.
«Бедные! И охота жениться в такую жару!» - искренне пожалел новобрачных пожилой господин. Жарко - не холодно... Это раньше в России свадьбы играли в основном по осени, а сейчас любой сезон - матримониальный, хотя зимой регистрируются все же меньше: ноги в туфельках можно промочить, на роскошное платье придется накидывать пальто, и цветы дорогие. Что же до того, чаще сегодня в Петербурге заключают браки или реже - чем, допустим, во времена Марии Федоровны, - точно ответить ученые затрудняются. Вопрос это тонкий, деликатный, прямым делением числа совершеннолетних жителей на число выданных брачных свидетельств его не решить. Чтобы корректно сравнить теперешнее и давешнее положение дел, надо еще вычислить «коэффициент приведения», а для этого - знать демографический срез. Иными словами, количество как закоренелых холостяков, так и попадающих в брачные сети зависит не только от желания или нежелания самих людей, но и от объективных обстоятельств - в частности, от соотношения потенциальных женихов и невест в данной возрастной группе. Иной бы и рад жениться - да не на ком... При этом без обиняков можно констатировать, что средняя продолжительность одного брака на берегах Невы сегодня гораздо короче, чем прежде, а число разводов, на круг, вдвое превышает число свадеб - хоть в этом мы не отстаем от Европы. Кроме того, как и в европейских мегаполисах, все популярнее становятся у наших земляков гражданские союзы. Правда, есть на брачно-неформальном поле в северной столице и своя специфика. Психологи подметили такую закономерность: живут мужчина и женщина, не обременяя себя узами Гименея, три, пять, семь лет, и все у них замечательно. Но как только они решают скрепить свои чувства печатью загса, семья вскоре распадается.
...«Молодожены понарошку», устав от зноя и от зевак, ретировались, на смену им пришли всамделишные. В этот день, прослышав о необычных свадебных кортежах, к Летнему саду съезжались влюбленные пары. На пальцах у них сияли новенькие обручальные кольца, в глазах - необузданная радость, им было наплевать на любопытную толпу и на статистику. Заплатив энную сумму вознице, они залезали в коляску, хохотали, целовались, пели... «Сфотографируйте нас, пожалуйста!» - статная невеста в бежевом протянула мне «мыльницу» и картинно обняла своего хрупкого на вид жениха. Лошади изнемогали. Цветы вяли от жары...

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Алексей ВЫСОЦКИЙ