12 лет для ммм

7 августа 2003 10:00

1 августа, казалось бы, завершилось рекордное по числу скандалов дело Михаила Мирилашвили - суд Ленинградского военного округа вынес решение. Из многочисленных обвинений, предъявляемых президенту игровой империи «Конти-Групп» и председателю совета директоров холдинга «Петромир», в суде устояла лишь организация похищения трех человек и незаконное лишение свободы еще двух. Но за это МММ приговорили к 12 годам колонии строгого режима.




МММ-младший и МММ-старший


Друзья и подельники Михаила Мирилашвили по всем обвинениям оправданы за непричастностью (раньше бы сказали - за недоказанностью, в связи с плохой работой предварительного следствия). Разве что ветеран МВД, бывший сотрудник ГУВД Петербурга и Ленобласти и внештатный советник семейства Мирилашвили по безопасности Виктор Петров получил-таки срок в 5 месяцев 17 дней за незаконное хранение полусотни разнокалиберных патронов, да и то их ему зачли за отсиженное в ходе предварительного следствия. Все остальные: Евгений Казимирчук, охранник охранного предприятия «Центробалт», охранявший членов семьи Мирилашвили, Андрей Деменко, заместитель президента «Конти-Групп» и заместитель председателя совета директоров холдинга «Петромир», пенсионер МВД Владимир Могутов, коммерческий директор фирмы «Профиль» Семен Кузьменко и Николай Полунин, советник президента «Евросервиса» по безопасности, обвинявшиеся в непосредственном участии в похищении Ростома Двалии, Кобы Какушадзе, Мамуки Григалашвили и лишении свободы Мзии Маргелашвили (Казимирчука вместе с Мирилашвили также обвиняли в участии в убийстве Двалии и Какушадзе - но это обвинение отпало) - невиновны. А кто виновен? Есть отличная юридическая формулировка - неустановленные лица.
Деменко оправдали и по обвинению в незаконном обороте драгметаллов - при обыске в офисе у него было обнаружено две ампулы с изотопом осьмия-187, но суд выяснил, что Деменко не знал доподлинно, что именно находится в этих ампулах, которые его просили передать в Москву на выставку к 300-летию Петербурга. Оправдан был и Марк Сидлер, полковник медицинской службы, начальник кафедры экстремальных болезней ВМА, которого обвиняли в укрывательстве убийства Двалии и Какушадзе.
Сама история, приведшая Михаила Мирилашвили за решетку, началась 7 августа 2000 года. «Тойота-Лексус», на которой ехал его отец Михаил Мирилашвили-старший с водителем, на Выборгской набережной остановил человек в милицейской форме, стоявший возле светлой «девятки». Тут же подскочили еще двое злоумышленников. Водителя попросту вышвырнули из машины, а его место занял один из похитителей, второй сел рядом с Мирилашвили-старшим. Обе машины скрылись. «Девятку» обнаружили вскоре неподалеку - но в ней была только наспех сброшенная милицейская форма, «Тойоту» нашли в Невском районе, недалеко от станции метро «Елизаровская». Похищенного Мирилашвили-старшего искала милиция, родственники были крайне обеспокоены его судьбой. Младший из сыновей, Габриэл, тут же позвонил в Израиль, где находился старший - Михаил, и рассказал брату о похищении отца. Уже в 10 вечера Михаил Мирилашвили был в Петербурге.
Но еще до его приезда друзья и сотрудники службы безопасности братьев Мирилашвили начали свой поиск, оказывая при этом помощь и официальным правоохранительным органам: так, сотруднику угрозыска 20-го отдела милиции был передан мобильный телефон для связи и выделен автомобиль для поездки в Невский район к месту обнаружения «Тойоты». А в «девятке» был найден листок бумаги с двумя телефонными номерами. Как оказалось несколько позже, это были телефоны квартир на улицах Благодатной и Белы Куна, где проживали уроженцы Грузии Коба Какушадзе, Ростом Двалия, Мамука Григалашвили, Мзия Маргелашвили и ее несовершеннолетний ребенок. Естественно было предположить, что кто-то из этих людей может иметь отношение к похищению Мирилашвили-старшего. Вскоре в офис Михаила Мирилашвили доставили Двалию, Какушадзе и Григалашвили, а Мзию вместе с ребенком силой удерживали в собственной квартире (по ее словам, ее даже приковали наручниками, чтобы не сбежала). Кто именно проводил всю эту операцию - неясно. Предварительное следствие обвиняло в этом Деменко, Казимирчука, Петрова, Могутова, Кузьменко и Полунина, однако убедить суд в том, что это сделали именно они, - не сумело (часть необходимых следственных действий, например - опознание, попросту не была проведена). В приговоре в результате остались некие «неустановленные лица». Они применили к пленникам меры физического воздействия, требуя, чтобы те вывели их на похитителей и помогли добиться освобождения Мирилашвили-старшего. В итоге переговоров пленника отпустили вечером 8 августа.
Позже защите Михаила Мирилашвили удалось найти некоего Автандила Кервалишвили, вора в законе по кличке Нико (он же Никела), отсиживающего срок в Тбилисской тюрьме за убийство грузинского полицейского. Никела, по его признанию, был одним из участников похищения и последующего освобождения Мирилашвили-старшего и вел часть телефонных переговоров с Михаилом Мирилашвили. Что же касается заказчика похищения, то Никела назвал в его качестве еще одного питерского вора в законе - Гочу Цагарейшвили. Впрочем, к признаниям Никелы суд отнесся достаточно скептически.
Как бы то ни было, после освобождения Мирилашвили-старшего свобода Мзии Маргелашвили и ее ребенку была возвращена, да и Мамуку Григалашвили отпустили из офиса на Тверской восвояси. А вот следы Какушадзе и Двалии на время потерялись... пока летом 2002 года их тела не были обнаружены расчлененными и похороненными в окрестностях Южной ТЭЦ. Найти их помогли трое азербайджанцев грузинского подданства - Илгама Френди, Фикрета Алекперов и Ровшана Мамедов, которые сами были сперва выманены из Грузии на Украину, где и арестованы по подозрению в участии в заказном убийстве Гочи Цагарейшвили, его гражданской жены Лианы Ангуладзе и ее официального супруга в октябре 2000 года. Заказчиков расправы с Цагарейшвили и его спутниками следствию установить так и не удалось. Хотя прокурор Петербурга Иван Сыдорук и намекал в свое время, что в этом напрямую замешан Мирилашвили (тот имел основания подозревать, что Цагарейшвили был замешан в похищении его отца), но доказать это следствию так и не удалось. Сами Алекперов, Мамедов и Френди в качестве заказчика называли некоего авторитета Афгана, но сам Афган ныне мертв, а потому и заказчик убийства Цагарейшвили и его спутников также проходит как «лицо неустановленное». Кроме того, троица призналась и в том, что именно они захоранивали останки Кобы Какушадзе и Ростома Двалии. Место-то они указали верное, вот только с датами возникла путаница: следствие по делу Мирилашвили уверяло, что трупы Какушадзе и Двалии были закопаны в августе 2000 года, в материалах дела Френди, Мамедова, Алекперова значится сентябрь того же года. Сама же троица, давая показания в суде по делу Мирилашвили, заявила, что случилось это в ноябре 2000 года. Да и похищали Какушадзе и Двалию в одной одежде, а на их останках - одежда совсем другая, более осенняя. Дело по укрывательству преступления в отношении Мамедова, Френди и Алекперова прекращено за истечением срока давности. Кто именно и когда убил Какушадзе и Двалию, суд так и не смог выяснить. В результате обвинения в участии в этом преступлении с Михила Мрилашилии Евгения Казимирчука были сняты за непричастностью, а само дело по убийству возвращено прокурору Петербурга (теперь это Николай Винниченко) для «проведения нового расследования и установления виновных».
Расследования трех дел: о похищении Мирилашвили-старшего, о пропаже Какушадзе и Двалии и об убийстве Гочи Цагарейшвили шли ни шатко ни валко до 23 января 2001 года, когда прилетевший на пару дней из Израиля в Петербург Михаил Мирилашвили был арестован в своей квартире на Каменноостровском проспекте. В ближайшие за этим дни аресту подверглись и Деменко, Свидлер, Казимирчук, Петров, Могутов, Кузьменко и Полунин. Но если остальным в конце концов все же изменили меру пресечения, и приговор они встречали под подпиской о невыезде, то Михаилу Мирилашвили меру пресечения менять упорно не хотели, несмотря на все ходатайства деятелей культуры, ряда отечественных и даже зарубежных политиков, организацию концертов в «Крестах» и попытки адвокатов добиться этого через суд.
Два с лишним года позади. Но, несмотря на приговор, дело Мирилашвили еще не закончено. Адвокаты намерены подать кассационную жалобу на решение суда Ленинградского военного округа в военную коллегию Верховного суда, называя приговор «ужасно несправедливым и жестоким». Да и у обвинения есть основания быть недовольным приговором. Значительная часть обвинений попросту рассыпалась за неважным качеством следствия (хотя и не определилось пока, будет ли выноситься протест на решение суда).

Александр САМОЙЛОВ
фото ИНТЕРПРЕСС