Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
В дурдом за
Фото: Анастасии Мироновой

В дурдом за "нашу Победу"

22 апреля 2014 16:07 / Общество

Желание восстановить заброшенные военные памятники Петергофа к 70-летию освобождения города от фашистов обернулось для местного жителя путевкой в психбольницу.

Герои под слоем битумной краски

Александр Лебедев увлекся историей Петергофа года два назад, когда потерял работу кузнеца на часовом заводе. Он зачастил в районную библиотеку и за несколько месяцев прочитал все книги по краеведению. Чем больше он читал, тем больше возмущался, что мемориал "Приморский" находится в таком запустении, а на петергофских военных памятниках вместо былой позолоты, латуни и декоративного камня – битумная краска и серебрянка.

За попытку придать памятникам первоначальный вид Лебедев прослыл городским сумасшедшим, а чиновники увидели в нем самого настоящего врага. Против защитника памятников возбудили уголовное дело. 22 апреля вступило в силу решение Петродворцового районного суда об отправке его на принудительную судебно-психиатрической экспертизу в психбольницу № 6.

Письма Георгию Сергеевичу

В 2013 году Александр впервые обратился в районную администрацию с просьбой восстановить внешний вид монументов и получил ответ, что мемориал "Приморский" содержится в соответствии с документацией.

Активист не успокоился – он слал письма с просьбой очистить пескоструйкой барельеф защитникам плацдарма, вернуть к монументу "Группа орудий" скамейки, стоявшие там в советское время. Когда стало понятно, что местная администрация не идет навстречу, Лебедев начал писать в Смольный.

Так, он просил Георгия Полтавченко покрыть сусальным золотом лица на барельефе, позолотить памятник погибшим десантникам и срубить два дерева, которые закрывают собой этот монумент. Кроме того, просил губернатора дать разрешение на установку в Петергофе Андреевского поклонного креста в память о погибших при обороне города десантниках.

"Они крадут у нас нашу Победу", – зло отзывается о чиновниках Лебедев.

Рецидивист

Не добившись понимания чиновников, возмущенный общественник пошел ва-банк. 8 августа 2013 года он выкрасил в цвета георгиевской ленты бетонный постамент, на котором стоят три боевых орудия. Диски колес зенитных установок покрыл золотистой краской из баллончика.

Диски колес зенитных установок Лебедев покрыл золотистой краской из баллончика. В книгах он вычитал: раньше на дисках орудий были латунные колпаки

В книгах Александр видел старые фотографии монумента и знал, что раньше на дисках орудий были латунные колпаки. Дорисовать георгиевскую ленту и написать на постаменте "Я помню, я горжусь" не успел, так как был схвачен. Ему назначили амбулаторную психиатрическую экспертизу, которая не смогла установить вменяемость активиста: эксперты попросили положить его на месяц в стационар.

В январе старший дознаватель местного отдела полиции Руслан Гасанов завел дело по ч. 1 ст. 330 Уголовного кодекса РФ (самоуправство). В марте на Лебедева завели еще два уголовных дела по той же статье – за дважды покрытого золотой краской бетонного десантника.

Два уголовных дела на Лебедева завели за дважды покрытого золотой краской бетонного десантника

Несмотря на это, подследственный продолжал требовать от городских и районных чиновников  вернуть на Приморский мемориал флагшток и флаг России. Оказалось, что флага на мемориальном комплексе действительно не было.

Протокол с места "преступления"

Адвокат по назначению Дарья Лахадынова не обжаловала решение суда о стационарном освидетельствовании Лебедева. Когда тот понял, что его действительно могут отправить в ГПБ-6, стал искать помощи. Не найдя защитников в Петергофе, отправился в Санкт-Петербург, в приемную депутата Виталия Милонова. Там его вежливо выпроводили, но о его ситуации рассказали правозащитнику Динару Идрисову.

21 апреля Идрисов направил жалобу на решение суда в горсуд.

Откуда деньги

Давая показания, Лебедев, который несколько лет не работает и живет с мамой, рассказал, что краску, кисти, подручный инвентарь, включая бензопилу, ему дают члены общественного движения "Живые, пойте о нас!" и сочувствующие горожане.

Движение, по словам Лебедева, официально не зарегистрировано и кто конкретно ему помогает, он сказать побоялся. В местном отделении ВООПИиК, союзе ветеранов и военкомате об этом движении "что-то слышали", но никаких конкретных имен назвать не могут.

Знают об Александре Лебедеве лишь в городской администрации. В кулуарных разговорах чиновники называют его городским сумасшедшим.

"Вы поймите правильно, у нас ведь для каждого объекта есть свои техтребования. Написано если, что моряк должен быть такого-то цвета, постамент под пушками – такого-то, мы должны все соблюдать. Он красит – мы перекрашиваем. А это деньги! У нас все памятники находятся в надлежащем состоянии, как предписывает документация. Никаких запущенных мемориалов на территории района нет", – заявила заместитель главы юридического отдела районной администрации Ирина Дементьева.

Попал под каток

Что именно в поведении обвиняемого зародило у старшего дознавателя Гасанова подозрение в невменяемости, неизвестно. Сам дознаватель для журналистов недоступен, а пресс-служба ГУ МВД по Петербургу отказалась оперативно прокомментировать дело Лебедева.

Член Президентского совета по правам человека, глава правозащитной ассоциации "Агора" Павел Чиков не исключает, что в случае с Лебедевым дознаватель мог ограничиться назначением амбулаторной экспертизы. "Уголовно-процессуальный кодекс жестких требований и условий именно стационара не указывает", – рассказал Чиков.

Но на принудительное психиатрическое освидетельствование в России могут отправить любого фигуранта любого уголовного дела. Ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев рассказывает, что в России нередко психиатрическая экспертиза используется для того, чтобы закрыть по-тихому явно неадекватные дела, которые по каким-то причинам пришлось возбуждать:

"Если дознаватель получит на руки бумажку о том, что на момент совершения преступления подозреваемый не имел умысла, пребывал в измененном состоянии, так как жутко переживал за состояние памятников, ему станет проще выкручиваться, не найдя в действиях состава преступления. Дело будет вежливо и аккуратно закрыто, все довольны и счастливы. Кроме человека, который попал под этот каток".

Морячка заметили

Из-за развитой Лебедевым активной деятельности все больше горожан стали обращать внимание на состояние памятников, вернее, на их запущенность.

Например, местная жительница Ирина Антонова рассказала, что никогда не замечала памятник десантнику, пока его не покрасили в золотой цвет: "Не видно его. На машине сколько лет мимо проезжала и никогда его не замечала. Недавно смотрю – надо же, стоит, золотой! А потом вдруг снова исчез".

Другая жительница Петергофа Светлана Пальчикова рассказала, как увидела на постаменте под тремя орудиями георгиевскую ленту. "Вы знаете, мне стыдно стало, что я с самого детства ни разу не подходила к этому памятнику. Когда я увидела, что на нем нарисовали ленту, то подошла и ахнула: грязный какой, кругом мусор валяется, пушки скоро травой зарастут".

С праздником, любимый город!

Александр Лебедев – человек, в своей борьбе за сохранение памяти о защитниках Петергофа дошедший до одержимости. В народе таких людей принято называть городскими сумасшедшими: одержимые одной идеей, они поднимают так много шума, что от них все устают.

Лебедев никогда не состоял на учете в психиатрическом или наркодиспансере. У него были водительские права и еще недавно он работал. В последнее время он действительно стал странным. Носит потертый кожаный френч, надевает берет, как у десантников, сделал татуировку в виде матроса. Он слишком много говорит о золоте и хочет покрыть им все памятники в Петергофе.

Но любовь к воинам и "нашей Победе" – не самая опасная для общества одержимость. Тем не менее забота о памяти героев довела Александра Лебедева до дурдома.

В том, что патриотический угар привел человека в психбольницу, странного ничего нет. Но почему не нашлось никого, кроме Лебедева, кто бы с таким же упорством требовал ухаживать за монументами на Ораниенбаумском плацдарме в годовщину освобождения города от фашистов?