Скелеты в шкафу
Фото: Против захвата озер

Скелеты в шкафу

23 апреля 2014 16:25 / Экономика

Рейдеры в Токсове, чтобы захватить береговые участки, подделывают документы, датируемые "лихими 90-ми".

"Земельный участок с кадастровым номером *** по адресу г. Москва, Красная площадь, напротив Мавзолея В. И. Ленина, был выделен в собственность гражданке Пузиковой Л. А. личным указанием М. Ф. Романова в 1615 году. Впоследствии участок был продан гражданину Тузикову И. А., который, в свою очередь, продал его гр-ну Тазикову, который переуступил его Кузикову, который в 2014 году огородил участок забором и обратился в органы местного самоуправления с просьбой выдать разрешение на строительство коттеджного комплекса "Мавзолей".

Это не бред сумасшедшего, а популярная схема рейдерского захвата земельных участков, которые по закону нельзя приватизировать: берегов рек и водоемов и зон отдыха. Процесс захвата ценнейших природных объектов сейчас до смешного прост.

Теория

Так вкратце выглядит типичная метода захвата приглянувшегося участка:

1) Вор высматривает свободный участок на берегу. Под Петербургом свободных осталось очень мало, но пока еще найти можно. Если совсем ничего не осталось ("все украли до нас"), возможен экстремальный вариант – выбор участка, уже имеющего собственника (самый старый и бедный дом, с расчетом на социальную незащищенность жертвы). О таком случае расскажем особо.

2) Вор берет старую печатную машинку с западающими клавишами и набирает текст, согласно которому данный берег был в 1992–93 году приказом номер 12345 (номер произвольный) выделен в постоянное бессрочное пользование некоему гражданину, предположим Пузикову, за подписью главы сельсовета Тазикова. В том, что подлинность дат и фамилий для успешного захвата абсолютно не важна, вы убедитесь позднее.

3) Вор нанимает гастарбайтеров, которые огораживают берег и весь "участок" синим забором и начинают строить коттедж. Это обойдется несколько дороже, чем выполнение предыдущих пунктов, но, с другой стороны, это будут самые большие траты за всю операцию.

4) Вот тут в первый и последний раз вору придется проявить творчество. Без постановки на кадастровый учет прибыли с этого проекта ему не получить (нет кадастра – нет регистрации собственности – нет возможности продать участок "добросовестному приобретателю"). Здесь придется поднатужиться и договориться с чиновниками Росреестра, которые сделают ему кадастровый паспорт и выдадут свидетельство о собственности. Впрочем, занимаются этими аферами либо сами сотрудники этой доблестной структуры, либо их друзья и родственники. Так что данная квазилегализация вору ничего не стоит.

5) Перед тем как выставить участок на "настоящую продажу", вор изготавливает несколько поддельных документов, свидетельствующих о якобы цепочке перепродаж-дарений. При этом могут использоваться паспорта его знакомых и родственников, а также просто краденые и выдуманные документы. Подписи нотариусов под договорами купли-продажи также обычно поддельные, хотя попадаются и живые жулики со статусом нотариуса.

6) Участок (возможно, уже с домом) выставляется на продажу и сбывается "добросовестному приобретателю". Этого персонажа не удивляют ни забор по урез воды, ни межевое дело с включением береговой полосы, ни цепочка сомнительных перепродаж, где покупателями и продавцами выступают старушки из дальних регионов РФ, которые владеют участком не более трех недель, а затем продают по демпинговой цене. Явно заниженная цена, по которой он сам купил участок, "добросовестного" тоже не смущает.

Ведь во многих случаях "добросовестный приобретатель" знает об афере с самого начала, и более того, выступает ее заказчиком, терпеливо ожидая прохождения всех этапов. Собственно, сама афера нередко начинается исполнителями (чиновником или приближенными к нему лицами) только под конкретный заказ, после получения предоплаты.

Вы спросите, как же при такой наивной до абсурда простоте эта схема срабатывает? Почему местная администрация не отбирает немедленно участок у рейдера, почему в дело со всей решимостью не включается прокуратура? Ответ будет примерно таким же, как и на вопрос: почему захватываются берега, если закон это однозначно запрещает?

Дело не только в коррумпированности или лености надзорных органов. Просто законодательство и правоприменительная практика в нашей стране таковы, что нарушитель (в данном случае рейдер) находится в заведомо привилегированном положении в сравнении с тем, кто пытается восстановить нарушенную законность. Чтобы захватить приглянувшийся участок, нужно прежде всего его физически захватить. И все. Изготовление липовых бумажек – художественный декор основного действия.

А вот чтобы рейдера выгнать, нужно:

1) подавать в суд, собирать доказательства, тратить деньги на юриста;

2) добиваться исполнения решения суда, вплоть до обжалования бездействия судебных приставов;

3) не иметь уверенности в положительном исходе борьбы.

С учетом перечисленного органы власти и надзора крайне неохотно вступают в этот марафон. КПД низок, усилия – огромны. Проигрывать и тем самым терять репутацию чиновникам не хочется. Отсюда результат – в большинстве случаев чиновники предпочитают в отношении рейдеров практику "пусть уж остается как есть". Что, естественно, приводит захватчиков к ощущению вседозволенности и увеличивает их число в арифметической прогрессии.

Практика

В поселке Токсово Ленинградской области, на берегу чистейшего Чайного озера, осталось совсем мало незастроенных участков. Один из них находился в самом начале примыкания улицы Чайное Озеро к берегу. Он был маленький, не более 10 соток, причем большая часть его находилась в береговой полосе. Местные жители были спокойны: вряд ли кому-то понадобится этот клочок земли. Но они ошиблись. При стоимости земли в Токсово береговой участок, пусть и маленький, достоин того, чтобы рейдеры положили на него глаз.

Итак, в 2009 году вокруг участка появился забор по урез воды и шустрые гастарбайтеры начали возводить коттедж. После нескольких настойчивых обращений местных жителей в контролирующие инстанции выявилась следующая картина. Оказывается, девственный участок по адресу Чайное Озеро, 4а, уже 23 (!) года как находится в частном владении!

На схеме места двух захватов. 4а – это сразу за домом 3 по улице Чайное Озеро, а 17а – рядом с домом 17

Причем выделен он был некоему господину А. А. Шабакову еще в СССР, в марте 1991 года. Разумеется, окрестные жители ни Шабакова, ни какой бы то ни было деятельности на участке вплоть до 2009 года не видели. Адрес 4а тоже был придуман произвольно. Однако следующим в цепочке "правоустанавливающих документов" оказалось некое постановление совета депутатов пос. Токсово от 1996 г. № 15 "Об узаконивании земельного участка по фактическому пользованию".

Следом в деле появляется, согласно вышеприведенному списку, кадастровый паспорт. Документ, якобы выданный Шабакову в 2009 году, гласит, что земельный участок поставлен на кадастровый учет… 7 марта 1991 года, когда в СССР никакого "кадастрового учета" в помине не существовало! То есть данный кадастровый паспорт – юридически ничтожен. Аферисты, видимо, так спешили (а может, уверовав в свою безнаказанность, просто халтурили), что даже не заметили этого противоречия.

Далее в цепочку было втиснуто несколько липовых перепродаж. Сразу после "оформления в собственность" (мы уже молчим о том, что, согласно ст. 27 ч. 8 Земельного кодекса, после 3 июня 2006 года приватизация береговых полос запрещена) Шабаков якобы продал свой участок проживающей в Саратове старушке Л. В. Сухоплюевой. Покупательнице участок не понравился (впрочем, вряд ли она даже знала о своем приобретении), ибо спустя три недели после покупки она якобы продала его петербурженке Марине Александровой.

Строительство дома по адресу Чайное озеро, 4а, 2011 г.

Очевидно, что Александрова тоже была зиц-собственницей, потому что во время судебных баталий с районной администрацией (которые, надо отдать администрации должное, все же начались) представителем ее интересов выступал бывший сотрудник милиции Андрей Каменский, 1965 г. р., также (какое совпадение!) уроженец города Саратова. На эту фамилию стоит обратить внимание, так как Каменский одновременно выступил фигурантом еще одного – наиболее дерзкого в Токсово – рейдерского захвата. О нем позже.

Параллельно все это время шел поиск настоящего покупателя, потому что около двух лет на недостроенном доме красовалось объявление о продаже. Наконец, когда коттедж был уже построен, участок был в 2012 году продан Алексею Быкову. Судя по всему, весь предыдущий ворох документов был изготовлен единовременно в 2011 году, чтобы отбиться от иска администрации Всеволожского района, которая вдруг поняла, что участок 4а никогда никому не выделяла.

Расчет оказался верен: администрация удовлетворилась липовыми бумажками и поленилась копать дальше. Впоследствии, уже в январе 2014 года, природоохранная прокуратура добилась через суд освобождения новым хозяином небольшого проходика к берегу. Все остальное – забор по урез воды, коттедж и новые"добросовестные"приобретатели – пока остаются на своих местах.

Терраса дома Быкова на 4а

Благодарные ученики

Успешным опытом Александровой-Каменского-Быкова не преминули воспользоваться другие. Проехав чуть дальше вдоль берега Чайного озера, новые (?) рейдеры обнаружили еще один крошечный незастроенный участок подле дома 17 (примерно 10 соток, полностью в пределах береговой полосы).

Почему я ставлю вопрос после слова "новые"? Потому что в паспортах лиц, впоследствии фигурировавших в цепочке перепродаж этого участка (его нарекли 17а), почему-то вновь фигурирует жительница Саратова. Кроме того, между владельцами участков 4а и 17а, которые находятся довольно далеко друг от друга, были замечены весьма тесные деловые сношения. Да и даты начала захватов удивительно совпадают. Итак, в начале 2009 года некая жительница Саратова Халеева Н. И. запросила разрешение на строительство жилого дома на участке ул. Чайное Озеро, 17а.

В начале 2014 года Л. А. Сухорская поставила на берегу строительную бытовку и приготовилась возводить дом

Вскоре выяснилось, что девственный, заросший деревьями и черникой бережок уже лет двадцать как имеет владельцев, которые, оказывается, постоянно перепродают его друг другу! В начале 2014 года очередная приобретательница, Сухорская Л. А., поставила на берегу строительную бытовку и приготовилась возводить дом.

Источник в Токсовской администрации сообщил нам, что одним из авторов данной аферы, вероятно, является бывший замглавы поселения по земельным вопросам Константин Столяров. Он работал при прежнем главе администрации Леониде Колеснике (которого в настоящий момент его судят за взятку), и именно на пору его деятельности приходится максимальное число таких оформлений на "начало 90-х".

Параллельно с чиновной должностью он являлся соучредителем кадастровой фирмы ООО "Всевземком", которая по удивительному совпадению значится в качестве изготовителя межевых документов для рейдерских участков. Именно благодаря ее виртуозному межеванию из документов вообще "исчезает" береговая полоса и никаких обременений в связи с ней на пользование участком не накладывается.

Что касается 17а, то вслед за обращениями в прокуратуру нынешняя токсовская администрация (после водворения в СИЗО Леонида Колесника почти весь ее состав сменился) предписала Л. А. Сухорской приостановить работы вплоть до окончания проверки. Новые власти спешат воспользоваться возникшей передышкой, чтобы попытаться оспорить незаконную собственность через суд. Как сообщил нам нынешний замглавы по земельным вопросам Вячеслав Шариков, у администрации нет сомнений в незаконности оформления участков 4а и 17а и в ближайшее время по обоим будут предъявлены исковые заявления.

При живых хозяевах

В заключение, как и обещали, рассказываем о наиболее дерзком способе рейдерства: захвате земельного участка, уже находящегося в частной собственности. В Токсове, на озере Хеппоярви, по адресу ул. Туристов, 30а-30д, давно окопался генеральный директор компании "Евро-Авто" Игорь Комолов. Даже судебные решения не смогли заставить его освободить берег, который он застроил, причем не частными домами, а малоэтажными гостиницами. В какой-то момент территория для гостиниц закончилась и Комолов начал приглядываться к соседям.

Даже судебные решения не могут заставить генерального директора компании «Евро-Авто» Игоря Комолова освободить берег, который он застроил малоэтажными гостиницами

Заместитель главы Шариков и общественники пытаются найти проход на берег Хеппоярви

Общественники все-таки смогли выйти на берег Хеппоярви

Как назло, весь берег Хеппоярви, примыкающий к поселку Токсово, оказался давно и плотно застроен богатыми и солидными домами, с вкраплениями домиков скромных аборигенов. Например, между богатыми особняками стоит дача Алексея Толстого, где обитают его многочисленные потомки.

По соседству с Толстым и Комоловым есть скромный домик пенсионерки Ольги Александровны Трушовой. Ее прадед купил этот участок у местного финна в 1904 году. (Кстати, хотя он и стоит на первой линии озера, но – редчайший случай! – не огораживает берег). Трушова одна воспитывает внука – сироту Мишу. Ее дочь и муж умерли. Единственный ценный актив, который у нее есть, – это родовая дача на Хеппоярви. И актив это золотой – 51 сотка (!) на берегу.

Разумеется, Комолов пройти мимо такого просто не имел права. В 2009 году (опять 2009-й!) Трушовой позвонил… бывший сотрудник милиции Андрей Каменский, 1965 г. р., уроженец города Саратова. Позвонил и предложил Трушовой продать участок. Трушова отказалась. Тогда рейдеры решили просто прийти и взять его. Весной 2010 года Ольга Александровна приехала на дачу и увидела, что на ее участке идут строительные работы!

После понятной паники, вызова милиции, обращения везде и всюду она выяснила, что, оказывается, ее более чем столетняя дача еще в 1987 году была выделена… отцу Комолова. Сильно церемониться рейдеры не стали – взяли готовое постановление местного сельсовета на какую-то другую тему и за тем же номером состряпали свое. (Для сведения – ранее брат Комолова Владимир проходил по делу о подлоге документов.) Комолов-старший скончался, а братья Игорь и Владимир якобы спустя двадцать лет обнаружили за ним наследство…

Братья поспешили оформить "собственность" на мнимое наследство, причем для простоты подлога просто выкупили у кадастровой фирмы "Сфера", где делала межевание Трушова, все данные по ее участку. Небрезгливые кадастровые инженеры взяли документы Трушовой и подставили в них данные Комоловых.

Очевидно, свой человек у рейдеров был и в Росреестре, потому что вскоре там возник и кадастровый паспорт с тем же номером, что и у Трушовой, только с именем правообладателя Комолова. Но Игорь Комолов почему-то не захотел лично светиться в захвате, поэтому решил перепоручить всю грязную работу Каменскому. Стоило ему "оформить" участок на себя, как он тут же продал его 80-летней старушке Бовиной, которая через две недели (знакомый почерк рейдеров!) перепродает его Каменскому.

Очевидно, что от милицейского прошлого у Андрея Каменского остались связи, позволяющие ему иметь неограниченный доступ к чужим паспортам (особенно в родном Саратове). Реквизиты этих паспортов и использовались для афер.

Комолов и Каменский выгадали время, когда Трушова попала в больницу с тяжелым переломом (мол, не факт, что выйдет оттуда, а сирота Миша – разве ж это препятствие для серьезных людей?), и тогда приступили к физическому захвату. Встретив сопротивление Ольги Александровны (ну надо же, не умерла в больнице!), они даже не постеснялись подать на нее в суд с требованием об освобождении "незаконного занятого" ею участка! Трушова обратилась в суд и пошла искать помощи у общественности, которая с готовностью встала на ее сторону. История получила большой резонанс в СМИ. Поддержать Трушову в суде согласился даже тогдашний глава Всеволожского района Александр Соболенко.

Всеобщая поддержка помогла Трушовой выиграть дело. Правда, победа дорого стоила Ольге Александровне. Дабы заплатить дорогим адвокатам, ей пришлось продать свою городскую квартиру. Сейчас они с внуком переехали в квартиру его покойной матери, дочери Трушовой. Каменский, по слухам, умер. Игорь Комолов жив, продолжает скупать недвижимость в Токсове и строить гостиницы.

Участие Каменского в захвате на участке 4а позволяет предположить, что Комолов и там являлся главным интересантом. Во всяком случае, в этом был уверен вышеупомянутый бывший глава Токсова, ныне подсудимый Леонид Колесник. Как-то раз на встрече с общественностью он заявил, что "на участке 4а – это тоже Комолов, Комолов – беспредельщик, он плевать хотел на нашу администрацию". А уж если Колесник называет кого-то беспредельщиком, то к этому стоит прислушаться. Колесник в мире криминала разбирается хорошо.

В благодарность общественности, которая помогла ей сохранить свое имущество, Ольга Трушова теперь каждое лето размещает у себя на участке благотворительный летний лагерь для детей-инвалидов. Она надеется, что теперь-то рейдеры от нее отстанут. Правда, на днях ей сообщили в Росреестре, что "ваш участок почему-то нигде не значится". Неужели снова Комолов? Трушова сейчас бросилась проверять информацию. Будем надеяться, что на сей раз идет об обычной халатности в Росреестре…