Гиппократ - не друг электората

24 декабря 2001 10:00

Будущие врачи дают клятву Гиппократа, будущие депутаты - предвыборные обещания. Врачи, пожелавшие стать депутатами, - и то и другое. Как показывает опыт, иногда, добившись цели, они об этом забывают...




История, которую я хочу рассказать, проста и бесхитростна. Жила-была пожилая женщина. Муж ее тяжело болел, ей было не под силу ухаживать за ним в одиночку, и старики перебрались к дочери. Потом муж умер, оставшаяся вдовой женщина чувствовала себя плохо, и жить одной ей было не под силу: так и осталась она у родных. Проблем не возникало: благо речь идет не то что об одном городе - об одной Выборгском районе. Проблем не было до тех пор, пока врач, к которому обратилась героиня этой истории, не выписал ей, как жительнице блокадного Ленинграда, бесплатные лекарства. <Только рецепт надо отметить в районной администрации>, - предупредил он. Ну, надо, значит, надо.
Самой льготнице такое путешествие было не под силу, так что отмечать рецепт поехала ее дочь. <Вам в приемную депутата>, - сказали в администрации. <А где паспорт вашей мамы? Без него мы ничего отмечать не станем>, - сказали в приемной. Делать нечего: пришлось возвращаться несолоно хлебавши, ехать снова, снова выстаивать очередь и... <Так она же не наша избирательница! - заявила, посмотрев на прописку, помощница народного избранника. - У нас ей никакие лекарства не положены, пусть идет к своему депутату>...
А вот другая история, похожая на первую как две капли воды. Жила-была немолодая супружеская пара, оба - инвалиды. <Он был здоровым человеком, - говорит женщина о своем супруге, - до тех пор, пока его не послали в командировку в Чернобыль. А вернулся оттуда, начало скакать давление, и через некоторое время случился инсульт, его парализовало, и сейчас он с трудом передвигается по квартире>. По семейным обстоятельствам бывший чернобылец прописан по другому адресу, но де-факто он живет вместе с женой. Врачи в районной поликлинике хорошо знают эту пару, и до недавнего времени проблем с льготными лекарствами, на которые оба имеют право, не возникало. Но в последний раз их попросили отметить рецепты в приемной депутата, где часть рецептов <отбраковали>: <Не наш избиратель. Пусть обращается к своему депутату>...
Надо сказать, что, если бы <свой депутат> Леонид Романков руководствовался той же логикой, что и его коллега по Законодательному собранию, он бы пальцем не пошевелил, чтобы помочь попавшим в трудную ситуацию людям. Потому что, строго говоря, речь идет не о его избирателях. Героиня первой истории не голосовала вовсе. Инвалид-чернобылец голосовал по открепительному талону по месту фактического проживания. Однако в данном случае этими подробностями не интересовались, сделав все возможное, чтобы люди получили то, что полагается им по праву.
Но здесь возникает резонный вопрос: почему этого пришлось добиваться? Разве правила получения льготных лекарств не едины для всего города? Оказывается, не совсем.
При утверждении бюджета нынешнего года депутаты забрали часть денег, предназначенных на их закупку, в свои фонды. Авторы этой идеи утверждали, что новый порядок позволит городским законодателям проконтролировать расходование хотя бы части лекарственных средств, а значит, злоупотреблений станет меньше. Был и еще один мотив, который, правда, депутаты предпочитали не высказывать публично. Не секрет, что к каждому из них обращаются люди, остро нуждающиеся в льготных лекарствах. Помогая им (естественно, за счет бюджета), народные избранники получают гарантированные голоса на следующих выборах...
Впрочем, справедливости ради надо заметить, что воспользоваться столь простым рецептом увеличения собственной популярности захотели немногие. <Хозяин> округа, о котором идет речь , - из их числа. И здесь самое время рассказать о нем подробнее.
<Во время предвыборной кампании к нам в дом пришел человек в военной форме и белом халате, - рассказывает жена инвалида-чернобыльца. - Увидев нас, он сразу же сказал: буду вашим семейным врачом. <На период кампании?> - поинтересовались мы. <Ну, что вы, конечно нет!> - заверил офицер Военно-медицинской академии. Он нас осмотрел, занес все данные в тетрадь и ушел, попросив проголосовать за своего коллегу. Мы, разумеется, проголосовали. Но больше мы этого <семейного врача> не видели>.
Итак, речь идет о Сергее Анденко, выпускнике Военно-медицинской академии, бывшем помощнике начальника клиники общей хирургии ВМА, а ныне - председателе комиссии ЗС по здравоохранению. В силу своей квалификации он, несомненно, хорошо знает, что человек, перенесший инсульт, или пожилая женщина, жалующаяся на боли в сердце, не могут ехать на прием к врачу по месту прописки: им это просто не под силу. И волевое решение депутата обеспечивать льготными лекарствами исключительно избирателей приводит к тому, что часть льготников лишаются права на их получение.
Но врача Сергея Анденко это, по-видимому, не очень-то волнует: ведь чужие избиратели, с точки зрения выборной кампании, бесполезны, а значит, можно не тратить на них <свои> (а точнее - бюджетные) деньги. Но как быть с клятвой Гиппократа, мало согласующейся с логикой выборного <пиара>? Или забыть о ней до следующей кампании, когда пригодятся и рассуждения о врачебном долге, и <семейные доктора> в роли агитаторов?

Вероника АЗАРОВА