Острый подписной синдром

18 августа 2003 10:00

Вот уж более десятка лет Россия выбирает своих руководителей - президентов, депутатов, губернаторов и мэров - в условиях реальной конкуренции. Но ни разу еще очередные выборы не обошлись без сюрпризов, без чего-то такого новенького, чего не было на выборах предыдущих.




На нынешних выборах петербургского губернатора таким сюрпризом стало активное участие правоохранительных органов в проверке правильности подписей, собранных кандидатами в свою поддержку. И результаты «большой политической работы» питерской милиции впечатлили: поначалу было заявлено, что почти у всех кандидатов, чьи подписи проверялись, доля «недостоверных» подписей далеко «зашкаливает» за критическую отметку 25%.
Впрочем, кандидаты отделались легким испугом, поскольку их команды без видимых усилий уличили милицейских проверяльщиков в недостоверности значительной части актов самой проверки. В результате всех кандидатов, кроме одного, благополучно зарегистрировали. Но зачем был устроен весь этот цирк с проверкой подписей и постоянным «сливом» информации о якобы крайней нечестности кандидатов? Может быть, для того, чтобы оставить след на репутации конкурентов, пусть и оправдавшихся от обвинений? По схеме известного анекдота: то ли он украл, то ли у него украли, но точно помню, что речь шла о воровстве...
Впрочем, правда и то, что сбор подписей - одно из самых слабых мест действующего избирательного законодательства.
Напомним, что нынешняя «подписная» система появилась в 1993 году. До того, на выборах 1990 - 1992 годов, правом выдвижения кандидатов всех уровней обладали трудовые коллективы и общественные организации. И вопреки распространенному мнению, это вовсе не приводило к «бурному потоку» кандидатов.
Так, на выборах 1990 года число баллотирующихся даже в народные депутаты РСФСР редко достигало двадцати (это в политизированных Ленинграде и Москве, в провинции «конкурс» был в три-четыре раза меньше). За право стать депутатом Ленсовета в 1990 году боролись (при том, что даже собрания небольшого отдела в любом НИИ было достаточно для выдвижения кандидатом) по 10 - 12 человек, а в районные советы кое-где было выставлено всего по одному кандидату на округ. Нетрудно представить себе, что было бы, если бы в 1990 году уже действовала подписная система в нынешнем виде: ни о каком избрании в Советы демократических депутатов, скорее всего, и речи бы не шло. Додумайся тогда КПСС до подписной системы - и не было бы никакой демократии...
Система сбора автографов избирателей стала правилом с декабря 1993 года - президентский указ о выборах Думы и Совета Федерации сделал сбор подписей единственно возможным способом регистрации кандидатов. Далее другими указами такой же принцип был введен и для всех прочих выборов. И сохранился и по сей день - с единственным дополнением: начиная с марта 1999 года допускается замена сбора подписей на внесение избирательного залога, но пока это применялось лишь на выборах Думы.
Возможно, авторы этой системы хотели как лучше и полагали: собрать подписи в свою поддержку смогут только кандидаты, являющиеся известными и уважаемыми людьми - и именно из таких и будут выбирать депутата, мэра, губернатора или президента. Но это - в теории, а на практике вышло как всегда: известно, во что превратилась подписная система, и какое отношение она имеет к популярности и известности кандидатов. Если уж по 40 тысяч подписей сейчас смогли принести даже те, о ком прежде не слышали даже политологи...
Заметим, впрочем, что, помимо превращения подписной системы в выгодный бизнес для профессиональных команд сборщиков, она одновременно превратилась и в мину, которую нетрудно заложить на предвыборной дороге почти каждого кандидата. И сегодня для многих из них сбор подписей - что-то вроде игры в русскую рулетку: защититься от провокаций соперников, специально внедряющих в ряды сборщиков своих агентов, которые затем поставляют кандидату бракованные подписи, совсем непросто.
Да, после декабрьских выборов Госдумы ряд политических партий (которые попадут в парламент) смогут выдвигать своих кандидатов без подписей и без залога, но что делать остальным? Сделать залог единственным способом выдвижения? Но тогда выборы, в которых и без того деньги играют слишком большую роль, вовсе превратятся в соревнование денежных мешков. Как же быть?
По мнению одного из основоположников демократического движения в нашем городе, депутата Госдумы второго созыва (и бывшего народного депутата России) Юрия Нестерова, выход в том, чтобы резко (как минимум в десять, а то и больше раз) сократить необходимое для выдвижения число подписей, но организацию сбора подписей возложить на избирательные комиссии.
- При этом все нынешние способы сбора подписей (хождение по квартирам, уличные пикеты и так далее) исключаются, - говорит Нестеров. - Сторонники всех кандидатов ставят свои автографы в помещении, определенном избирательной комиссией, и под контролем членов избиркомов (разумеется, с правом кандидатов или их доверенных лиц присутствовать при этой процедуре). А если здесь будет организовано дежурство и сотрудника паспортно-визовых служб, то все недоразумения с паспортными данными смогут решаться на месте. Ну а залоговую систему при этом можно будет вообще упразднить.
Известно, что сегодня на сбор подписей законы отводят от нескольких недель до месяца. При сборе подписей в избирательных комиссиях, по мнению Нестерова, этот срок может быть сокращен до нескольких дней. Конечно, при этом должна быть предусмотрена обязанность комиссий заблаговременно сообщить всем избирателям через СМИ время и место сбора подписей, как и право кандидатов предпринимать дополнительные усилия по привлечению к этой процедуре своих сторонников...
Возможно, идея Юрия Нестерова и небесспорна. Но она, как представляется, заслуживает внимания.

Борис ВИШНЕВСКИЙ