Пожизненный платеж

18 августа 2003 10:00

27-летний Алексей Марчуков, признанный виновным в поджоге и убийстве «двух и более лиц» (так в статье Уголовного кодекса), проведет за решеткой всю оставшуюся жизнь. В пятницу Городской суд приговорил его к пожизненному заключению. На рассмотрение дела о страшном пожаре на Разночинной улице в марте прошлого года, который унес жизни 11 человек и лишил Петербург шестиэтажного жилого дома, у суда ушло около трех месяцев.




Напомним, что поводом для поджога стал конфликт между Марчуковым и его соседями Теремовыми. Ночью Алексей подложил под дверь соседей связку газет и чиркнул спичкой. Он явно не рассчитывал на такие последствия.
О судебном процессе мы подробно рассказывали в мае («НГ» № 33, 12.05.2003). Тогда же мы озвучили еще одну версию происшествия, которую поначалу отстаивала и защита, и даже некоторые потерпевшие. Согласно ей лестничную площадку подожгли сами Теремовы: затушив свою дверь, они решили отплатить Марчукову той же монетой, но подпалили уже не одну дверь, а четыре. Однако в своем последнем слове Марчуков отказался от этой версии, заявив, что он не будет обелять себя и перекладывать свою вину на других. Он также выразил соболезнование родственникам погибших и раненых. Сказал, что должен был хоть на минуту задуматься о последствиях и не подвергать такой опасности незнакомых людей, да и своих близких тоже. Даже девушка Алексея Юля (у которой он и жил в сгоревшем доме) получила травму, выпрыгнув из окна третьего этажа.
- Мне в голову не приходило, что какие-то горящие газеты могут привести к такому результату, - сказал подсудимый. - Сам я не прощу себе эту выходку никогда. Я могу попросить о снисхождении, но только ради моих родных.
Мать Алексея в это время плакала, сидя на задней скамейке...
Известно, что после пожара Марчуков, благополучно выбравшийся из дома по водосточной трубе, не пытался скрыться от милиции, а стоял в общей толпе. Защита представляла этот факт как добровольную явку с повинной. Однако суд не признал такое поведение смягчающим обстоятельством. Таковых, кстати, не нашлось вообще.
Можно ли сказать, что Алексей Марчуков стал последней, двенадцатой жертвой? Искупительной. Наверное, да. Но вся эта дюжина ушедших из жизни - жертвы скорее не пожара. А тупой агрессии, склочности, мстительности и простой человеческой глупости.

Мария ЮРЧЕНКО