Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Манифеста-Эрмитаж: отзвуки реальности
Фото: фото автора

Манифеста-Эрмитаж: отзвуки реальности

30 июня 2014 13:46 / Культура

В Петербург приехала «Манифеста» — одна из самых знаменитых европейских биеннале современного искусства

В этом году в ее названии появилась десятка: Манифеста собирается десятый раз, а в целом фестиваль современного искусства отмечает свое двадцатилетие.

За право провести у себя «Манифесту-10» соревновались Киев, Таллин, Петербург — победил Эрмитаж, предложив устроить праздник современного искусства в стенах бывшей резиденции российских императоров.

В таком контексте динамичная, открытая всем ветрам актуальной художественной жизни бродяжка «Манифеста» появилась впервые. Каким окажется взаимное влияние и состоится ли между такими разными художественными институциями диалог — за этим процессом интересно будет наблюдать в течение почти четырех месяцев, с 26 июня по 31 октября.

Экспозиции почти 60 художников участвуют в трех программах «Манифесты»: основную программу можно увидеть в Зимнем дворце и Главном штабе, параллельную — в Кадетском корпусе на Васильевском острове, публичная проходит в разных районах Петербурга. В том числе в Центре современного искусства им. Сергея Курёхина, в Доме Матюшина, в Музее Арктики и Антарктики, на Витебском вокзале, в Историко-культурном и музейном комплексе «Разлив».

Нас всех завалит

Центральной площадкой для основной программы «Манифесты» стал Главный штаб: начиная с огромной лестницы в одном из внутренних дворов до верхнего этажа — практически во всех залах, перетекая одна в другую, располагаются десятки выставок, инсталляций, видеопрограмм. Одна из первых композиций, встречающих посетителя, — инсталляция знаменитого немецкого художника Томаса Хиршхорна: в гигантском залитом светом атриуме угол разрушенного дома, падающие вниз обломки стен, кучи строительного мусора, арматуры, повисшая между этажами мебель.

В окружении чистых, недавно отремонтированных стен эта разруха вызывает ощущение шока. У петербуржцев наверняка могут возникнуть и ассоциации с домами, разрушенными в историческом центре города в последние годы.

«Нравится?» — на вопрос корреспондента «Новой» служительницы Эрмитажа только фыркают. «Нравится! — с вызовом говорит одна из них. — Только со знаком минус!» А ее напарница уточняет: «Иногда страшно — как будто на тебя сейчас дом рухнет». Возможно, именно об этом и говорит Хишхорн: о том, что разрушение и созидание идут рядом, и что победит — зависит от человека.

В тоннеле, имитирующем подвалы Эрмитажа, представлена инсталляция художника из Нидерландов Эрика ванн Лисхаута: он с командой устроил праздник новоселья для эрмитажных котов — изнутри тоннель обклеен фотографиями четвероногих обитателей музея, здесь же можно посмотреть фильм о том, как коты получили новую мебель. В съемках участвовали сотрудники Эрмитажа, а Михаил Пиотровский в кадре со знанием дела рассказывает о проблемах содержания котов, о кастрации и лечении.

Голые гномы и Петр Ильич Чайковский

Инициатором проведения «Манифесты» в Петербурге стал Эрмитаж: музей подал заявку в ее оргкомитет и победил в конкурсе. Возможно, именно это — сочетание классического музея в дворцовом здании с остро актуальными, нередко провокативными арт-объектами — оказалось той самой фишкой, которая и привлекла устроителей «Манифесты». Возможно, не менее заманчивыми были и другие обстоятельства: восточнее Словении этот фестиваль пока не заезжал, и каким бы европейским Петербург ни был для россиян, для Европы он восточный город. Кроме того, за годы существования этой биеннале вся ее аудитория составила примерно 5 млн человек — фактически население Петербурга. Так что и для «Манифесты» появление в России станет новым этапом в жизни.

И Эрмитажу представится уникальный шанс не просто принять в своих стенах очередную выставку современных художников, а прожить четыре месяца в ритме актуального художественного процесса, который будет пульсировать в его жилах. Выбирал работы для этой биеннале ее куратор Каспер Кениг.

На вопрос, почему же «Манифеста» выбрала на этот раз именно Эрмитаж, Каспер Кениг отвечает очень просто: «Эрмитаж в этом году отмечает свое 250-летие, «Манифеста» — своего рода подарок на день рождения великого музея». А на многочисленные вопросы во время пресс-конференции накануне открытия — может, стоило все-таки перенести «Манифесту» в Киев, особенно в свете последних политических событий, Кениг неизменно отвечал: «Но там нет Эрмитажа».

В Главный штаб переехали картины Матисса (теперь они здесь и останутся), а на третьем этаже Зимнего дворца выставлены работы Марлен Дюма и Николь Айзенман. Перед входом в залы установлена табличка «16+»: видимо, из-за работ Марлен Дюма — на одной из них обнаженная Белоснежка спит на кровати в окружении оголенных гномов, которых зритель видит только со спины. Или из-за ее серии портретов знаменитых артистов, художников, музыкантов, известных и своей нетрадиционной ориентацией, — Сергея Эйзенштейна, Оскара Уайльда, Петра Ильича Чайковского, Пьера Паоло Пазолини, Жана Жене, других. Марлен Дюма сделала их специально для петербургской «Манифесты» в знак поддержки ЛГБТ-сообщества в России.

Пока ни озабоченные депутаты питерского ЗакСа, ни очередные православные казаки не проявили к «Манифесте» никакого внимания — то ли им все хорошо объяснили, то ли им есть чем заняться на мятежной территории соседнего государства.

Впервые Эрмитаж показывает целый ряд работ российских художников: Вадима Фишкина, Елены Ковылиной, Владислава Мамышева-Монро, Тимура Новикова, Павла Пепперштейна, Александры Сухаревой. К сожалению, часть художников объявила бойкот «Манифесте» из-за конфликта с Украиной.

Майдан в Генштабе

«Манифеста» — это не набор отдельных выставок.

«Это скорее формат платформы, весь Эрмитаж воспринимается как некое пространство для потенциального диалога между художниками, — говорит Дмитрий Озерков, заведующий сектором современного искусства Эрмитажа, выполняющий обязанности комиссара биеннале. — Какие-то современные художники общаются со старинными мастерами — как, например, скульптура Луизы Буржуа и графика Пиранези. Какие-то — с пространствами залов».

Все решения принимал Каспер Кениг, он сам выбрал двух украинских художников — Алевтину Кахидзе и Бориса Михайлова, которые представляют в залах Главного штаба произведения, связанные с современными украинскими реалиями: фотографии, сделанные на Майдане Борисом Михайловым, занимают отдельный зал в Главном штабе.

О диалоге разных художников, разных стилей — жизни и искусства — говорит и работа бельгийца Франсиса Алиса, его проект «Лада-Копейка». Художник вспомнил свое неудавшееся подростковое путешествие из Брюсселя в Москву: разбитая зеленая машина стоит во дворе Зимнего дворца. Как своеобразное предостережение — чем может завершиться столкновение художественных порывов и российской реальности.