Вместо подачи документов сидел в кустах
Фото: Даниил Кен и Марина Киселева, которые из-за саботажа работы избирательной комиссии МО "Светлановское" сдали документы только с восьмой попытки

Вместо подачи документов сидел в кустах

2 июля 2014 12:09 / Политика

Кратко о терниях, через которые нужно продраться, чтобы оппозиционеру стать кандидатом в муниципальные депутаты.

Вызовом полиции завершилась попытка журналистов отследить, как оппозиционер Даниил Кен будет в восьмой раз подавать документы в избирком МО "Светлановское". Документы у парня приняли, но журналистов обозвали экстремистами.

Две недели Кен не мог подать документы в избирком. 18 июня, когда он попытался получить бланки для выдвижения и уведомить комиссию о проведении партийной конференции, его увезли в полицию ("за нецензурную брань") – в правоохранительные органы на него заявил глава МО "Светлановское" Анатолий Кораблев.

Неделю спустя активист не смог сдать документы из-за того, что двери ИКМО были закрыты (правда, в самом избиркоме работали люди). Кен даже побегал за главой комиссии Андреем Шимолиным, который отказывался принимать у него документы, но безуспешно.

В итоге молодой человек был вынужден идти на выборы как самовыдвиженец, поскольку не успел подать извещение о проведении партийной конференции до ее начала.

30 июня Кен совершил пятую и шестую попытку подать документы. Однако утром комиссия не работала, несмотря на приемные часы. Кену посоветовали прийти вечером, но он и тогда не смог официально уведомить комиссию о своем выдвижении, так как в этот момент потолок над ИКМО разобрали и начали вести ремонтные работы.

Оппозиционер завел "дневник походов".

"Пятый раз иду пытаться подать документы в избирательную комиссию".

"Шестая попытка членов нашей команды подать документы не удалась: членов избирательной комиссии нет на рабочем месте, потолок разобран и ведутся какие-то работы".

"Седьмая попытка подать документы и избирательную комиссию МО "Светлановское" – неудачная. Комиссия вывесила решение, что принимать документы теперь может только рабочая группа, с 14 до 18".

1 июля активист пошел штурмовать комиссию в сопровождении журналистов. При входе в МО "Светлановское" висел плакат "Нет конфликтам!" с изображением депутата Заксобрания, экс-главы МО Татьяны Захаренковой – инициатора создания конфликтологических служб в Петербурге.

Однако конфликт случился, о чем даже уведомили полицию.

Сначала две дамы попросили журналистов покинуть помещение, поскольку, с их точки зрения, для того чтобы находиться в муниципальном образовании, недостаточно служебного удостоверения – необходимо редакционное задание.

Когда корреспонденты потребовали показать закон, где это написано, выяснилось, что это какое-то "распоряжение". После просьбы предъявить распоряжение дама убежала консультироваться по телефону.

Через пять минут появился агрессивный пожилой мужчина. Сам представиться он отказался, но у всех требовал служебные удостоверения, кричал, чтобы журналисты закрыли дверь с другой стороны, а затем, вконец разбушевавшись, стал тыкать журналистам в лицо текст закона, согласно которому редакция вправе подать документы на аккредитацию для работы при госоргане. На замечание, что он нашел не ту статью в законе, неизвестный продолжал буйствовать.

"Почему у вас удостоверение датировано маем? Успели подсуетиться!" – горячился мужчина. – "Представьтесь!" – "Что вы заканчивали?!" – "Журфак!" – "Тогда я не буду с вами разговаривать". – "Представьтесь!"

Присутствие журналистов сработало – у Кена, пусть и с восьмого раза, документы приняли. Однако агрессивный мужчина – им оказался замглавы администрации МО "Светлановское" Григорий Ревякин – забрал у журналистов их удостоверения, чтобы сфотографировать и позвонить "знакомым", дабы проверить, журналисты перед ним или экстремисты. В обмен на фото Ревякин обещал представиться. Обманул. Сделал снимок и сбежал.

Через десять минут в здании муниципалитета появился глава ИКМО Андрей Шимолин.

"Мы про него напишем", – пожаловались на Ревякина журналисты. "Он на вас тоже напишет", – ухмыльнулся Шимолин.

Шимолин заявил, что сидит тут как частное лицо, поэтому вести запись разговора запрещено. Корреспондент "Новой" уточнила, слышал ли он, как Кен ругался матом? За что 18 июня молодого человека доставили в 19-й отдел полиции.

Сам Кен утверждает, что, несмотря на весьма напряженные отношения с главой муниципального образования "Светлановское" Анатолием Кораблевым, до нецензурной брани дело не доходило: "Но он сказал, что вызовет полицию, как только меня увидел. Прямо в здании ко мне подошли двое полицейских, которые меня задержали и доставили в 19-й отдел, составили протокол об административном нарушении, в котором написано, что я грубо и нецензурно выражался".

Председатель ИКМО признался, что грязно ругающимся Кена не видел, но не исключает, что оппозиционер действительно нарушил закон, ведь, когда за ним приехали полицейские, он не сопротивлялся (!!). Он, Шимолин, оказывается, даже свеликодушничал – разрешил ему дописать заявление с просьбой разъяснить, почему ему отказали в приеме документов.

В момент, когда глава комиссии объяснял, почему двери ИКМО были закрыты на ключ ("отошел в банк и видел, как Кен прятался  в кустах", "время работы комиссии не означает, что мы все должны здесь сидеть"), в дверях появился участковый Сергей Плотников.

"Поступил звонок, что у вас здесь конфликтная ситуация, – неуверенно начал он. – Разговаривают только здесь, поэтому я и решил, что это у вас". – "От кого звонок?" – "Звонивший не представился. Сказал, что проходил мимо совета и услышал…"

Узнав, что никто не дерется и не ругается матом, капитан полиции переписал данные одного из журналистов и откланялся.