Библиотеки не помнят зла

28 августа 2003 10:00

Громкое дело о кражах старинных книг из питерских библиотек накануне прошлогодних ноябрьских праздников завершено. В понедельник Куйбышевский федеральный суд приговорил к различным срокам трех жителей Саратова - Дмитрия Зинченко, Светлану Данилину и Павла Прокофьева. С учетом слабого здоровья подсудимых суд назначил всем троим наказание ниже низшего предела. Выпускник Саратовской академии права Прокофьев был признан виновным в одной краже и приговорен к пяти годам условно. Аспирант факультета социологии Дмитрий Зинченко был осужден на четыре года восемь месяцев, а его троюродная сестра Светлана Данилина, которая на момент ареста работала в конструкторском бюро, - на четыре года.




Как установило следствие, свою первую вылазку книговоры осуществили в начале 2001 года в родном Саратове. Организатор промысла Дмитрий Зинченко вручил своему приятелю Прокофьеву читательский билет на фамилию Липатова, а тот вынес из здания зональной библиотеки три тома сочинений математика Чебышева и один том Лобачевского. После этого компания переместилась в Москву, оттуда - в Казань и наконец в Петербург. Питерская гастроль оказалась самой плодоносной - но и последней.
Поначалу троице вменялись в вину восемь эпизодов: три в Петербурге, два - в столице, два - в Саратове и один в Казани. Однако обвинения в двух кражах - из библиотеки Саратовского университета и из Московской библиотеки имени Ленина - впоследствии отпали. Несмотря на то, что при аресте у Зинченко были изъяты исчезнувшие из этих библиотек книги: на допросе аспирант заявил, что эти книги он не крал, а купил, собираясь в будущем обменять на что-то более ценное.
Светлана и Дмитрий приехали в Петербург в октябре прошлого года. В канун седьмого ноября, когда все библиотеки работали по укороченному графику, саратовцы успели посетить сразу три библиотеки: Публичку, Библиотеку академии наук и библиотеку Университета. Светлану не остановило даже то, что в одной из библиотек она была когда-то записана официально, правда в зале технической, а не редкой книги. Механизм везде использовали один и тот же: брали несколько книг, часть оставляли на столах, а самые ценные фолианты выносили на себе, затолкав под одежду.
Шестого ноября пропажу раритетов - книги «Будущее» авангардиста Константина Большакова и «Принципов натуральной философии» Исаака Ньютона - заметили сотрудники Российской национальной библиотеки. Десятого ноября к делу подключился «антикварный» отдел угрозыска, который оповестил о случившемся остальные крупные библиотеки. Почти одновременно поступили сигналы из библиотек Академии наук, откуда была похищена книга Роберта Оуэна «Новый взгляд на общество» и библиотеки СПбГУ, откуда, как и из Публички, украли ньютоновские «Принципы». Общая стоимость четырех похищенных раритетов составила около трех миллионов рублей.
Последствия этого хет-трика ощутили на себе многие студенты: как питерские, так и приезжие. Заметно ужесточились правила выдачи книг иногородним студентам и аспирантам. Теперь для того, чтобы получить в свое распоряжение дореволюционный экземпляр, аспиранту необходимо предъявить письмо из деканата или с кафедры с указанием темы научного сочинения - разумеется, набор запрашиваемых книг должен ей соответствовать. Иногородние студенты, желающие поработать в Публичке, теперь могут сделать это лишь во время сессии. Появились даже особые печати для контрольных листков - бесцветные, но рельефные. Это было сделано после того, как выяснилось, что на квартире у книговоров изъяли оттиски печатей самых разных библиотек, образцы контрольных листков, образцы читательских билетов и прочее.
Светлана и Дмитрий уезжали из Петербурга порознь. Зинченко улетел на самолете, захватив с собой всю ценную добычу, а Светлана - на день позже - на поезде. Там ее и задержали. Спустя три дня был арестован Зинченко, затем - Прокофьев. Оперативники нашли и изъяли все похищенные в Питере книги, а также несколько московских и саратовских, что позволило сыщикам за один день раскрыть еще пять краж. Как оказалось, наладить сбыт краденой литературы у Зинченко так и не получилось. Две книги он успел продать, найдя покупателя через интернет, но остальные фолианты так и пылились у него в квартире.
Выступая со своим последним словом, Дмитрий Зинченко попросил суд учесть его состояние здоровья (в детстве он болел менингитом) и назначить наказание хоть и в тяжелых условиях, но на небольшой срок. Светлана Данилина заявила, что никогда не простит себе смерть отца, который умер вскоре после ее ареста. По нашим данным, задержание Данилиной, которое проводили саратовские оперативники, было очень жестким, и оказавшийся на пути милиционеров Данилин-отец получил серьезную травму, от которой уже не оправился. Суд учел эти обстоятельства, учел и то, что похитители вернули все похищенные в Петербурге раритеты, и назначил сроки гораздо меньшие, чем запрашивал государственный обвинитель. Кроме того, о снисхождении к ворам попросили и потерпевшие - представители питерских библиотек.

Мария ЮРЧЕНКО
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close