Генплан полон призраков
Фото: Виктория Андреева

Генплан полон призраков

27 августа 2014 18:00 / Общество

Если в зоне Р2 видишь домики — не верь глазам своим

В Петербурге многое является не тем, чем кажется. Глядишь на дачный поселок — и даже не подозреваешь, что в какой-то степени он — парк. Или вдруг обнаружишь эллинги у причала, к которому не то что яхта — плоскодонка с трудом подойдет, настолько там мелко. Эксперты ЭКОМ исследовали миражи Маркизовой лужи.

В конце сентября — начале октября в Петербурге должны пройти повторные слушания по генплану. Его разработчики обнаружили, что генплан нужно привести в соответствие с законом Петербурга № 820 «О границах зон охраны объектов культурного наследия», а для этого им нужно внести дополнительные поправки. Кроме того, разработчики хотят продлить до 2017 года действие нынешнего генплана, которое должно было бы закончиться в 2015-м. Так как иначе они не успеют подготовить новый генплан на следующие двадцать лет.

Все эти изменения вносить без слушаний по закону невозможно. А на них граждане также получат возможность вносить новые поправки. Заметим, все поправки, что были учтены в начале лета, никуда не исчезли и также будут рассматриваться Заксобранием — видимо, уже в декабре или в начале следующего года. Между тем эксперты отмечают, что под поверхностью раскраски-генплана прячутся подчас такие чудеса, что нарочно не придумаешь.

Огороды поросли домами

Под боком у резиденции Путина в Константиновском дворце уже почти тридцать лет существует садоводство «Макаровец» — чуть меньше трехсот участков. Правда, в момент образования в 1984 г. оно задумывалось как огородничество, для поддержания сотрудников Макаровского училища.

В 1985 г. вышел первый генплан Ленинграда, где эта земля была обозначена как зона будущих парков. Осталась она таковой — Р2 — и в действующем генплане.

Макаровцы настроили на своих огородах коттеджей и даже в подавляющем большинстве выигрывают суды, которые подтверждают за ними право частной собственности на землю. Вот только легализовать свои коттеджи не могут — не положены они на огородах. Городские власти, в свою очередь, хоть суды и проигрывают, но продолжают настаивать, что здесь должна быть рекреационная зона. Однако земля, реально занятая индивидуальными жилыми постройками, официально считается парком, а значит, якобы увеличивает площадь зеленых территорий. Это позволяет чиновникам свести баланс в генплане: как будто бы площади застроенных и рекреационных территорий находятся в установленной законом пропорции.

У экспертов нет ответа, что было бы правильно сделать в сложившейся ситуации: прогонять людей или оставить их в покое.

«С одной стороны, важна хронология: кто первый сел на землю. С другой стороны, люди получили ее под огороды во временное пользование — а в реальности имеют землю под ИЖС, — комментирует эксперт ЭКОМ Александр Карпов. — Между тем стоимость этого участка составляет около миллиарда рублей. С чего бы городу делать этим конкретным гражданам такой подарок? Опять же, если легализовать поселок и перевести его в жилую зону — город обязан будет строить здесь инфраструктуру: детский сад, поликлинику».

Немаловажную роль в судьбе «Макаровца» играет и соседство с президентской резиденцией. Один из жителей поселка сообщил журналистам, что Путина якобы устраивает садоводство под боком, да и ФСО почему-то считает, что это хорошо.

Лодочный кондоминиум

Схожая ситуация складывается в лодочном кооперативе «Марина», который расположен рядом с парком фермы Ольденбургского. Кооператив образован двадцать лет назад и с точки зрения генплана находится в зоне спортивных сооружений. Вот только вместо эллингов для хранения яхт здесь возведены пятнадцать трех-четырехэтажных таунхаусов, в каждом из которых около десятка секций. Одна такая секция — по сути роскошная квартира, которая на вторичном рынке стоит сейчас 7–8 млн руб.

На первом этаже секций находится «эллинг» — гараж с высокими воротами, благодаря которым поселок успешно мимикрирует под спортзону.Правда, в большинстве «эллингов» хранятся вовсе не яхты, а автомобили.

«Марина» примыкает к побережью Финского залива, здесь даже обустроена бетонная набережная-причал.

«Это имитация причала, потому что глубина здесь — от тридцати сантиметров до полуметра, я проходил в сапогах, — рассказывает кандидат географических наук Андрей Резников. — Ни одна яхта не может подойти к такому причалу».

По закону вдоль берега должна оставаться незанятой полоса шириной в 20 метров для свободного прохода. В лодочном кооперативе о законе, очевидно, знают, и даже приспособили в заборе специальную калитку. Вот только калитка перманентно закрыта в связи со «строительством набережной». Никакого следа «строительства»визуально обнаружить не удается. С другой стороны, и придраться сложно: хотя кооператив существует уже 20 лет, он до сих пор не сдан в эксплуатацию. А значит, «работы» продолжаются…

Притом что на первый взгляд ситуации в «Макаровце» и «Марине» схожи, между ними есть принципиальная разница. Люди, получившие огороды, скорее всего, понятия не имели, что они находятся в парке. Наверняка многие начали строить свои дачные дома, не подозревая, что есть принципиальная разница между садоводством и огородничеством.

А «лодочники» были с самого начала осведомлены о том, что их таунхаусы к спорту никакого отношения не имеют, и даже специально построили потемкинскую пристань, с которой невозможно спускать на воду яхты.

Для таких случаев в Гражданском кодексе предусмотрена статья 285 «Изъятие земельного участка, используемого с нарушением законодательства»: «Земельный участок может быть изъят у собственника, если использование участка осуществляется с грубым нарушением правил рационального использования земли, в частности если участок используется не в соответствии с его целевым назначением». Правда, не похоже, чтобы городские власти или надзорные органы спешили воспользоваться этой статьей.

Ветер в металлоконструкциях

Совершенно неописуемое впечатление производит на человека первое посещение так называемого стрельнинского пляжа. Удобные песчаные дорожки проложены средь диких зарослей высокого бурьяна, из которого вырастает яркая и совершенно пустая детская площадка.

Не отпускает ощущение, что ты оказался среди декораций какого-то не то постапокалиптического, не то артхаусного кино.

В 2012 г. администрация Петродворцового района затратила 27 млн руб. на создание пляжа. По данным ЭКОМ, пляж частично находится в зоне деловой застройки (здесь должны были строить гостиницы), частично — на «акватории», которая была засыпана в нарушение процедуры создания искусственных территорий, без обязательной госэкспертизы. Отметим, что администрация района отрицает факт наступления пляжа на акваторию.

Если насыпки действительно не было, тогда непонятно, на что здесь было тратить 27 миллионов, и тем более непонятно, как умудрились с такими деньгами не довести работы до конца. На «пляже» нет даже песка, чтобы загорать, или купальной зоны! Однако официально строительство не завершено, и когда будет продолжено, неизвестно. Это означает, что объект не сдан в эксплуатацию и никем не обслуживается.

«Мы специально посетили этот пляж в 30-градусную жару, когда все пляжи переполнены, — рассказывает Андрей Резников. — Здесь не было ни одного человека! О нем просто никто не знает, а если кто и знает — считает его неудобным для отдыха».

Экспертам ЭКОМ кажется логичным перевести территорию пляжа в рекреационную зону и, раз уж взялись, завершить его строительство, со спортивными сооружениями и инфраструктурой: подъездами, стоянкой и т. п.

Депутат ЗакСа от Петродворцового района Ирина Комолова заявила, что собирается выяснить, как выделялись и тратились деньги на «стрельнинском пляже», кто принимал работы.

По оценке Андрея Резникова, около пяти процентов петербургской территории (большей частью на юге города) представляют собой миражи вроде описанных выше — проблемные территории, с которыми часто даже эксперты не знают что делать. Но рано или поздно делать что-то придется, хотя бы для того, чтобы не провоцировать ушлых бизнесменов и чиновников на создание новых миражей.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close