Снести нельзя оставить

Снести нельзя оставить

7 сентября 2014 21:16 / Экономика / Теги: конфликт

Около тысячи добросовестных приобретателей квартир у недобросовестного застройщика находятся в подвешенном состоянии, а городская власть вместо того, чтобы наказать строительную компанию, устраивает показательную порку рядовым горожанам.

Решение городского суда снести три жилых дома в Коломягах вызвало бурю протестов. Перед людьми, которые уже несколько лет живут в своих квартирах, возникла угроза оказаться на улице.

«Снос домов — позор для Петербурга!» — скандировали участники пикета возле дома № 22 по Горной улице. На него пришли жители спорных домов квартала 11Б на участке с красивым названием «Никитинская усадьба»: дома 22 (литер А) по Горной, домов 40 (литер А) и 38 (литер А) по Тбилисской. Всего в трех этих домах проживает около восьмисот человек. Почти треть из них — семьи с маленькими детьми, много пожилых. Для большинства это единственное жилье, которое могут снести.

Дом 22 по Горной был построен в 2010 г., с 2012-го идет его заселение — до сих пор четыре квартиры в этом доме выставлены на продажу. Весной прошлого года жильцы узнали, что Госстройнадзор подал иск в районный Приморский суд о незаконности этого строительства. Приморский суд признал строительство незаконным, Городской оставил решение в силе. Как рассказали участники митинга, в судах уже лежат иски о сносе еще трех домов в округе.

Застройщиком участка является Северо-Западная строительная корпорация, которую возглавляет Михаил Голубев. На официальном сайте компании висит информация, что «СЗСК завершает свою 17-летнюю деятельность в квартале 11Б микрорайона Коломяги и готовится к реализации новых проектов в Санкт-Петербурге». Итогом этой ее «деятельности» и стали судебные решения о сносе жилых домов.

«Застройщик и сейчас требует с нас деньги за лишние метры, — рассказывает Анна Неупокоева, купившая здесь квартиру. — После окончания строительства застройщик перемерил квартиры, и обнаружил в моей, например, два лишних метра. И теперь, когда дома решено снести, он настаивает на доплате. А то, что он подвел эти дома под снос, — кто за это будет отвечать? Мы исправно платим за свет, воду, газ, но нас даже не признали третьими лицами в судебном процессе».

Служба Госстройнадзора и экспертизы, подавшая иск о незаконном строительстве, считает, что у нее для этого есть основания. Во-первых, застройщик так и не получил разрешение на строительство. Но в этом случае на каком основании к домам были подключены все коммуникации, включая газ? Хотя, как уверял жильцов дома на общем собрании Голубев, компания несколько раз пыталась получить разрешение и даже подавала документы на включение домов в «Реестр объектов самовольного строительства» (так называемая строительная амнистия). Но не получила положительного ответа.

«Получается, что дома строятся почти десять лет, а власти и ГАСН были не в курсе, что дома строятся незаконно?» — возмущается Ярослава Ильина, жительница одного из этих домов.

При строительстве якобы была превышена допустимая высотность: на расстоянии километра от этого жилого квартала стоит исторический памятник истории — усадьба Орловых-Денисовых, находящаяся под охраной. Но к ней непосредственно примыкают бассейн, построенный Газпромом, и высотные жилые дома. И это, похоже, не волнует Госстройнадзор. А вот 4-этажные дома на Горной улице стали для надзорного органа бельмом в глазу.

Кроме того, Госстройнадзор сообщает о некой «угрозе для окружающих», которую представляют эти дома. На требования жителей провести официальную экспертизу состояния их домов не откликнулась ни одна надзорная инстанция. И даже суд отклонил просьбу назначить и провести экспертизу.

Но главный аргумент петербургских чиновников в пользу сноса домов — эти дома построены на участке, предназначенном под индивидуальное жилое строительство. Парадокс в том, что спорный участок используется по своему прямому назначению. Потому что, согласно Генеральному плану СПб (с поправкой от 12.05.2008 года № 274-44), район Коломяги относится к зоне малоэтажной многоквартирной застройки. По кадастровому паспорту, выданному 17 октября 2013 года, земельный участок под спорными домами попадает как раз в эту зону и предназначен «Для размещения многоквартирного дома».

Но даже после информации о митинге на Горной вице-губернатор Петербурга Марат Оганесян, отвечая на вопрос о судьбе обращения дольщиков трех корпусов ЖК «Никитинская усадьба» в Коломягах к Георгию Полтавченко, повторил мысль о несоответствии зон: «Строить на землях, предназначенных для ИЖС, нельзя — это аксиома».

«Я уверена, что идет не реальная борьба с незаконным строительством, а банальная разборка, заложниками которой оказались честные люди, — считает Марина Шишкина, депутат ЗакСа. — Потому что если бы шла борьба с незаконным строительством, то выбрали бы действительно сомнительные дома — некачественно построенные, или сугубо доходные дома, или дома с недоделками. А здесь качественные дома, в которых живут реальные люди, для многих из них это единственное жилье. Я уже не раз писала запросы в КГА, но на все мои письма еще господин Метельский спокойно отвечал: мол, не волнуйтесь, создадим комиссию и все положительно решим. А сейчас под видом борьбы с незаконным строительством власти хотят, на мой взгляд, просто устроить показательную порку, вместо того чтобы по-государственному, по-человечески решить проблему — нужно просто легализовать этот дом, включив его в программу строительной амнистии».

Борис и Светлана Черновы собрали на квартиру в этом доме все, что могли, семья у них большая, много лет приходилось жить вместе с дедушками-бабушками, копить на отдельную квартиру. Борис — бывший военный, много лет скитался по гарнизонам. Как говорит Светлана, напоследок захотелось пожить хорошо, и они вложили все, что смогли скопить, в собственную двухкомнатную квартиру.

«Мы заключили договор в 2009 году, тогда большая часть домов строилась без разрешения, — рассказывает Борис. — Мы не говорим, что это правильно. Но застройщик клялся, что разрешение будет обязательно. И почему сразу надо сносить? Почему никто не ищет способов конструктивно решить проблему? И почему власти закрывают глаза на то, что у компании сносят уже не один дом, а она продолжает строить, торговать квартирами, и Голубева за это не привлекают к суду?»

«При прежней администрации такая строительная практика действительно была очень распространена: сначала строим, потом получаем необходимые документы, — говорит Александр Кулеба, адвокат жильцов из пострадавших домов. — Знаю это по собственному опыту, мы с женой искали квартиру, посмотрели более ста объектов, которые были построены именно так, не только в «Никитинской усадьбе», но и во всем Приморском районе. Компания господина Голубева, похоже, до сих пор пытается жить по старым правилам, они и в суде себя так вели: а чего это нам не выдают разрешения?»

На днях за жильцов приговоренных домов вступился знаменитый петербургский футболист Андрей Аршавин — в одном из соседних домов живут его родные. Он направил на имя Георгия Полтавченко письмо, в котором просит обратить внимание на ситуацию с домом № 22 по Горной улице и устранить допущенные недобросовестным застройщиком ошибки максимально гуманно по отношению к пострадавшим жильцам.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close