Экстремизм на флэшке

Экстремизм на флэшке

14 ноября 2014 19:57 / Политика

Директора Института региональной прессы Анну Аркадьевну Шароградскую силовики готовы обвинить в экстремизме.

Сотрудники линейного отдела МВД Пулково сообщили, что передают флэшку, найденную в личных вещах Шароградской, в ФСБ для принятия решения о возбуждении уголовных дел сразу по двум статьям.

Об этом они заявили 14 ноября на заседании Московского районного суда, где рассматривался иск директора ИРП, в котором та требовала признать незаконным изъятие своих личных вещей – ноутбука, айпада и 11 карт памяти.

Инцидент в аэропорту Пулково произошел 5 июня. Шароградская должна была вылететь в США, где ее ждали студенты летней школы журналистики университета штата Индиана – последние двадцать лет Анна Аркадьевна читает там лекции в качестве приглашенного профессора. Однако вместо этого Шароградская провела семь часов в Пулково, где у нее изъяли личные вещи. Улететь удалось только на следующий день. Директор НКО подала иск на действия таможенников.

14 ноября судья Московского районного суда Татьяна Лемехова признала изъятие личных вещей в аэропорту Пулково у директора Института региональной прессы Анны Шароградской законным. Адвокат Иван Павлов сообщил "Новой", что решение, естественно, будет оспорено.

Однако сенсационным оказалось не судебное решение, а заявление линейного отдела МВД, сообщившего, что среди личных вещей Анны Шароградской "обнаружено более 100 документов, содержащих слова "методы терактов", "государственный переворот", "методы национальной пропаганды".

Силовики усматривают в действиях директора ИРП признаки нарушения сразу двух статей – ст. 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

В беседе с корреспондентом "Новой газеты" Анна Шароградская рассказала, что на носителях находились примеры публикаций в российских СМИ. "Я собираю материалы прессы, чтобы на семинарах по журналистской этике показывать, как следует или не следует писать", – пояснила она.

Тем не менее у Анны Аркадьевны есть предположение, что могло вызвать подозрения силовиков. "Один из бывших студентов, ставший бизнесменом, занялся продажей сувениров с националистическими лозунгами, которые были переведены на английский с невероятным количеством ошибок. Я собрала их в единый текст, который сохранила на компьютере, – рассказала она, отметив, что текст не распространяла. – На тот момент действия бизнесмена не были квалифицированы как экстремизм, хотя полагаю, что прокуратура должна была присмотреться к его деятельности. Я слежу за прессой и узнала бы, если б это случилось".

Иван Павлов подчеркивает – претензии МВД абсурдны, "уголовно наказуемым является распространение экстремистских материалов, причем умышленное, а не их хранение на компьютере".

Не менее странно и то, что экстремизм обнаружили таможенники.

"Таможня сообщает, что они проверяли материалы на экспортный контроль и нарушений не нашли, – резюмирует Павлов. – А потом решили проверить на экстремизм, хотя такие находки в обязанности линейного отдела не входят".

История, случившаяся в Пулково, не единственная проблема, с которой столкнулась Шароградская и руководимый ею Институт региональной прессы с 1993 года.

Атака на ИРП началась 7 мая этого года – в офис института с проверкой заявились сотрудники прокуратуры и Минюста. НКО заподозрили в "незаконной политической деятельности" – в качестве таковой Минюст посчитал семинар для журналистов о том, как грамотно освещать деятельность ЖКХ.

А 16 сентября 2014 г. в Институт региональной прессы пожаловали представители Минюста с внеплановой проверкой (и это притом, что еще не завершена прокурорская проверка).