Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Дыхание серы
Фото: Картина художника Константина Алтунина "Радужный Милонов"

Дыхание серы

26 ноября 2014 21:35 / Политика

Пока один помощник Виталия Милонова, Никита Яшкин, проходящий по уголовному делу "стриптизерш-клофелинщиц", сидит в СИЗО, другой – Анатолий Артюх, известный борьбой с радугой на молоке "Веселый молочник", – нападает на юристов.

Из России стремительно бегут представители ЛГБТ-движения – только за эту неделю политическое убежище в Германии попросили петербургский журналист Артур Ахметгалиев и выпускник Петербургского политехнического университета Кирилл Калугин.

Напоследок Калугин, прославившийся одиночным пикетом в День ВДВ на Дворцовой площади, решил через суд доказать полицейским, что они были неправы, когда задерживали его 2 августа. В Ломоносовском райсуде его представляет юрист правозащитной организации "Агора" Виталий Черкасов.

Судья в итоге вынесла половинчатое решение. Она отказала в жалобе на задержание в одиночном пикете, но удовлетворила ходатайство о признании незаконной доставки Калугина в отдел полиции после пикета на Дворцовой площади. Это, вероятно, разозлило сторонников Милонова во главе с лидером "Народного собора" Анатолием Артюхом, явившихся на процесс в качестве зрителей. Сначала Артюх в зале выкрикивал с места оскорбления (убеленного сединами активиста интересовало, не сожительствует ли Черкасов с доверителем).

После того как судья удалила его из зала, он продолжил сокрушаться из-за нашествия "содомитов" в коридоре, а когда после окончания заседания адвокат пошел к выходу, группа православных отправилась следом.

На улице Черкасов стал ловить маршрутку, приставы оставались с ним, православные не унимались, адвокат молча выслушивал оскорбления ("я удивился детскому поведению старого Артюха"), в какой-то момент, по словам юриста, лидер "Народного собора" подал знак сторонникам и двое из 8–10 человек прыснули в него из шприцов какую-то жидкость.

"Я успел увернуться, поэтому жидкость попала в левую часть головы, на одежду и руки. Хорошо хоть в глаза не попали! Сначала подумал, что это зеленка, потом решил, что экскременты, затем почувствовал химический запах, – вспоминает юрист. – Думал, дальше оскорблений не зайдет, но ошибся. Не знаю, что бы могло случиться, если бы не приставы".

 После этого сторонники Милонова не торопясь сели в два автомобиля и уехали, а юрист "Агоры" направился в 85-й отдел полиции требовать возбуждения дела о хулиганстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору по мотивам ненависти и вражды.

"После нападения полицейские не приезжали в течение часа, несмотря на то что им звонил и я, и судебные приставы. Мне пришлось еще раз звонить по "02", чтобы приняли устную жалобу на бездействие полиции. Я требовал следственно-оперативную группу, чтобы выехала на место и зафиксировала улики. Полицейские отказались это сделать, как отказались и предоставить эксперта, чтобы снять образцы жидкости с моей одежды", – рассказал он, добавив, что куртку, которая теперь отвратительно воняет, в ближайшее время сдаст на экспертизу.

Артюх вину категорически отрицает, мол, на суде был, и от Черкасова чем-то воняло ("может, такой запах исходит от всех правозащитников"). Если верить Милонову, от Черкасова могло пахнуть "дыханием серы" – по крайней мере, пару недель назад одиозный парламентарий учуял ее от корреспондента "Новой".

Корреспондент "Новой" попыталась узнать у Милонова, не стыдится ли он своих помощников и насколько их поведение соотносится с православными догмами. Парламентарий зачем-то вспомнил Виктора Бута, на которого "напали хозяева фондов, которые вы поддерживаете", а потом долго распинался про "сумасшедшего содомита, сбежавшего в Дюссельдорф", обозвав того "предателем родины". Как глава Комитета по законодательству он продемонстрировал юридическую безграмотность, заявив, что сбежавший активист "полностью утратил права, в том числе право на юридическую защиту".

– Вас не смущают ваши помощники?

– Меня смущает, что у нас такие газеты, которые сейчас нарушают закон РФ – не имея решения суда, нагло наплевав на презумпцию невиновности, – утверждают, что мой помощник совершил как минимум административное правонарушение.

– Если на вас нападут за убеждения, вы посчитаете это нормой?

– За мои убеждения на меня периодически пытаются напасть сторонники либеральных идей, в том числе держащие "Новую газету" в руках.

– Если подтвердится факт нападения Артюха на адвоката, вы проведете с ним воспитательную беседу?

– Вас это не должно касаться. Я буду отчитываться перед газетой "Правда", а перед "Новой газетой", пока мы не находимся под американской оккупацией, отчитываться не собираюсь.

Не смущает окружение эпатажного парламентария и спикера ЗакСа Вячеслава Макарова, который на все расспросы отвечает стандартно: "Если мне поступят заявления, которые касаются деятельности государственных служащих, они обязательно будут рассмотрены. В отношении общественных помощников тоже будут приняты меры, в том числе с участием правоохранительной системы, если будет установлена и доказана их вина".

К слову

В криминалистике выделяется способ совершения преступления, следы, орудие преступления, место, время, личность жертвы, мотив. Если составляющие сходятся, можно утверждать, что преступления аналогичны.

Читаем сообщения СМИ с мартовского антивоенного митинга в марте 2014 года: "В скором времени на место акции пришел депутат Милонов со своими сторонниками. Депутат и его свита начали оскорблять протестующих против ввода войск на Украину. Милонов выкрикивал активистам, что они "фашисты" и должны "убираться на Майдан", в то время как сторонники парламентария обливали вонючей жидкостью участников акции, в том числе пожилую художницу Елену Осипову".

Орудия, мотив, следы аналогичны. Совпадение?

Александра Гармажапова, Алиса Кустикова