Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Поствыборная мясорубка

Поствыборная мясорубка

1 декабря 2014 15:30 / Политика

Аркадий Чаплыгин полагает, что за нападением на него мог стоять депутат Сергей Соловьев

Поствыборные страсти в МО «Екатерингофский» ничуть не уступают сентябрьским – бывшие кандидаты от «Гражданской платформы» судятся, проигрывают (им методично отказывают почти во всех ходатайствах) и собираются дойти до Европейского суда по правам человека.

Кандидат Федор Горожанко публикует свою переписку с депутатом-единороссом Сергеем Соловьевым, который до начала судебных разбирательств пообещал в обмен на отказ от судебных тяжб хлебное местечко в муниципалитете. Адвокат Аркадий Чаплыгин, представляющий интересы оппозиционеров в суде, утверждает, что его избили неизвестные, и подозревает Соловьева. Сам единоросс считает избиение Чаплыгина инсценировкой.

Через несколько дней после заявления Горожанко адвокат Аркадий Чаплыгин, представляющий интересы оппозиционной команды в суде, сообщил, что на него было совершено нападение

Всего «Гражданская платформа» подала 100 жалоб в 12 муниципалитетах, но большинство было объединено в одно дело: основной поток (76 исков) пошел в Ленинский райсуд, где активисты оспаривают результаты голосования в МО «Екатерингофский». Неделю бывшие кандидаты стабильно сообщали в соцсетях: «Ленинский суд отказал нам в удовлетворении заявления об отмене итогов выборов по...» – далее идет номер какого-либо из участков, все равно везде все проходит по одинаково безнадежному сценарию.

«По УИК № 55 судом были истребованы списки избирателей, проголосовавших досрочно, а также их заявления о желании волеизъявиться досрочно, – говорит экс-муниципал Александр Шуршев. – Но избирательная комиссия ничего так и не предоставила, а суд не стал настаивать!»

По словам Шуршева, на последнем заседании выяснилось, что по участку № 55 составлялось два разных итоговых протокола: оппозиционерам была выдана заверенная копия, где не сходились данные о количестве бюллетеней, однако в суд представлена копия, а затем и оригинал протокола без данной нестыковки. Совершенно очевидно, что избирательные технологии с думских выборов не изменились. «Подписи нескольких членов комиссии во втором экземпляре ненастоящие, – добавляет Шуршев. – В проведении почерковедческой экспертизы, которую мы готовы были оплатить, суд отказал».

В общей сложности на 55-м участке, согласно протоколу, проголосовало 339 человек, из которых 157 (46%) якобы волеизъявились досрочно. При этом новый глава совета Олег Смакотин в день голосования получил 6 голосов, тогда как досрочно его поддержали аж 129 человек. Выходит, за Смакотина голосовали исключительно труженики, уехавшие 14-го в командировку, и отпускники.

Оппозиционерам осталось проиграть буквально несколько дел, чтобы двигаться дальше – в городской, а затем и в Европейский суд по правам человека.

В четверг, 27 ноября, корреспондент «Новой» наблюдала, как судья Ольга Ткачева отказывала истцам почти во всех ходатайствах – в истребовании списка членов УИК № 54 с решающим голосом, находившихся в день голосования на участке, истребовании табеля учета рабочего времени членов комиссии, в вызове избирателей-досрочников и т. д.

Истцы хотели вызвать в суд членов комиссии с правом решающего голоса (ПРГ). Даниил Любаров от «Яблока» уже готов дать показания. По словам истцов, Любарову выдали копию итогового протокола, в котором стояло всего 4 подписи: председателя УИК, секретаря и двух членов избиркома, остальные члены с ПРГ после выявленных нарушений категорически отказались ставить свои автографы.

Оппозиционеры полагают, что в материалах дела мог появиться «новый» протокол, в котором подписей значительно больше (с делом они ознакомятся на днях). Как правило (по крайней мере так было в других аналогичных делах), суды верят избиркомам, поскольку у них протоколы оригинальные, а у наблюдателей лишь копии. Особенно любопытно, появится ли там подпись Любарова, которую, по его словам, он ставить отказался, будучи свидетелем массовых нарушений.

Однако представитель УИК № 54 Иван Попов (сын бывшего депутата Госдумы от «Яблока» Сергея Попова) сообщил, что в день выборов жалоб от наблюдателей и членов комиссии не поступало, – что вызвало смешки в зале суда.

Слово «отказать» звучало настолько привычно, монотонно и по-хамски, что, когда председательствующая согласилась приобщить к делу фотографию, сделанную в день голосования экс-кандидатом Александром Минаковым и подтверждающую, что членов комиссии было значительно больше, чем подписей в протоколе, это вызвало даже некоторое изумление.

Соловьевский след

Судебные баталии проходят на фоне баталий политических. Сначала Федор Горожанко заявил, что его пытался подкупить депутат-единоросс Сергей Соловьев, курирующий как раз таки Адмиралтейский район. Мол, обещал хорошую должность в муниципалитете в обмен на отказ от судебных тяжб.

Через несколько дней после заявления Горожанко адвокат Аркадий Чаплыгин, представляющий интересы оппозиционной команды в суде, сообщил, что на него было совершено нападение, преступление он связал опять же с Соловьевым: «Вполне допускаю, что причастными к инциденту могут быть и избранные депутаты муниципального совета «Екатерингофский», и депутат ЗакСа Сергей Соловьев, который предупреждал меня, что лучше не ввязываться в этот судебный процесс».

«Двое мужчин под видом курьеров вошли в помещение коллегии «Призывник», после чего набросились на меня и стали избивать», – рассказал юрист. Учитывая, что в коллегии Чаплыгин находился не один, преступники действовали быстро и покинули помещение адвокатского бюро раньше, чем к адвокату пришли на помощь.

Оклеветанный молвой

Сам Соловьев назвал заявление Чаплыгина инсинуацией, предположив, что никакого избиения не было, а имеет место «инсценировка», поскольку «на видеозаписи инцидента видно, что у человека, сидевшего в приемной и якобы ставшего свидетелем избиения, нет никаких эмоций – он как сидел, так и сидит».

Парламентарий не отрицает, что и Горожанко работу предлагал («сказал, что могу переговорить с главой муниципалитета»), и с Чаплыгиным встречался. Правда, не угрожал.

Федору Горожанко он якобы предложил направить свою энергию в мирное русло («а то засыпали суды своими заявлениями») и поработать на благо жителей («ходи собирай наказы, и деньги хорошие»).

А с Чаплыгиным, которого он знает еще со времен своего членства в «Справедливой России», он встречался полтора месяца назад, узнав, что тот будет представлять интересы оппозиционных кандидатов. Но якобы не для того, чтобы угрожать:

– Мы с ним все это обсуждали, это вполне закономерно и нормально. Он говорит, я ему намекнул, что лучше не браться за дело… Бред сивой кобылы, обычно об этом не разговаривают, есть предмет или его нет, – рассказал Сергей Соловьев. – Мы с ним поговорили, я тоже сориентировал его в общей логике правовой, как будут развиваться события… Все было нормально, почему он сейчас стал так говорить? Может, закон политического жанра.

А зачем вы вообще с ним встречались? Есть претензии у людей, они пошли в суд. В чем здесь ваш интерес?

– Мы согласовывали общие позиции, как, что. Тогда действительно никто не знал, какие у них основания, что у них есть: документы, материалы, может, у них есть серьезные свидетельства нарушений. Встретились как старые знакомые. А сейчас понятно, что у них ничего нет: они проигрывают один суд за другим.

– Однако открываются интересные детали. Например, что ваши кандидаты набрали свои проценты в основном на досрочном голосовании, к которому в принципе очень большие вопросы, в том числе у Центральной избирательной комиссии, а также что они не потратили ни копейки на кампанию – только на подписные листы.

– Открою военную тайну, как они победили, не потратив ни копейки, не выпустив никаких листовок. Есть определенные методики, которыми и я в свое время пользовался: нужно разбиться по участкам и ходить от двери к двери (по несколько раз). Когда выпускаете листовки, разбрасываете по подъездам свои красивые лица – это выброшенные деньги. Плюс с учетом досрочки – есть определенные вещи, как можно привести людей на досрочное голосование…

– Пожалуйста, подробнее. Как можно привести людей на досрочку?

– Тут уж я вам комментировать не буду… Есть разные механизмы. Если бы мы с вами говорили неформально, я бы рассказал, как можно привести людей на досрочку. Вы умная девушка и догадываетесь, что есть разные способы. И не обязательно выпускать листовки, чтобы пригласить людей на досрочку.

Я умная девушка и догадываюсь, что кандидат не может пользоваться популярностью исключительно у досрочников, абсолютное большинство из которых составляют бюджетники, просто так. И, наверное, все мы догадываемся, что это за «разные способы», о которых можно говорить только неформально.