Горькие пилюли питерских медиков

15 сентября 2003 10:00

Уж чего-чего, а медицинских катаклизмов в Питере хоть отбавляй. Особенно перед выборами - сегодня они сыплются на голову электората как горох из прорванного мешка: нет льготных лекарств, страховщики задолжали больницам астрономические суммы... А тут еще очередное «дело врачей», возбужденное сразу против трех высокопоставленных функционеров здравоохранения, после чего «медицинский» вице-губернатор Анатолий Каган подал в отставку... Но, видимо, мало настоящих скандалов на ниве Гиппократа - кто-то пытается раздуть еще и искусственные. Один из них связан с волной фальшивых таблеток и ампул, якобы захлестнувших северную столицу.




Съел — и порядок?
Скажем сразу: контрафактные препараты на берегах Невы есть. Как есть они и на берегах Темзы, Сены, Гудзона, - эта проблема касается всех цивилизованных стран. Но, во-первых, - сколько?
- «Волна», «лавина»?.. Какая чушь! - возмущается директор Северо-Западного центра контроля качества и сертификации лекарств Сергей Некрасов. - Кому выгодно пугать людей?
По данным центра, за 2002 год на территории Петербурга было обнаружено 57 серий фальсифицированных медикаментов, на конец августа 2003 года - 36 серий. Компьютерная система оповещения, единая по всей стране, работает на редкость оперативно. Достаточно одной упаковке попасть под подозрение, моментально раздается сигнал тревоги и с реализации снимается вся серия.
Вопрос второй: контроль контролем, но просачивается ли все же «липа» на прилавок? К каждому ларьку ведь инспектора не приставишь!.. Так вот, в этом году специалисты центра провели уже 2100 выборочных проверок аптечных предприятий, и нашли... Не бойтесь - всего несколько коробочек фальсифицированных капсул. При том, что за год в наш город поступает не менее 120 тысяч серий лекарственных средств, а в каждой серии - от 5 до 100 тысяч упаковок.
Вопрос третий - пожалуй, самый насущный - что там, в этих коробочках? Яд? Съел паленую пилюлю - и в реанимацию?.. Как прозвучало на «лекарственном круглом столе» в пресс-центре АБН, сегодня на рынке присутствуют в основном высококачественные подделки. Попросту говоря, пилюля та же, только производитель другой. И клепают их отнюдь не в подвалах, а в мощных современных цехах. Дело в том, что львиную долю средств фармацевтическая компания вкладывает в разработку и рекламу новых лекарственных брендов - отсюда и их дороговизна, само же производство может быть относительно дешевым. Вот фирмы-конкуренты и крадут друг у друга формулы, выпускают аналогичные таблетки и продают их по более низкой по сравнению с оригиналом цене. Понятно, что страдает от такого воровства, недополучая прибыли, владелец торговой марки, пациенту же в этом случае препараты- «обманки», если они сделаны с точным соблюдением состава и технологии, по словам экспертов, вреда не причинят.

Эффект антипустышки
Значит ли это, что не надо бороться с фальсификатом? Конечно, надо. И борются - на всех уровнях. «Но если бы вы знали, какой ущерб наносит всем нам информация о «засилье смертоносных поддельных лекарств»! Кем и зачем она вбрасывается в умы обывателя?» Сергей Некрасов рассказывает, что по «горячей линии» возглавляемого им центра за день звонит до 100 человек: «Алло, я тут купил аспирин... Выпил - не помогает. Наверное, фальшивый. Примите меры!» Почти все требуют провести экспертизу лекарства - разумеется, за государственный счет (один анализ обходится в 2000 рублей), грозят обратиться в «высшие инстанции». Но это еще полбеды. По оценке господина Некрасова, помимо прочего, срабатывает «эффект антиплацебо». Эффект плацебо известен: это когда пациенту под видом сильнодействующего снадобья дают пустышку, и он чудесным образом выздоравливает. В ситуации же с псевдоподдельными снотворными и антибиотиками - наоборот: принимая нормальные кондиционные препараты, человек постоянно держит в голове: «а вдруг подсунули «левак»... а вдруг не поможет...» И не помогает! Легенду о том, что «каждая десятая таблетка в Петербурге - фальшивая», настойчиво подогревают и врачи. Приходит больной, предъявляет претензии: мол, выписанное вами лекарство - что в лоб, что по лбу, а доктор ему: «Значит, поддельное!» Очень удобная отмазка, да еще и хороший способ вынудить пациента купить препарат напрямую у эскулапа (не секрет, что многие врачи заключают договоры с представителями фармацевтических фирм). Ну а там, глядишь, подействует эффект плацебо...
Так что главной проблемой поддельных пилюль следует считать скорее не сами пилюли, а связанные с ними скандалы и психологическую атаку на население. Заметим, что никакого реального информационного повода у широко анонсированного мероприятия «Как избавить Петербург от фальсифицированных медикаментов?», устроенного в пресс-центре АБН, не было. Разве что присутствие участников предвыборной кампании одного из кандидатов в губернаторы города...
Между тем, как объясняют профессионалы, реально неизмеримо большую угрозу здоровью и кошельку петербуржцев несут бракованные препараты, а также дженерики - зарегистрированные эквиваленты известных западных лекарств, производимые в третьих странах. Брак может выходить из стен завода-изготовителя; продукция может портиться по дороге и при хранении на складе; наконец, сплошь и рядом не выдерживаются сроки годности препаратов. Дженерик же, который продается вполне легально и стоит немного дешевле «отца-прародителя», - зачастую в два-три раза менее активен, так что потребитель вводится в заблуждение и на самом деле значительно переплачивает. Но это уже совсем другая тема, к фальшивкам отношения не имеющая.


Трое в бельгийской лодке
В то же время в недрах питерского здравоохранения в эти дни зреет настоящий, без дураков, тяжелый и мрачный скандал. 3 сентября Управление Генеральной прокуратуры РФ по Северо-Западному федеральному округу возбудило очередное «дело белых халатов». На этот раз в совершении ряда преступлений подозреваются сразу три высокопоставленных чиновника: «медицинский» вице-губернатор, глава Комитета здравоохранения городской администрации Анатолий Каган; экс-глава комздрава, экс-советник губернатора Владимира Яковлева по вопросам медицины Валерий Корюкин и исполнительный директор местного Территориального фонда обязательного медицинского страхования (ОМС) Сергей Шуляк. По одной из версий, фигурантов собираются обвинить в неоднократном получении взяток, а также в легализации денег, нажитых преступным путем. И хотя представители прокуратуры уклоняются от комментариев, а подозреваемые на первых же допросах дали подписку о неразглашении информации, в кулуарах упорно называют цифру: несколько сотен тысяч долларов, якобы осевших на счетах в иностранных банках. Предположительно речь идет о Бельгии - именно оттуда в 1999 году в северную столицу поставлялось оборудование в рамках программы «Безопасное материнство». Как раз эти закупки для государственных нужд и были якобы организованы «подельниками» с пользой для собственного кармана. По некоторым сведениям, в дело уже вмешался Интерпол.
Любопытно, что единственный, по данным комздрава, специалист, который мог бы поведать о перипетиях четырехлетней давности, - руководитель отдела лечебно-профилактической помощи матерям и детям названного комитета Анатолий Симаходский - как раз в эти дни уехал. Куда бы вы думали? Правильно, в Бельгию... Кстати, если подозреваемых и правда обвинят в отмывании купюр разного достоинства, это будет первое в истории Северо-Запада России дело по данной статье УК.
Любопытно и то, что в 1999 году господин Каган еще не был председателем комздрава и вообще не принадлежал к административной элите города, а всего лишь руководил 1-й детской больницей. Но, возможно, его епархия как раз и получала бельгийское оборудование?.. Эту гипотезу опроверг нынешний главный врач «единички» Яков Алейников: «Наш стационар к программе «Безопасное материнство» никакого отношения не имел», - заявил он «Новой газете».

Детский доктор — навсегда
Вообще, по поводу «бельгийских» событий никто из чиновников ничего не помнит. Все ссылаются на давность, недоступность документов... На сегодня известно лишь, что федеральная программа, о которой идет речь, частично финансировалась на городском уровне из бюджета терфонда ОМС. Видимо, с этим и были связаны махинации - если они, конечно, были. Исполнительный директор терфонда господин Шуляк, по его словам, «в полном недоумении»... Добавим, что в настоящее время идет проверка деятельности терфонда Контрольно-ревизионным управлением Минфина РФ. Добавим также, что колоссальные долги страховых компаний перед лечебными учреждениями города («НГ» рассказывала об этом в № 61 за 2003 год) не только не погашены, а продолжают расти.
Уже на следующее утро после открытия уголовного дела прошла целая серия обысков - как по месту работы, так и по месту жительства подозреваемых. По странному совпадению именно в этот день господин Шуляк должен был выступать на «круглом столе», посвященном предложениям медицинской общественности в программу одного из кандидатов на пост градоначальника. Мероприятие проходило все в том же пресс-центре АБН, и кандидат был тот же самый, что и в случае с фальшивыми лекарствами... Исполнительный директор терфонда ОМС прибыть, увы, не смог.
А господин Каган в это время еще находился в нейрохирургическом отделении Мариинской больницы, куда попал в середине августа после зверского избиения возле подъезда собственного дома. На минувшей неделе он выписался из стационара, но, как говорят коллеги, «лучше бы этого не делал» - дома состояние здоровья доктора резко ухудшилось. Еще одна «уголовка» (а вице-губернатор Каган, о чем не раз рассказывала «НГ», уже обвинялся в целом ряде преступлений), кажется, его доконала. Несколько дней назад он подал заявление об увольнении, и с сегодняшнего дня уже не стоит у руля городской медицины.
Пока господин Каган болеет. Поправившись же, вернется к истокам - на должность главврача 1-й детской, откуда он и шагнул в большую политику два с половиной года назад. Официального обвинения ни ему, ни другим подозреваемым до сих пор не предъявлено.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото ИНТЕРПРЕСС