Загадка северного соседа

15 сентября 2003 10:00

Только что закончилась Неделя Финляндии в Петербурге. Страна Суоми - ближайший сосед и важнейший партнер (на втором месте по городскому импорту и по инвестициям в Питере)... Но обойдемся без официоза. Случилось так, что на открытие Недели Финляндии я попал из Хельсинки. Вернулся, а уже через день в северную столицу нагрянул финский премьер-министр Матти Ванханен. Скрепил договор о сотрудничестве Петербурга и Хельсинки на ближайшие три года (там говорится, в частности, о расширении туристических и транспортных связей, о восстановлении паромного сообщения и о строительстве скоростной железнодорожной магистрали к 2008 году). Ну а пока поезд Питер - Хельсинки идет шесть часов - долго...




Карельский перекресток
Накануне отъезда финского премьера в Петербург в самом центре Хельсинки состоялось специфическое событие. Сразу оговорюсь: оно ни в коем случае не отражает официальную политику Финляндии в отношении России. И не характеризует общий достаточно доброжелательный настрой финнов в отношении русских. И тем не менее, что было, то было. Тем более что произошло это явно не случайно именно в этот день - накануне визита премьера к восточным соседям. (Кстати, примерно то же самое происходило во время визита Путина в Финляндию в сентябре 2001 года.)
Итак. На ступенях финского парламента - риксдага проходил митинг под общим лозунгом: «Русские, отдайте Карельский перешеек». Участвовали десятка три митингующих и примерно столько же зрителей. Все чин чином, под присмотром полиции. Распространяли листовки (транспаранты развернули на русском языке, а листовки были на английском): «Русские, отдайте захваченные территории», «Русские, убирайтесь с финских земель». Из листовок следовало, что в результате агрессии Советского Союза в 1939 - 1940 гг. под руководством Сталина была оккупирована юго-восточная часть Финляндии - Карелия, в результате чего Финляндия потеряла 12% территории, а 430 тысяч финнов были вынуждены покинуть свои дома, многих насильно русифицировали. Организаторами акции значились «Карельские общества Финляндии района Лахти», которые призывали начать переговоры между Хельсинки и Москвой о возвращении Карелии. И призывали помочь в этом вопросе ЕС. Хотя, конечно, вряд ли кто-то из европейских политиков отнесся бы к такому призыву с энтузиазмом...
Кстати, в самой Финляндии русских не так мало. Но и не так много, могло быть намного больше, но у северного соседа жесткие иммиграционные законы. По разным оценкам, русских в Суоми - от 30 до 50 тысяч. Официальная цифра - 33 тысячи, не считая давно ассимилировавшихся и уже неотличимых от всех остальных жителей страны. Впрочем, от встречавшихся мне в Финляндии русских о каких-то агрессивных проявлениях со стороны коренных жителей слышать не приходилось...
Такая вот зарисовка. Не исключаю, об этом митинге можно было не упоминать вовсе. Но без этого картина событий была бы неполна. Тем более что даже это событие характеризует северного соседа, в сущности, не с худшей стороны. Радикалы? Да, радикалы. Но где их нет? Разве у нас таких мало? Но все размеренно, спокойно, в рамках закона, без погромов и мордобоя. (Хотя, конечно, и в спокойной Скандинавии не все так чинно: последний пример - потрясшее мир убийство в Стокгольме министра иностранных дел Швеции Анны Линд.) И все же именно Северная Европа, и в том числе Финляндия, возможно, могла бы быть примером непредвзятости и терпимости - того что нынче принято называть английским словом толерантность. А описанный митинг - свидетельство того, что, во-первых, для того, решения какой-либо проблемы ее надо открыто обсуждать. А во-вторых, проблемы межгосударственных или тем более межнациональных отношений - проблемы очень непростые. Которые не решить с наскока. И над которыми надо долго и серьезно думать, прежде чем за что-то браться...

Как это сказать по-шведски
Теперь немного о Единой Европе. Финляндия в этом смысле, можно сказать, впереди всей Скандинавии. Она не только член ЕС (в отличие от Норвегии), но и ввела на своей территории единую евровалюту (в отличие от присоединившихся к Евросоюзу Швеции и Дании, где по сей день в ходу марки и кроны).
Одна из глобальных проблем Единой Европы - этнические меньшинства. Почти 40 миллионов граждан (из 380 миллионов жителей ЕС) являются представителями тех или иных меньшинств. То есть практически каждый десятый. Да и для нашей многонациональной страны это тоже, как известно, вопрос актуальный. Один Кавказ чего стоит. И здесь нам есть чему поучиться у северных соседей. И нашим соседям в странах Балтии, думается, тоже можно было бы повнимательнее присмотреться к опыту скандинавов.
Нет, нет, речь не идет о русских в Финляндии. Официально русские там не являются меньшинством. Самым ярко выраженным меньшинством в стране Суоми являются... шведы. Которых сегодня 6% населения страны (а во времена обретения независимости Финляндии от России в 1917-м было куда больше - 15%). Но при всем при том финские шведы пользуются всеми благами полного равенства. Вплоть до того, что в стране утверждены два государственных языка - финский и шведский. Не говоря уже о наличии своего лобби в парламенте, своей партии (Шведская народная партия), существовании шведских школ (кстати, образование в стране Суоми бесплатное), театров, газет, телеканала на шведском языке (он относится к распространенной в Европе модели общественного телевидения, на котором, между прочим, нет рекламы)... И все это, обратите внимание, - для 6% населения страны! Вот вам и пример. А вот информация к размышлению: сегодня в Латвии чуть ли не 40% населения - русские, однако латвийские законы сильно ограничивают не только избирательные права русскоязычного населения и их возможности работы на государственных должностях, но и количество русскоязычных программ в теле- и радиоэфире... Ничего подобного в Финляндии нет. И даже вопрос о том, не ставилась ли под сомнение необходимость существования шведскоязычного телеканала в стране, где все население владеет финским, - даже этот вопрос показался шефу отдела новостей Финско-шведского телевидения FST Гунилле Лефстед-Седерхольм странным. «Нет, такой вопрос никогда не поднимался», - ответила она, замявшись...


Город памяти русского царя
Административно Финляндия разделена на коммуны, всего их в стране 440, из них только 63 - шведские. Да и то в основном они двуязычные, стопроцентно шведских - 19, причем подавляющая часть - 16 коммун - сосредоточена на Аландских островах (остальные - на южном побережье страны). Аландские острова - очень специфическое образование не только для Финляндии, но и для Европы в целом. Это самоуправляемая территория в составе Финляндии. Находятся они ровно посередине между Финляндией и Швецией, а населяют их исключительно шведы (из более чем 6 тысяч островов архипелага населены лишь около 50, где живут 26 тысяч финских шведов).
Самоуправление Аландских островов - не пустой звук. Любой закон, принимаемый высшим органом страны - финским риксдагом (а в отличие от России, где действует президентская модель управления, Суоми - парламентская республика, поэтому, к примеру, именно парламент, а не президент формирует состав правительства)... Так вот, любой закон, принимаемый в Хельсинки, должен обязательно получить «добро» в Мариехамне, столице Аландов. (Между прочим, город назван в честь супруги российского императора Марии, впрочем, и в центре Хельсинки высится памятник самодержцу Александру II, хотя чему тут удивляться, если вспомнить, что больше 100 лет Финляндия входила в состав Российской империи). У Мариехамна свои специфические отношения даже с Евросоюзом. Перед присоединением к ЕС в Финляндии, как известно, проходил всенародный референдум, а вот Аланды свой отдельный референдум по этому вопросу не провели. И эта проблема серьезно обсуждается не только в Мариехамне, но и в Хельсинки, о чем рассказал член финского парламента Рогер Янссон, представляющий в риксдаге как раз Аландские острова.
Риксдаг, конечно, обсуждает и другие насущные вопросы, связанные с расширением Евросоюза и прочими глобальными изменениями в мире. Например, как рассказал мне другой финский парламентарий, член Шведской народной партии Хенрик Лакс (внешне чем-то смахивающий на Харрисона Форда), в ближайшее время будет серьезная дискуссия по поводу присоединения Финляндии к НАТО. Прежде страна Суоми долгое время придерживалась политики нейтралитета и не входила в военные блоки (этому, кстати, способствовала и близость вооруженного до зубов восточного соседа). Теперь же настроения меняются. Особенно после событий 11 сентября 2001-го.
- Даже Россия имеет сегодня прочные партнерские отношения с НАТО, - сказал Хенрик Лакс, - так что теперь многим у нас просто непонятно, почему Финляндия должна отказываться от партнерства с Североатлантическим альянсом, особенно если рассматривать его как институт противостояния вызовам современности, в первую очередь - международному терроризму.
Ну а по поводу возможности введения безвизового режима между Россией и странами ЕС финские политики высказываются по-дипломатичному осторожно. Немудрено. Ведь в этом случае именно Финляндия первой испытает натиск многомиллионных толп восточных соседей. Готова ли к этому страна с пятимиллионым населением? Так что и парламентарии, и финский премьер Матти Ванханен, которому в Петербурге задавали тот же вопрос, говорят примерно так: «Это долгосрочная перспектива»...

Николай ДОНСКОВ
Хельсинки - Санкт-Петербург



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close