Рука москвы не тянется в могильник

18 сентября 2003 10:00

После летних каникул Госстрой России должен рассмотреть вопрос о предоставлении средств на строительство нового хранилища радиоактивных отходов в Ленинградской области. Правда, выделит министерство деньги или нет, одному богу известно... Речь о печально известном Ленспецкомбинате «Радон» в Сосновом Бору.



Когда заходит речь о радиационной опасности, жители Петербурга и Ленинградской области тут же поминают недобрым словом ЛАЭС. Четыре реактора-миллионника, да еще чернобыльского типа... При этом почему-то забывают о предприятиях, представляющих не менее серьезную угрозу. Причем в первую очередь - по причине хронической бедности. Поскольку на то, чтобы надежно захоронить радиоактивную «грязь», нужны средства. И немалые. А их нет.
Вспомним тот же Российский научный центр (РНЦ) «Прикладная химия», что в поселке Кузьмолово Всеволожского района. Трудно поверить, но жидкие радиоактивные отходы хранятся здесь в цистернах, изготовленных из самой обычной «черной» стали. По этой причине они ржавеют и текут. Дело дошло до того, что пару лет назад на территории РНЦ образовались гигантские лужи из радиоактивной серной кислоты! Стоит ли удивляться, что изотопы просочились за территорию центра - радиацию обнаружили в мелиорационной канаве, сбрасывающей свои воды в Неву.
Тогда Госатомнадзор России предписал руководству Центра передать свой опаснейший балласт, в том числе и 1200 кубометров твердых отходов, в региональное хранилище радиоактивных отходов в Сосновом Бору. Но в Ленспецкомбинат (ЛСК) «Радон» поступило лишь несколько десятков кубов. На доставку и захоронение всей партии у химиков не нашлось средств. Словом, безопасность окрестных деревень, а также тысяч дачников, чьи огороды начинаются чуть ли не в нескольких метрах от забора РНЦ, - висит, можно сказать, на волоске.
А в Гатчине в Институте ядерной физики имени Константинова пущен новый реактор. «Светящиеся» потроха старого также нуждаются в захоронении. Ан нет - имущество складировано за очередным высоким забором. У физиков тоже нет денег на надежную изоляцию радиоактивной «грязи». (Заметим, что на пуск нового реактора они нашлись.)
Но и это еще не все. На самом деле ситуация сложнее. Если бы химики и физики все же разжились средствами, Ленспецкомбинат все равно вряд ли смог бы их чем-то утешить - предприятие само испытывает острейший дефицит в хранилищах. Даже несмотря на то, что построенный в начале 60-х ЛСК считается самым крупным в России. В его каньонах скопилось за эти годы 60 тысяч кубов радиоактивной скверны. И ежегодно ее объем увеличивается на 200 - 250 кубометров. Так что хранилища заполнены уже почти под завязку.
– У нас в запасе осталась всего тысяча кубов свободных хранилищ, - говорит директор ЛСК Александр Игнатов. - А ведь к нам везут свои отходы со всего Северо-Запада, а не только из Петербурга и Ленинградской области. В ближайшие пять лет ожидаем поступления более трех тысяч кубов «спецгруза». И это без учета каких-либо ЧП...
Да, в случае радиационной аварии ЛСК окажется просто бессилен. Формально на комбинате имеется аварийный запас. Но по сравнению с предыдущими годами он снизился на одну треть - с 900 до 600 кубометров. (Это при том, что только из РНЦ требуется вывезти 1200 кубов.)
ЛСК - предприятие федерального значения, подчиняющееся Госстрою. Бюджетное финансирование, ясно дело, ниже «прожиточного минимума». Его едва хватает на весьма умеренную зарплату специалистам. А весь свой «навар» предприятие тратит на реконструкцию и консервацию своих далеко не новых хранилищ.
- Могли бы эти деньги проесть, - комментирует Игнатов, - но знаем, в какой ситуации живем: за последние годы «со стороны» на безопасность не поступило ни копейки...
Поражает хладнокровие главного виновника торжества - Минатома, крестного отца всех радиационных технологий. Похоже, там не очень-то интересуются судьбой попавших в радиационную ловушку предприятий.
- Комбинату срочно требуется новое хранилище, - продолжает директор. - И проект на объем в 5 тысяч кубометров уже готов. Мало того, он одобрен госэкспертизой и передан в Госстрой. Вопрос - выделит ли на это деньги Москва. А поскольку на сооружение уйдет по крайней мере три года, начинать стройку надо уже в следующем году...
Складывается впечатление, что Ленспецкомбинат со всеми своими бедами предоставлен сам себе. Хотя беды эти свалились на главный радиационный могильник Северо-Запада не сегодня и даже не вчера. Вот что писал предпоследний губернатор Ленобласти тогдашнему премьеру Виктору Черномырдину ровно шесть лет назад, в сентябре 1997 года.
«На предприятии, входящем в структуру Госстроя России и введенном в эксплуатацию более 35 лет назад, в связи с изношенностью основных фондов... сформировался комплекс технических и экологических проблем, требующих внимания всех уровней власти... Эта проблема носит межведомственный характер, затрагивает интересы субъектов РФ, всего Северо-Запада России, прямо или косвенно влияет на... строительство портов на южном побережье Финского залива, реконструкцию и развитие замещающих мощностей Ленинградской АЭС, нормальное функционирование десятков и сотен промышленных предприятий, НИИ и медучреждений, санацию территорий Санкт-Петербурга и Ленинградской области...»
Кстати, эта «челобитная» оказалась последней, в которой руководство Ленинградской области ходатайствовало перед федеральной властью за столь важный объект. Сегодня же областники ссылаются на то, что ЛСК - предприятие федеральное и совать нос в «дела Москвы» им не к лицу. Хотя, между прочим, по закону, за экологическую безопасность на своей территории перед населением отвечает не кто иной, как власть субъекта федерации...

Олеся ГАЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close