Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Перемена участи

22 сентября 2003 10:00

Возможно, именно сегодня уместно вспомнить, как проходили в нашем городе три предыдущие кампании по выборам «высшего должностного лица». Ведь на этот пост, который в разное время занимали такие видные в отечественной истории персоны, как Александр Меншиков, Бурхард Миних, Михаил Кутузов, Михаил Милорадович и другие, стали избирать прямым голосованием населения лишь совсем недавно - с июня 1991 года...




Восшествие на «престол»
Пост выборного мэра города появился в Петербурге (тогда еще Ленинграде) летом 1991 года. Этому предшествовал длительный кризис первой в городе демократической власти, когда стало ясно, что коллегиальный орган - Ленсовет, избранный весной 1990 года, не может реально управлять городским хозяйством. Председатель Ленгорисполкома Александр Щелканов согласился занять свою должность лишь при условии, что Ленсовет будет ему доверять и не будет ежеминутно «влезать» в его компетенцию. Но очень быстро выяснилось, что председатель Ленсовета Анатолий Собчак хочет руководить не депутатами, а всей городской жизнью. И с одной стороны, принимал решения через голову Щелканова, а с другой стороны - сваливал ответственность за тяжелое положение в городе как на депутатов, так и на исполком, не выполняющий его мудрые указания...
В этих условиях неудивительно, что возникла идея разделения городских властей и прямых, всенародных выборов главы исполнительной власти - мэра. Заметим: далеко не все депутаты Ленсовета хотели немедленно избрать мэра. Особенно резко против выборов выступала демократическая фракция «На платформе ЛНФ», полагающая, что исход выборов известен, а предоставлять единоличные полномочия Собчаку опасно, учитывая его авторитарные привычки. В итоге решение о введении поста мэра и назначении выборов на 12 июня было принято на сессии Ленсовета большинством лишь в один (!) голос.


Если же говорить о предвыборной кампании - ее практически не было. Популярность Собчака была такой, что единственный кандидат, который конкурировал с ним, - коммунист Юрий Севенард, и тот понимал, что исход выборов предопределен. В итоге Собчак, баллотировавшийся в паре с Вячеславом Щербаковым (занявшим пост вице-мэра), уверенно победил, набрав более 65% голосов.
Одновременно с выборами мэра был проведен и опрос на тему «Желаете ли вы возвращения городу его исторического имени Санкт-Петербург?», 53% участников которого сказали «да». Заметим, что вопреки распространенному мифу Собчак первоначально не имел к этому отношения! Решение о проведении опроса принимала в апреле 1991 года сессия Ленсовета, а инициатором был депутат Виталий Скойбеда - ярый оппонент Собчака. Будущий мэр, в свою очередь, не раз выступал против переименования, уверяя, что это требует больших расходов на замену вывесок, печатей и бланков и оскорбляет память блокадников. Лишь в последние дни перед выборами Собчак, поняв, что идея овладела массами, начал ее поддерживать...

Свержение с престола
Выборы губернатора 1996 года начинались при массовой уверенности, что Анатолий Собчак будет легко переизбран на второй срок. По данным социологов, около трети петербургских избирателей твердо намеревались проголосовать за Собчака, и еще треть готова была это сделать при определенных условиях. Оставалось только не сделать фатальных ошибок. Но именно они и были сделаны...


Наиболее известным соперником Собчака был Юрий Болдырев, но его некомпетентность в вопросах управления городским хозяйством была очевидна подавляющей части избирателей. Шансы других соперников - бывшего вице-мэра Вячеслава Щербакова, бывшего председателя Городского совета Александра Беляева и лидера питерского «Яблока» Игоря Артемьева - казались призрачными. Имя первого заместителя мэра Владимира Яковлева также ничего не говорило большинству петербуржцев. Остальные соперники - в том числе губернатор Ленинградской области Александр Беляков, Юрий Севенард и другие - казались еще менее серьезными. Однако аналитики ошиблись. При этом основной вклад в поражение Собчака внес его собственный штаб, где главную роль играли Владимир Путин и Людмила Нарусова.
Казалось, что члены штаба настолько уверились в неминуемой победе своего шефа, что вместо того, чтобы работать, демонстрируют будущему губернатору собственную преданность. Когда газеты публиковали по пять-шесть заметок о Собчаке в каждом номере, даже у самых тупоголовых читателей возникали сомнения в их объективности. Когда пассажиры переполненных автобусов на каждом фонарном столбе видели огромный портрет Анатолия Собчака с надписью «Мэра в губернаторы!», это не вызывало ничего, кроме раздражения...
Впрочем, все это, может быть, и не привело бы к поражению - если бы против Собчака не была создана коалиция Яковлева, Артемьева и Щербакова, объединившая и демократов, для которых было неприемлемо стремление мэра к неограниченной власти, и часть городской элиты, которая не любила мэра, мало понимавшего в хозяйственных вопросах.
Еще до первого тура выборов участники коалиции договорились о том, что двое из них, имеющие менее высокий рейтинг, снимут свои кандидатуры в пользу лидера. Таким лидером оказался Яковлев, образ которого в качестве «губернатора-практика» (в противовес «теоретику Собчаку»), своего рода «петербургского Лужкова», был быстро и умело раскручен. К тому же Яковлев, в отличие от своих партнеров, располагал значительными финансовыми ресурсами (как упорно говорили - имевшими московское происхождение и предоставленными группой Коржакова - Сосковца).
В результате Яковлев сумел опередить в первом туре Болдырева и, набрав 21% голосов, стать вторым вслед за Собчаком, набравшим 28%. Перед вторым туром Яковлева поддержали Беляев и Беляков, за него же, исходя из неприязни к мэру, голосовали и сторонники Севенарда, а Собчак... Собчак уже не смог ничего прибавить. Вдобавок мэр крайне неудачно провел теледебаты с Яковлевым - пришел на них неподготовленным, понадеявшись на свое превосходство перед соперником по части разговорного жанра. И потерпел фиаско - Яковлев, постоянно ловивший его на незнании практических вопросов городской жизни, выглядел уверенней. В результате победителя и побежденного разделили всего 2% голосов - но этого оказалось достаточно...


Нулевой вариант
Следующие выборы губернатора оказались «марафонскими».
Плановым сроком выборов был май 2000 года - через четыре года после того, как Яковлев был избран на первый срок. Однако в начале сентября 1999 года в окружении губернатора возникла мысль о переносе срока выборов на декабрь 1999-го, одновременно с выборами Госдумы. Федеральный закон позволял такое совмещение, решавшее сразу несколько насущных для Владимира Анатольевича задач. Во-первых, соперники не успевали «раскрутиться», к тому же большинство из них были заняты выборами в Госдуму и не могли вести войну на два фронта. А во-вторых, Яковлев к тому времени был одним из лидеров блока «Отечество - Вся Россия», считавшегося фаворитом думской кампании (о «Единстве» еще не было слышно), и мог при совмещении кампаний рассчитывать на серьезную прибавку голосов.
Указанное совмещение «продавили» с трудом - решение было принято в отсутствие кворума в Законодательном собрании, при помощи сомнительной истории с электронными ключами для голосования. Эпизод, когда Александр Щелканов демонстрировал перед камерами фальшивый ключ с номером своего 17-го избирательного округа, вырванный им из рук Вадима Тюльпанова, обошел едва ли не все телеканалы. Городской суд тем не менее не нашел никаких нарушений, и кампания началась. В ней участвовали Владимир Яковлев, Игорь Артемьев, Юрий Болдырев, депутаты Законодательного собрания Сергей Андреев и Константин Севенард и некоторые другие.


Впрочем, ни губернатор, ни его оппоненты не проявляли большой активности. Яковлев рассчитывал на свой высокий рейтинг (около 45%), а его оппоненты надеялись не столько на победу на выборах, сколько на их отмену. Артемьев, правда, успел выпустить злую «антияковлевскую» листовку, часть тиража которой тут же арестовала милиция, но это оказалось, пожалуй, единственным запоминающимся моментом осенней кампании. И все шло к тому, что губернатор без проблем будет переизбран на второй срок, - но 11 декабря (за восемь дней до выборов) Верховный суд отменил решение об их назначении. В отличие от Городского суда он счел вполне достаточным тот факт, что якобы присутствовавший в момент принятия решения о переносе выборов в зале заседаний депутат Валерий Селиванов в это же время, согласно справке комендатуры Госдумы, находился в Москве.
Решение Верховного Суда вызвало бурю возмущения в Смольном. Губернатор заявлял, что решение суда - якобы грубое вмешательство Москвы в питерские дела, пренебрежение волей горожан, политический заказ определенных сил и так далее. Ну а 15 декабря на Дворцовой площади был организован многотысячный митинг протеста против решения суда - факт беспрецедентный в российской политической истории. На этот митинг участников (большей частью работников бюджетных организаций и городских предприятий, а также пенсионеров) доставляли автобусами, которые любезно предоставила администрация. Но, в конце концов, Яковлеву пришлось смириться с «нулевым вариантом», а затем, уже после Нового года, было принято решение о назначении выборов на 14 мая 2000 года.

Отозванный «десант»
Главной интригой весенней части кампании был вопрос об ее участниках. Поскольку никто из городских политиков не обладал популярностью, сравнимой с Яковлевым, все надежды оппозиции были связаны с Центром. Тем более там уже крепко сидел Владимир Путин, считавшийся недоброжелателем губернатора - с той самой поры, как Яковлев выиграл выборы у Собчака, после чего Путин был немедленно изгнан из Смольного. Но кого десантирует Центр для борьбы с Яковлевым - оставалось неясным.
После того как похороны Анатолия Собчака 24 февраля 2000 года превратились в своеобразную «антияковлевскую» демонстрацию, а Сергей Степашин заявил, что «московским петербуржцам» пора возвращаться в свой родной город, чтобы отдать ему долг, казалось, что вопрос решен. По мнению аналитиков, Степашин имел все шансы - бывший премьер и тогда еще депутат Госдумы от «Яблока» мог консолидировать вокруг себя и демократический, и центристский электорат. Но... встретившись в начале марта с журналистами, Степашин произнес совсем не те слова, которых от него ждали: выяснилось, что в борьбу вступит не он, а вице-премьер Валентина Матвиенко.


В свою очередь, Матвиенко активно стартовала - она требовала от журналистов не писать о ее победе на выборах в сослагательном наклонении, потому что она на 100% уверена в том, что станет губернатором. Кроме этого, она заявляла об абсолютной поддержке со стороны Путина и его окружения и о значительных ресурсах, которые будут предоставлены в ее распоряжение. Финансисты и имиджмейкеры, как бабочки на огонек, слетались к штабу Матвиенко, а его руководитель Виталий Мутко уже примеривался к креслу первого вице-губернатора. Но... утром 3 апреля штаб Матвиенко торжественно объявил, что вечером ее подписи будут сданы в Горизбирком, вечером было сообщено, что церемония переносится на завтра, а назавтра выяснилось, что президент отзывает Матвиенко из отпуска для участия в формировании правительства. Скорее всего, Путин, видя, что рейтинг вице-премьера не поднимается выше 15%, решил не рисковать из-за нее своей репутацией...
После этого кампания оказалась достаточно предсказуемой - и достаточно скучной. Тем более что Путин после отзыва Матвиенко публично поддержал Яковлева. Ни Артемьев, ни Болдырев не могли составить реальной конкуренции губернатору, и максимум того, на что могли рассчитывать оппоненты - добиться второго тура, а затем надеяться на консолидацию антияковлевского электората. Но и этого не получилось.
Артемьев, после его ухода в начале 1999 года с поста первого вице-губернатора в оппозицию Яковлеву, был на протяжении года главным объектом травли со стороны питерского телевидения, а поддержка федеральных СМИ автоматически превратила его в ставленника Центра - между тем Яковлев активно эксплуатировал тезис о «руке Москвы». Что касается Болдырева, то он, после проигрыша в декабре выборов по думскому округу, резко потерял популярность. Остальные участники и вовсе не могли повлиять на результат.
В итоге Яковлев легко выиграл, получив 72,7% голосов, Артемьев был вторым с 14,7%, Болдырев - третьим с 3,7%. Четвертым стал коммерсант Артем Тарасов, получивший 3,6% голосов. Планы Центра избавиться от Владимира Яковлева пришлось отложить на три года...

Борис ВИШНЕВСКИЙ
фото ИНТЕРПРЕСС