"Застройка областных лесов – свершившийся факт"

"Застройка областных лесов – свершившийся факт"

13 января 2015 17:01 / Расследование

Как часто на землях, отданных под развитие туризма, возводятся особняки? Ответ на этот вопрос известен представителям экологических НКО и чиновникам. Именно к ним обращаются жители, обеспокоенные тем, что их излюбленные места отдыха обносят заборами.

Алексей Ярошенко, руководитель лесной программы Гринпис:

– Проблема очень актуальна. Одна из самых главных, связанных с лесом. Даже, я бы сказал, самая главная.

Алексей Травин, координатор РОО "Новый экологический проект":

– К сожалению, приходится признать, что застройка областных лесов – свершившийся факт. Особенности действующего законодательства и сложившейся модели управления территорией таковы, что застройка участков лесного фонда становится чуть ли не единственным экономически оправданным способом освоения лесов, особенно в пределах 100–150-километровой зоны от мегаполиса.

В действующих условиях альтернативные способы рекреационного использования зачастую нерентабельны. Таким образом, аренда лесов в рекреационных целях в том виде, как она описана в законодательстве, есть не что иное, как узаконенная застройка леса.

Мы видим решение проблемы прежде всего в осознании региональными властями масштабов бедствия и тех угроз, которые оно представляет для развития территории в целом. Ведь застраиваемые участки леса исключаются из рекреационного оборота, и при сохранении нынешних темпов освоения лесов правительство области очень скоро столкнется с дефицитом свободных участков, которые требуются, например, для развития туризма, создания рекреационной инфраструктуры и т. п.

Сейчас необходимо выявлять как уже застроенные участки и на их примере демонстрировать наличие проблемы, так и территории в зоне риска. По последним – добиваться от властей решений, которые сделают невозможными их застройку и передачу в частные руки.

Безусловно, требуют уточнения нормы федерального законодательства, так как сейчас нет точного определения, что считать капитальной постройкой, а что – временной. Однако у региональных властей есть все возможности для регулирования процесса освоения лесов и предотвращения их дальнейшей застройки: бездумно раздавая участки в лесном фонде, регион зачастую не задумывается, как это повлияет на территорию в целом.

Михаил Крейндлин, руководитель программ по особо охраняемым территориям Гринпис:

– Обращения поступают. Не всегда связанные с рекреационными зонами, застройка может происходить по разным причинам, но и по рекреационным зонам обращаются часто. Мы пытаемся бороться, в том числе и в законодательной сфере – в этом году Законодательным собранием рассматривался законопроект, который предусматривает, что арендатор, владеющий рекреационной зоной более 15 лет, может ее приватизировать. Мы добились отзыва законопроекта, но уверены, что такие попытки будут продолжаться.

Павел Овсянко, член Общественной палаты Ленобласти:

– Если брать те экологические проблемы, которые сопряжены с социальными, то это самая острая в Ленинградской области. Застройка береговой территории приводит не только к тому, что у туристов нет возможности отдохнуть на природе, но и к тому, что меняется уклад жизни. Люди, десятилетиями живущие в одном месте, привыкшие ловить рыбу, охотиться и отдыхать в лесу, внезапно лишаются этого права. И взамен им ничего не предлагается. Это вызывает напряженность.

От элитной застройки страдает экология. В водоеме могут спокойно взять и помыть машину. Канализационные стоки – на них тоже пытаются экономить. Прокладывают трубу яму или канаву, все впитывается в землю и попадает в озера.

Проблема очень серьезная. По этой теме поступает вал обращений. С каждым годом их все больше. Есть даже определенные компании, специализирующиеся на возведении жилья в рекреационных зонах.

Застраивают в основном берега озер и рек. Даже Ладожское озеро не избежало этой участи. Схема такая: сначала компания берет участок в аренду на 49 лет, делит его на меньшие участки, затем застраивает и продает, регистрирует недвижимость – и получается, что вместе с домом покупатель получает землю, которую компания на самом деле изначально брала в аренду.

Самые проблемные районы – Выборгский, Всеволожский. В меньшей степени Гатчинский, Кировский, Ломоносовский: там просто меньше берегов. Честно признаюсь, не вижу осмысленных действий со стороны властей региона по решению этой проблемы. Все эти кодексы – лесной, водный и так далее – это законодательные акты, которые действуют на федеральном уровне. Но сдаются участки не федеральными органами госвласти, а правительством Ленобласти.

Да и само законодательство крайне противоречиво. С одной стороны, вода – общенародное достояние, с другой стороны, речь ведь идет о частной собственности. В законе есть много лазеек.

Департамент государственного лесного надзора и контроля Ленинградской области:

– Не уполномочены отвечать на вопросы СМИ.

Постоянная комиссия по экологии и природопользованию Законодательного собрания Ленинградской области:

– Это не наша компетенция.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close