Господин «против всех»

25 сентября 2003 10:00

Лев Лурье об историческом опыте состоявшихся выборов




- Одной из сенсаций первого тура выборов стало большое число голосов, отданных за кандидата «против всех». И это несмотря на то, что в период подготовки к выборам во многих СМИ навязывалась мысль, что против всех голосуют лишь асоциальные элементы.
- Это глупость. Выбор «против всех» - это достаточно тонкое электоральное высказывание. Оно заставляет человека взять паспорт, выйти из дома, добраться до избирательного участка и поставить птичку в графе «против всех», хотя ведь гораздо проще вообще никуда не ходить. Высокий процент проголосовавших против всех для нашего города вовсе не новое явление. В Ленинграде в 1989 году (на выборах народных депутатов СССР) против всех не очень симпатичных людей, которых выделил обком партии, голосовало очень много народу, чуть ли не больше 50%. И их всех тогда провалили. Так что ничего такого особенно неожиданного нет. Но лично мне показалось, что сегодня это некая новая волна пробуждения даже не интереса к политике, а, скорее, чувства собственного достоинства. Ощущение того, что если человеку что-то навязывают, даже не спрашивая его выбора, то он имеет право ответить «нет». Почему вы без меня меня женили? Я хочу подумать и решить сам. Считаю ли я, что это выбор интеллигенции? Я не люблю слово «интеллигенция». Но я абсолютно убежден, что это выбор сознательного, образованного относительного меньшинства горожан - 10% это и есть меньшинство. Думаю, что это скорее молодые люди. Вообще мне кажется, что на этих выборах было довольно много молодых избирателей, по крайней мере среди тех, кто относится к этим 10%.
- Неформальное объединение журналистов «Петербургская линия», одним из инициаторов создания которого Вы являетесь, в течение последних недель обвиняли во всех смертных грехах, причем в государственных и окологосударственных СМИ словосочетание «Петербургская линия» неизменно сопоставлялось со словосочетанием «черный пиар».
- Словосочетание «Петербургская линия» произносится довольно редко, а если и произносится, то никогда не растолковывается, что это такое, что там собрались довольно известные журналисты, представляющие совершенно разные городские издания. Каждый, кто держит в руках газету «Петербургская линия», может увидеть, что это такое. Это некое издание, которое не выражает интересы никого из кандидатов в губернаторы, а является органом некой озабоченной журналистской общественности. А озабочена она той манерой, в которой шла подготовка к выборам. И это оказалось своего рода такой чувствительной мембраной, которая отразила настроения, существующие в городе. Это и показали потом результаты голосования.
Идея критиков «Петербургской линии» идет от того предмета, который многим из нас преподавали в университете, он называется «спецпропаганда». Идея заключается в том, чтобы не разбирать основные аргументы или позицию по существу, а демонизировать врага и представить его омерзительным наймитом. Было объявлено, что мы являемся охвостьем команды Яковлева, которые получали от него потными руками какие-то деньги в конвертах, а теперь этих денег и возможностей лишились, и поэтому сильно протестуем. Но ситуация такая. Четверо журналистов из тех, кто состоит в ПЛ, действительно были вычищены с телевидения перед началом избирательной кампании. Хочу обратить внимание, что двое из них - известнейшие городские журналисты Дмитрий Циликин и Татьяна Москвина, которую лично я вообще считаю лучшей петербургской даже не журналисткой, а писательницей, - они были уволены с Российского телевидения, которое традиционно занимало антияковлевскую позицию. И оба этих журналиста всегда и традиционно не любили губернатора Яковлева.
Теперь что касается Даниила Коцюбинского и Петра Годлевского. Годлевский сейчас в Москве, поговорим о Коцюбинском. Да, он вместе с другими вполне достойными, а может быть, иногда и не вполне достойными людьми работал последние годы на ТРК «Петербург». Но я бы не сказал, что он проделал какую-то эволюцию своих взглядов в отношении губернатора Яковлева. Он всегда был критичен по отношению к власти - и по отношению к Собчаку, и потом, по отношению к Яковлеву. Мы вместе с ним и с Сергеем Шелиным, который сейчас является его ожесточенным критиком, работали в избирательном штабе Игоря Артемьева не за страх, а за совесть, потому что нам не нравилась позиция Владимира Анатольевича Яковлева. (Надо сказать, что последний срок Яковлева был ознаменован многими - не скажу злодеяниями, но, по крайней мере, - глупостями и бесхозяйственностью. Не могу также не отметить, что губернатор Яковлев был исключительно терпим к критике. И при нем бороться с властью или обличать ее неверные шаги было гораздо проще, чем сейчас.) Словом, никакого особого греха в том, что Даниил Коцюбинский работал на «5-м канале», я не вижу. И меня крайне неприятно удивляет теперешний тон коллеги Шелина. Когда слышишь нечто подобное, в духе агитационных передач, которые делались Комитетом государственной безопасности о тех, кто «на американские деньги стремится опорочить и подорвать авторитет нашего государства, а потом уехать в Израиль»... Такая, знаете, стилистика времен холодной войны, от которой просто оторопь берет... Хотя в целом все же я бы не сказал, что все так безнадежно плохо. В целом журналистская среда производит на меня довольно-таки здоровое впечатление. Это в основном разумные, много работающие и достаточно независимые люди. И те коллеги, которые работают и на НТВ, и на ТРК «Петербург», и в ВГТРК - то есть в наиболее контролируемых государством компаниях, - все равно в основном не пропагандисты, а журналисты.
- Впереди начало новой эры. Каковы, на ваш взгляд, перспективы - у всех нас, у города, у журналистов?
- Перспективы города, как мне кажется, не очень сильно зависят от того, какого губернатора мы выберем. Зависят, конечно, но все же не так глобально. Город, вместе с его экономикой, культурой, развивается по своим особенным историческим законам. Посмотрите, ведь у нас появились лауреаты Нобелевской премии, петербургский рок, спектакли Льва Додина и многое другое еще при Григории Васильевиче Романове.
Что касается журналистов. Вероятно, для тех, кто владеет кофейнями или занимается системным программированием, идеологическая позиция по отношению к средствам массовой информации не имеет такого фундаментального значения, как для нас. Для журналистов тот или иной режим может иметь непосредственное отношение к свободе выражения своих мыслей и выполнению своих профессиональных обязанностей. Что касается «Петербургской линии», то здесь я абсолютно уверен, что никто из ее участников не потеряется в жизни, даже если будет усилена цензурная скрепа. Ну, может быть, нам придется уйти в культурный скит, в подполье. Хотя я не думаю, что это отразится на нас каким-то сверхъестественно трагическим образом.
Опыт этих выборов показал еще одну очень важную вещь. Думаю, он показал всю слабость и ненадежность нынешних политических партий. Этот опыт свидетельствует, что у горожан, во всяком случае у тех горожан, к которым я отношу себя, нет «своей» партии, нет политиков, которые бы выражали их интересы. И они фактически вынуждают нас искать таких людей. И такие люди, вероятно, найдутся, но гораздо позже, они будут на поколение моложе, чем те, кто сейчас вращается на политическом небосклоне. В принципе - и это тоже надо понять - ничего трагического не происходит. Демократия - это не результат, а процесс. А история движется медленно...

Записал Николай ДОНСКОВ
фото ИНТЕРПРЕСС