Люди как книги
Фото: Елены Лукьяновой

Люди как книги

11 марта 2015 16:35 / Общество

"Живая библиотека" в креативном центре "XII-плюс"

Представители различных субкультур, этносов, социальных, религиозных групп, люди, образ жизни которых нередко воспринимается обществом в штыки, – все они собрались вместе и целый день отвечали на любые – острые и даже неприятные – вопросы гостей. Участники встречи становились "живыми книгами", а гости – читателями "Живой библиотеки". Эту форму социальной работы, направленной на создание в обществе атмосферы доброжелательности и толерантности, придумали в Копенгагене, и почти десять лет она путешествует по Европе. В Петербурге она прошла в пятый раз.

"Это образовательная, просветительская акция, она предоставляет голос тем, кого общество не слышит, – рассказывает Борис Романов, один из организаторов "Живой библиотеки" в Петербурге. – Здесь, как в любой другой библиотеке, можно заказать книгу и почитать ее – только книгой становится живой человек, который отвечает на ваши вопросы, ведет с вами диалог. Многие из приглашенных – люди, которых общество не принимает, не слышит, которые вынуждены жить с ним в каком-либо противоречии".

Среди приглашенных к участию в "Живой библиотеке" на этот раз были трудовой мигрант, автостопщик, репатриант, православная и мусульманка, ВИЧ-положительный и человек с инвалидностью, трансгендер, феминистка, гомосексуал, многодетная мать, чиновник, полицейский. Каждый из них сидел за своим столом, к которому подсаживались посетители.

"Вы родились в мусульманской семье?" "Как к этому отнеслись ваши родители?" "Почему именно ислам?" На многочисленные вопросы собеседников симпатичная молодая женщина в мусульманском платке отвечала спокойно и доброжелательно. "Я и раньше была верующей, была христианкой, верила в то, что бог един для всех, – улыбается Камалия. – Но меня всегда интересовали вопросы догматов церкви: если бог един, то почему отдельно существуют бог-отец, сын и святой дух? И зачем мне нужен посредник в вере? Но мне отвечали: надо просто верить. А меня это не устраивало. Конечно, я подошла к этим вопросам с точки зрения логики, а потом поняла, что ислам – моя вера. Мои родные поначалу отнеслись к этому не очень хорошо, они переживали, но со временем поняли, что все поменялось только в лучшую сторону".

К столу подсаживаются молодые люди. "Я, например, активный атеист, – говорит один из них. – Для меня ислам – религия не созидательная, мне хочется что-то делать, создавать. А по-моему, ислам – религия, которая разрушает. Посмотрите, как сейчас мусульмане уничтожают древние города!" "Но ведь сколько веков стояли эти храмы и города, сколько там было халифатов и они никому не мешали! – подхватывает другой парень. – И только сейчас появились фанатики, которые все разрушили!.."

Вокруг стола с табличкой "Транссексуалка" собралась небольшая толпа. "Вы не боялись принимать гормоны?" "А на здоровье это как отразилось?" "Вы давно поняли, что отличаетесь от других?" "Как отнеслись к этому ваши друзья?"

"Меня пугали – начнешь есть гормоны, и тебя потянет к парням, – смеется Вероника. – Я начала их принимать, но меня не потянуло к парням. Наоборот, здоровье улучшилось. Лет с двенадцати у меня были подозрения, ощущения, что со мной происходит что-то особенное, но был большой период отрицания самой себя, потом неприятие стало разрушаться, интерес к себе возрастал, и я приняла себя такой, какая я есть. К сожалению, пришлось разбавить прежнее окружение новыми друзьями – многие старые друзья в упор не понимают меня. Родители моей девушки пытаются меня понять, а вот мои собственные – нет. С девушкой мы тоже сначала ссорились, потом она сказала – раз уж столько лет прожили вместе, приму тебя как есть. Она даже сказала, что со мной стало проще общаться, психика стала устойчивее. Каждый человек имеет право выглядеть так, как ему нравится, и каждый решает для себя, кто он, что он, как он хочет себя вести".

Автостопщик Денис рассказывал о путешествиях по стране и миру: он уже проехал почти 400 тысяч километров по дорогам России и посетил 11 стран мира, в основном в Азии. Сторонник сыроедения убеждал, что, если питаться по этой системе, можно забыть про болезни, неприятности с излишним весом. И что жизнь на проростках злаков и соевом молоке может быть куда более полноценной, чем у тех, кто привык питаться котлетами и бульонами. 

На жалостливые, настороженные взгляды молодой человек, сидевший за столом с табличкой "Человек с инвалидностью", отвечал доброжелательной улыбкой и смехом. У Алексея рассеянный склероз – болезнь, которая ломает даже самых сильных, волевых людей.

"Жить вообще нелегко, – улыбается Алексей. – Я работаю семь дней в неделю – преподаю английский язык, еще я менеджер по развитию молодежных гостиниц. Считается, что при склерозе страдает память, но это лишь один из распространенных стереотипов, и я люблю шутить на эту тему. Однажды пошутил при маме, она очень расстроилась… Пришлось объяснять, что это шутка. Мама у меня героиня – первые месяцы, когда я почти не видел и плохо ходил, она меня вдохновила и поддержала. Моя жизнь, конечно, сильно изменилась, но от меня никто не отвернулся, мне все помогали. Да, пришлось уволиться из школы, но я продолжаю работать с детьми – преподаю английский, ставлю спектакли, продолжаю заниматься бизнесом. Пусть я плохо хожу, но сижу-то я замечательно! У меня на занятиях все смеются – синергия положительных эмоций очень помогает!"

Следующую "Живую библиотеку" ее организаторы планируют провести в конце марта, в преддверии фестиваля "Бок о Бок".

"Мы бы хотели вывести этих людей, которых сейчас общество предпочитает не видеть и не слышать, из тени, – говорит Борис Романов. – Хотим сделать так, чтобы их понимали, слышали, принимали такими, какие они есть. Хотим, чтобы через диалог общество избавлялось от страхов и стереотипов".

Фото

  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»
  • Фоторепортаж: «Люди как книги»