Пейзаж после битвы

6 октября 2003 10:00

«То, как прошла избирательная кампания, избавило меня от главной необходимости - необходимости вводить в заблуждение массы населения». Нет, нет, это говорила не та, кого еще несколько дней назад называли «кандидатом № 1». Так говорил Владимир Путин после своего триумфального избрания президентом. Можно, конечно, по-разному трактовать его слова. Хотя очевидно напрашивающийся вывод, кажется, лежит на поверхности: массы не надо было вводить в заблуждение - они уже были заранее приведены в это состояние кем-то другим. Все остальное было лишь делом техники. И в этом смысле прошлая президентская кампания (как, вероятно, и будущая) вряд ли чем-то отличается от нынешней питерской губернаторской.

«Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и перед выборами». Отто фон Бисмарк




В пятницу в конце дня состоялась своеобразная встреча. И место, и время, и состав участников были символичны. Глубоким вечером с десяти до полдвенадцатого в Доме журналиста Валентина Матвиенко общалась с неформальным журналистским подпольем (по нынешним временам) - объединением «Петербургская линия». И, несмотря на хорошо знакомую официозную увертюру, с которой начала Валентина Ивановна, - о том, что журналисты «Линии» работают «на заказ», и «мы знаем, на чью мельницу они льют воду», и «все это явно небескорыстно», - несмотря на это сугубо предвзятое вступление, разговор тем не менее, можно считать, удался. Во всяком случае, тот факт, что «кандидат № 1» уделила журналистам полтора часа времени, - факт показательный. Впрочем, встреча состоялась тогда, когда хоть какие-то ее результаты уже никак не могли попасть в печать и даже теоретически хоть как-то повлиять на результаты второго тура (подстраховка?). Возможно, по этой, а может быть и по какой-то иной причине характер дебатов оказался действительно неформальным, а прозвучавшие высказывания, несмотря на полное несовпадение позиций сторон (или, наоборот, благодаря ему), казались искренними. Или, во всяком случае, живыми.
Позиции определились так. «Петербургская линия»: мы - против того электорального проекта, модель которого под условным названием «Валентина Ивановна Матвиенко» (теоретически могло быть и другое имя) была запущена федеральным центром на берегах Невы. Валентина Матвиенко: нет никакого федерального проекта, никакого давления и административного ресурса, есть мое личное решение идти на выборы, а все совпадения (которые относят к признакам включения административного ресурса) случайны.
О каких признаках речь? Да все о тех же. Перечисляем пунктиром.
- Прежний хозяин Смольного и одновременно основная «фигура влияния» в городе хирургически изъят;
- назначены досрочные выборы, время проведения которых играет на руку основному кандидату;
- потенциальные кандидаты, которые могли бы составить реальную конкуренцию, нейтрализованы и не идут на выборы;
- «скорректирован» руководящий состав Горизбиркома;
- проведена тотальная зачистка информационного пространства;
- запущен механизм массовой пиар-кампании основного кандидата во всех государственных и лояльных окологосударственных СМИ;
- мобилизованы политические партии и государственные чиновники, трудовые коллективы и общественные объединения, сама общественность (почетные граждане, деятели культуры и спорта) - все как один публично выражают горячую поддержку и одобрение;
- мобилизованы лояльные социологические службы, которые извещают публику: популярность «основного кандидата» растет не по дням, а по часам;
- наконец, запущен механизм самой выборной кампании, разыгрывающейся по всем законам драматургии - с эффектными признаками ожесточенной борьбы и разоблачений нечистых на руку конкурентов...
Аплодисменты. Занавес.
Впрочем, это всего лишь первый акт. Параллельно, не дожидаясь окончания действия, уже начался второй: городской парламент - Законодательное собрание вносит правку в городскую конституцию - Устав Петербурга, корректируя закон так, чтобы развязать руки новой администрации...
Конечно, только наивный может утверждать, что все это - плоды усилий Валентины Ивановны. Понятно, что для того, чтобы привести в действие все многочисленные скрытые пружины этого гигантского механизма, не хватит ни сил, ни времени одного отдельно взятого человека. В этом и нет нужды. За человека работает Система. Правда, только в том случае, если он - Человек Системы. А о десятках и сотнях конкретных технических деталей, мизансцен и реплик, замыслов режиссерской группы во всей этой масштабной постановке исполнитель главной роли может даже и не знать. Это - чистейшая правда. Но вот может ли он об этом хотя бы не догадываться?...

Николай ДОНСКОВ