Чисто научное убийство

13 октября 2003 10:00

Еще один гвоздь в гроб российской науки забит по самую шляпку. «Вы что-то перепутали! - удивится читатель. - Ведь буквально на днях двум нашим физикам дали Нобелевскую премию - такой успех, теперь деньги из казны на научные исследования потекут рекой...» Потекут - но только в обратную сторону. В эти же дни Госдума с огромным перевесом проголосовала за отмену льгот по налогу на имущество для научных организаций.




Дамы готовы работать без макияжа.
Но - чтобы ценили


Особенно постарались прокремлевские фракции - все они были против привилегий работникам микроскопа... Мало кто сомневается, что через Совет Федерации решение нижней палаты парламента пройдет автоматом.
- Для нашего города, где минимум 700 тысяч человек занимаются наукой, - это смерть, - сказал на экстренно созванном заседании президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН в доме на Университетской набережной академик Жорес Алферов.
Между тем и без неподъемных податей многие питерские НИИ дышат на ладан. Вот например, Российский научный центр (РНЦ) «Прикладная химия» на проспекте Добролюбова. Один из крупнейших и самых успешных в Европе институтов этого профиля, раньше он прекрасно финансировался - вплоть до того, что в 1990 году здесь смогли оборудовать так называемые «особо чистые зоны» - помещения для определения очень-очень низких примесей металлов в различных продуктах. Тогда уникальные «клинрум» создавались как аналог одной из лабораторий Национального бюро стандартов США, и стоило это несколько миллионов долларов. По сей день ничего подобного в нашей стране нет.
...Девушка за стеклом, облаченная во все белое, снует туда-сюда, производя неведомые обывателю манипуляции. Чтобы быть допущенным внутрь, учиться нужно - помимо вуза - не менее трех лет. Посвященные соблюдают многостраничный кодекс: есть целый список предметов, которые ни при каких обстоятельствах нельзя вносить в зону, а есть - которые нельзя оттуда выносить; перед тем как пройти тамбур-шлюз, надо тщательно смыть косметику, облачиться в специальный костюм из нетканых материалов и т.д. А все для того, чтобы не «пачкать»: если в литре воздуха по эту сторону «аквариума» содержится около 200 тысяч полумикронных частиц пыли, то в помещении для подготовки проб - ...одна! Отсутствие фона и дает отсутствие ошибки.
«Подобные высокоточные исследования сегодня востребованы всюду - не обойтись без них и в микроэлектронике, и в биологии, и в экологии, и в медицине», - объясняет завлабораторией инструментальных методов анализа Илья Гринштейн. Потенциал - колоссальный, область применения - обширнее некуда. Скажем, сейчас сплошь и рядом нашим землякам с легкостью ставят диагноз «отравление солями тяжелых металлов», - мол, мегаполис, что вы хотите. В то время как избежать погрешности при проведении такого рода анализов в обычных - «грязных» - лабораториях практически нереально. Вот и глотает человек лошадиные дозы сильнодействующих лекарств, когда они ему не нужны. А мог бы и не глотать... Вообще, если взяться умеючи, здешние эксклюзивные ресурсы - золотое дно - и в плане денег, и в плане мирового престижа. Но, вопреки здравому смыслу, федералы («Прикладная химия» - федеральное государственное унитарное предприятие) используют их едва ли процентов на 30, город не использует вовсе, экономических же вливаний нет уже давным-давно.
Так совпало, что в день визита корреспондентов «Новой газеты», в минувшую пятницу, у химиков был праздник. Правда, грустный - отмечали увольнение очередного коллеги. Ничего странного: даже жалованье «верхушки» - руководителя лаборатории - $80. Поэтому, получив в РНЦ дорогого стоящие знания и навыки, набив руку, молодые ребята уходят в коммерческие структуры - на водочный завод, например.
...«Осторожней, не споткнитесь!» - то и дело предупреждает Илья Гринштейн. Пол в коридорах выщерблен, свет горит еле-еле, а кое-где и совсем темно... Но ладно коридоры - ветшает оборудование, приходит в негодность инфраструктура, раритетные же «особые зоны» не обновлялись - страшно сказать - с момента своего создания. Несмотря на все усилия дирекции РНЦ, собственных средств катастрофически не хватает. «Мы выживаем только за счет спонсоров, - признаются сотрудники, - то заказ подкинут, то подарят какой-нибудь прибор или детали... А властям - там, наверху, - на нас, похоже, наплевать!» Зато не наплевать бизнесменам, которые хотят наложить лапу на комплекс зданий РНЦ. Место удобное, элитное - Петроградская сторона, рядом Большой проспект, до Каменностровского - рукой подать. Желающих хоть отбавляй. И хотя официальных распоряжений до сих пор не поступало, в кулуарах научного центра ходят упорные слухи о грядущем уплотнении. Не исключено, что часть подразделений сократят, другим придется переехать. Проблема же «особых зон», которые, как понятно любому разумному человеку, трогать в принципе нельзя, - не обсуждается, как будто их уже не существует... «Мы теряем то, что делали лучше других. Технологии, которыми мы гордились, погибают», - горько подытожил господин Гринштейн.
С принятием грабительских для ученых поправок к Налоговому кодексу «дело о выселении» имеет все шансы воплотиться в жизнь. И не только для химиков. Директор Института прикладной астрономии РАН Андрей Финкельштейн подсчитал, что подведомственной им обсерватории податей придется заплатить... в 37 раз больше ее годового бюджета! На этой неделе лидеры петербургского отделения Академии наук готовят письмо протеста, которое намерены отослать сразу в четыре адреса: президенту России, премьер-министру и председателям обеих палат парламента. Директор Института мозга человека РАН Святослав Медведев предложил также проинформировать все авторитетные международные информагентства, а вице-президент РАН «нобелевец» Жорес Алферов решил поднять на защиту российских ученых нобелевских лауреатов из других стран. Так или иначе, резонанс на мировом уровне обещает быть громким.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Александра ГУТОРКИНА



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close