Война с мирянами
Фото: Жителей Валаама Филиппа Мускевича и Ирину Смирнову лишили регистрации на Валааме по решению суда, фотография Евгения Усова, "Гринпис"

Война с мирянами

10 сентября 2015 10:13 / Общество

Валаамский монастырь объявил войну местным жителям – церковники принудительно выселяют их с острова на материк. Валаамцы готовы объявить голодовку, чтобы остаться жить там, где родились.

Очагом активного противостояния духовного и светского на острове стало здание Зимней гостиницы.

В дореволюционные годы под резной аркой с гирькой – дань русско-византийским традициям – проходили и поднимались по ступеням богомольцы, приезжавшие в монастырь. В 1940–1941 гг. здесь размещалась школа боцманов, а в послевоенные годы, вплоть до 1985 года, – дом-интернат для инвалидов.

Когда эта печальная страница в жизни острова была перевернута, гостиницу вновь стали заселять. В середине 1980-х годов ордера на квартиру здесь выдавали сотрудникам музея-заповедника, реставраторам и экскурсоводам. Здесь жили семьями – обустраивали квартиры, понемногу делали ремонт. Квартировались не только в гостинице, но и в нескольких зданиях по соседству.

В 2006-м здание Зимней гостиницы передали монастырю вместе с жителями. Так валаамцы стали "насельниками" при монастыре. Спустя два года жители пытались оспорить это решение, доказывая в суде, казалось бы, очевидное: гостиницу нельзя передать церкви, так как она на деле является жилым домом, а значит, не относится к имуществу религиозного назначения. Не вышло, недвижимость осталась за монастырем.

Война против местных

А вскоре обитель пошла на жителей судом – иски к обитателям Зимней гостиницы подавались от лица управляющей компании ООО "СЭНТ" ("Служба эксплуатации недвижимости и территорий), учрежденной монастырем. С конца 1980-х число местных жителей на острове сократилось с 500 до 130 человек.

На материк справедливости ради "СЭНТ" переманивал не только кнутом – угрозой выселить по решению суда. На бюджетные деньги в Сортавале отстроили два дома для "добровольных" переселенцев. Часть мирян воспользовалась предложением и уехала на большую землю. Тех, кто хочет остаться на острове, можно понять – местные жалуются на безработицу на материке. К тому же часть обитателей на острове торгуют сувенирами и работают в экскурсионном бюро. Сменить место жительства означает потерять разрешение на торговлю на острове.

"Несогласных" монастырь выселяет с острова через суд. В последние годы процесс пошел активнее, видимо, потому что у церковников появились масштабные планы по переформатированию Зимней гостиницы.В мае 2015 г. Минкульт выделил монастырю 358 млн рублей, которые пойдут на создание духовно-просветительского центра "Валаам" как раз на базе здания, занятого местными жителями.

***

По каменным ступеням поднимаюсь на крыльцо Зимней гостиницы. Слева – длинный извилистый коридор с облупившейся краской. В нос ударяет резкий запах кошачьей мочи. Лужи, мусор… "Эти местные уезжать не хотят", – с укоризной бросает работница монастыря, поднимаясь по лестнице.

На других этажах, которые уже отошли обители, все выглядит совсем иначе – стены выкрашены, сделан ремонт, в пролете висит портрет патриарха Кирилла.

Коридоры первого этажа Зимней гостиницы, фотография Евгения Усова, Гринпис

Вынужденная бездомность

Самым яростным борцом за право жить на острове стал Филипп Мускевич – он остался на острове, несмотря на то что его семью, взломав дверь, по решению суда выселили из помещений трапезной Воскресенского скита еще в 2008 году. Мускевича, который отказался от двухкомнатной квартиры в городе Сортавала, лишили прописки, однако он по-прежнему живет на острове, где держит сувенирную лавку. За последние восемь лет с острова выселили более десяти человек.

4 сентября судьбу другой валаамской семьи решил Верховный суд Карелии, который поддержал иск СЭНТ по выселению с острова семьи экскурсовода Ирины Смирновой. Пересмотрено решение предыдущей инстанции: Сортавальский суд постановил лишить регистрации только родственников Ирины – ее бывшего мужа, историка Олега Ярового, дочь-экскурсовода Яану Юрну и внучку Алису Меркушеву. Решение это не устроило монастырь – его представители настаивали на том, чтобы регистрации лишилась и Ирина Смирнова, прожившая на острове тридцать лет.

В суде представители монастыря пытаются доказать, что выселение местных – чуть ли не акт милосердия, потому что помещения, где десятилетия жили валаамцы, относятся к категории "нежилых". Ну а кроме того, семья на острове бывает наездами, то есть относится к категории дачников – лиц, которые на острове проживают только летом. В иске, поданном к семье Смирновой в марте 2015 года, представители СЭНТ указали: дачников надо "снять с регистрации по месту жительства в судебном порядке по причине того, что постоянно проживают и работают на материке".

В качестве доказательств правоты Ирина Смирнова принесла в суд ворох исчерпывающих доказательств своего пребывания на Валааме. После того как в 2007 г. жительница острова стала персоной нон грата в паломнической службе – ей запретили работать экскурсоводом, – Ирина продолжала привозить на остров туристические группы в качестве индивидуального предпринимателя и фиксировала все перемещения между островом и материком. "Как индивидуальный предприниматель, – говорит она, – я предоставила путевки с печатями, которые мне ежедневно выдает паломническая служба Валаамского монастыря".

Тем не менее суд встал на позицию монастыря, признав жительницу Валаама дачницей. Семья Ирины Смирновой будет оспаривать это решение. Сейчас она ждет, когда документ выдадут на руки. Тем временем о своем намерении начать голодовку, чтобы привлечь внимание к ситуации, заявила дочь Ирины – Яана Юрна.

Монастырская коммуналка

Монастырские уверены в своей правоте. В комментарии "Новой" пресс-секретарь епископа Панкратия Михаил Шишков сравнил конфликт между мирянами и церковниками со сварой в коммунальной квартире.

"Я жил в такой квартире: шесть комнат, 15 человек на один горшок, и каждый считает, что он прав", – метафорически охарктеризовал ситуацию Шишков, отметив: истинные корни проблемы в том, что в 1980-е годы валаамцам незаконно выдавали ордера на квартиры в неприспособленных для жизни помещениях. "В помещениях, которые по сути были монашескими кельями,  людей регистрировали в нарушение Конституции и Жилищного кодекса, – возмущается Шишков. – А через некоторое время помещения передали монастырю. Государство нарушило свой же закон". А монастырь, напротив, проявляет милосердие, предоставляя выселяемым жилье, утверждает Шишков: "Находит деньги, строит два дома, переселяет людей отсюда".

Тут, правда, представитель монастыря либо лукавит, либо ошибается. На материк с острова валаамцев отправляли в рамках федеральной программы по расселению жителей ветхого и аварийного фонда. 69-квартирный дом в Сортавале был построен за 100 миллионов рублей. 48 из них уплатило правительство Карелии, остальное – федералы, а администрация Сортавалы предоставила земельный участок.

По мнению Шишкова, конфликт нагнетают жители – правда, возбудителей спокойствия на острове осталось всего четыре-пять человек.

Местные жители тем временем ждут новых выселений.

"У нас что, война, а мы беженцы? – задается вопросом Ирина Смирнова. – Какая такая острая необходимость? Кому помешали несколько десятков семей, которые здесь укоренены? Есть какое-то параноидальное упорство в том, чтобы расправиться с людьми".



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close