Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
От Арагона до Делона

От Арагона до Делона

23 мая 2016 13:11 / Мнения

Одним из самых ярких открытий XVII Международного театрального фестиваля «Радуга», который проходит в Петербурге, стал триумфатор Авиньонского фестиваля – моноспектакль «Быть или казаться», созданный хореографом Мари-Клод Пьетрагалла и актером Жюльеном Деруо.

– «Театр тела Пьетрагалла – Деруо», где исполнитель одновременно и актер, и танцовщик, явление уникальное. Кто вас вдохновил на создание театра «на двоих»?

Мари-Клод: В моей карьере – сначала артистки балета, а позже хореографа – на меня повлияли многие выдающиеся творческие личности. С Рудольфом Нуреевым мы более шести лет работали в Парижской Опере. Мало кто мог с ним сравниться в страсти к танцу, которой он всегда готов был поделиться с партнером, и его неумолимой требовательности. Я и поныне продолжаю руководствоваться этими принципами. Другим главным человеком в моей жизни стал Морис Бежар, с его неистощимой фантазией и стремлением сделать танец более демократичным.

– А как возник ваш с Жюльеном творческий тандем?

– Мы уже 16 лет работаем только вдвоем, в мире театра это большая редкость. Но нам кажется, что в этом наша сила. Двойной взгляд на вещи – мужской и женский – помогает творческому процессу. И тут нет никакого противостояния, скорее это движение навстречу друг другу. Хотя у каждого из нас есть собственное прошлое, наши спектакли – это слияние силы и легкости, красоты и сложности. Думаю, что мы смогли достичь равновесия, необходимого для художественного результата.

– В спектакле вы виртуозно «танцуете» и произносите тексты Шекспира и Арагона. Что заставило вас соединить в одной постановке столь разных авторов?

Жюльен: Мы показываем героя нашего спектакля в развитии, по ходу действия он будет «одеваться» в поэзию. Мы хотим, чтобы зритель увидел, как формируется в соответствии с текстами самопознание персонажа. И Шекспир, и Арагон задают вопросы, формирующие личность. Это авторы разных эпох, но они никогда не выйдут из моды. Разумеется, тексты, как и музыка, создают смысловую ткань образа и всего спектакля. Но, по нашему глубокому убеждению, поэзию не следует анализировать, надо просто включать воображение, которое само диктует форму и пластику сцены. Здесь я отвечаю на свои вопросы через поэтический акт игры и танца. Надеюсь, что и зритель будет прежде всего воспринимать наш спектакль органами чувств, а уже потом анализировать. Так и в жизни происходит: ведь ребенок, сталкиваясь с произведением искусства, сначала включает органы чувств, а потом интеллект.

– «Быть или казаться» – главный вопрос этой постановки…

Жюльен: Он же главный вопрос всей нашей жизни. И корона на голове Ричарда II, оказавшегося в заточении, это не атрибут государственной власти, а награда человеку, сумевшему вырасти над собой, пройдя трудный путь сомнений и познания. И каждый, подобно нашему персонажу, в любой момент может оказаться в ситуации ограничения, как в тюрьме. Нам кажется, что нам мешают быть свободными люди или обстоятельства, тогда как мы почти всегда сами себе мешаем. Мы стараемся кем-то казаться, походить на других, что-то постоянно добавляем к своему образу, все дальше отступая от собственного «я». Это проблема любого человека, в том числе и артиста.

– Вы всегда работает в эстетике, соединяющей танец со словом?

Мари: И да и нет. Конечно, «Быть или казаться» – уникальный спектакль. Мало кто отдает себе отчет, насколько это трудно – одновременно исполнять сложнейшие танцевальные па и произносить текст. По крайней мере, наши друзья – прославленные актеры с неизменным восхищением и даже изумлением следят за тем, что делает Жюльен в этом спектакле. Но общая линия есть у всех наших постановок. Мы всегда работаем «вокруг человека», исследуя его природу, психологию и проблемы. Вдохновение мы черпаем в литературе и кино, но театр тела, разумеется, базируется прежде всего на пластическом выражении внутренней драматургии.

– Кино вас только вдохновляет или вы, подобно таким звездам балета, как Плисецкая, Максимова, Барышников, Годунов, уже попробовали себя в игровом кинематографе?

Мари:Я участвовала в создании трех полнометражных фильмов, с кинокамерой знаком и Жюльен – он работал на телевидении. А сейчас один известный французский режиссер намерен поставить игровой фильм на основе нашего последнего спектакля «Я встретил вас случайно…»

Жюльен: Это довольно необычная затея, поскольку фильмы чаще ставят на основе литературных произведений. А тут толчком к рождению сценария стала хореография. Может быть, потому, что в основе любого нашего спектакля всегда лежит занимательная история. Корни такой традиции, видимо, следует искать в нашем академическом прошлом: мы ведь оба прошли школу классического танца. В своих постановках мы часто используем реальные сюжеты, порой обращаясь и к остросоциальным темам. Например, сделали спектакль о тяжелых буднях шахтеров. Есть и биографические – о судьбе известного скульптора Камиллы Клодель. Мне вообще кажется, что словами сегодня мало что можно рассказать о человеке. Куда правдивее язык тела – в искусстве, а в жизни – поступки. Слова утрачивают свою функцию, поскольку все чаще прикрывают ложь.

– А насколько правдивыми вам кажутся фильмы о закулисье балета? Например, нашумевший «Черный лебедь» с Натали Портман?

Мари: Конечно, это серьезная работа и рассматривать ее надо с точки зрения искусства, а не голой правды. Тут все зависит от художественного видения режиссера. Если же говорить о воссоздании максимально достоверного представления о жизни балета, надо опираться на те рабочие видео, которые записываются изо дня в день на репетициях. Либо на запись готовых спектаклей, которая ведется прямо со сцены. А игровые фильмы не стоит рассматривать как стопроцентную реальность, и профессионалы балета всегда будут иметь к ним претензии.

– Расскажите о работе с Аленом Делоном. Мне кажется, Жюльен похожа на него в молодости.

Жюльен: Вы преувеличиваете, но все равно спасибо. Когда мы делали спектакль по текстам Маркиза де Сада, Делон действительно «одолжил» нам свой голос. Актер был очарован Мари-Клод и очень волновался перед записью. Это уникальный актер и человек с огромной харизмой, которой нельзя научить – с ней надо родиться. Он может приковать внимание публики одним взглядом или жестом и – путешествие начинается…

– Чем вам интересно участие в тюзовском фестивале «Радуга» после успеха на авиньонском?

Мари: Авиньон, конечно, традиционно собирает самых блестящих актеров, музыкантов и танцоров мира с их лучшими работами. «Радуга» пока не сравнится по масштабу с Авиньоном, но по сути решает те же задачи, и мы счастливы быть здесь. К тому же это прекрасный случай увидеть сцену Мариинки, где танцевал Нуреев.