Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
Коровы под охраной пограничников

Коровы под охраной пограничников

28 сентября 2016 10:16 / Общество

За самым большим, неприступным и незаконным захватом лесов и озер в Ленинградской области стоит путинский сват Николай Шамалов.

Четыре года «Новая газета» вместе с активистами движения «Против захвата озер» и «Открытый берег» не могли разгадать загадку. Мы тщетно перепробовали все средства борьбы с захватчиком леса и озер в Приозерском районе. Жаловались, переписывались с чиновниками, судились. Даже пытались ломать забор.

Частное охотхозяйство огородило по периметру почти 13 км (880 га) близ поселка Севастьяново. Закон запрещает огораживать лес и перекрывать доступ к озерам, но на все требования, просьбы, иски, даже подкрепленные определением Верховного Суда РФ, владельцы забора и чиновники правительства Ленинградской области отвечали лаконично: «Нет». Нет, мы не откроем вам доступ в лес. Нет, мы не пустим вас к озерам. И даже не утруждали себя объяснением причин. Изредка писали глупости вроде ответа природоохранного прокурора: «Представляется, что возведение вольера на территории государственного лесного фонда является единственно возможным способом содержания и разведения охотничьих ресурсов в полувольных условиях».

То есть прокурор всерьез ставит коммерческую выгоду конкретного охотничьего хозяйства выше федерального закона. Судья Приозерского суда И. Л. Брежнева, отклоняя иск о праве доступа в лес и к озерам, рассудила, что перекрытие доступа законно, раз оно было согласовано правительственными комитетами. А на требование организовать в соответствии с Земельным кодексом публичный сервитут к озерам (под требованием подписались несколько десятков жителей поселка Севастьяново) пришел ответ председателя Комитета по природным ресурсам Евгения Андреева, что раз-де суд признал огораживание законным, то и сервитута не положено. Что называется, сослались друг на друга.

И все эти годы мы гадали – почему?


Какая таинственная сила охраняет этот захват? Почему все без исключения областные чиновники встают на его защиту? К примеру, в других случаях надзорные органы нарушения признают, но ничего не делают для их исправления. Но в нашем случае чье-то честолюбие требовало, чтобы никто не смел даже на бумаге, даже в мыслях оспорить святое право захватывать лес.


Местные жители рассказывали, что в «Приозерское районное общество охотников и рыболовов» (название нарочно имитирует старые советские охотхозяйства) однажды привозили Путина. Мы не очень-то в это верили, так как все грандиозные захваты обязательно объявляются «дачами Путина»: это в известной степени оправдывает перед обывателем его бессилие что-либо сделать. Но, как оказалось, слухи были не так уж далеки от правды.

Любитель менять лица

Еще в 2012 году, когда забор только строился (без всяких, кстати, разрешений – их сделали уже постфактум), мы обратились за информацией к ныне покойному лесничему Антикайненского участка Приозерского лесничества Виктору Сурело. Он сообщил, что здесь планируется некая зоорекреационная зона под названием «Лесковский парк»: «Будут автобусы привозить с туристами, водить их смотреть животных». По его словам, к нему из Лесковского парка уже приезжали представители и показывали проект. При этом, как выяснилось, аренда леса в этом месте оформлена под охотхозяйство ООО «Вега». Впоследствии охотхозяева с этим брендом распрощались. Получив на имя «Веги» в аренду более 95 000 га лесного фонда под охотугодья (договор от 26.12.2008), уже в 2013 году они начали переуступку прав другому юрлицу – «Приозерскому районному обществу охотников и рыболовов» (ПрООиР). Далее уже эта организация получила от ленинградского комитета по охоте разрешение на огораживание забором части охотугодий (его ласково назвали вольером) и на запуск туда примерно 250 особей косуль, оленей и кабанов. ООО «Лесковский парк» больше ни разу не упоминался, однако, согласно базе ЕГРЮЛ, он зарегистрирован по тому же адресу, что и ПрООиР – г. Приозерск, Набережная ул., 3. И руководитель у них один и тот же – Кузьменков Андрей Александрович. Что позволяет рассматривать обе организации как единое целое.

И вот тут-то становится особенно любопытным, что в числе учредителей Лесковского парка значится Николай Терентьевич Шамалов. Как известно, это одна из ключевых фигур в путинском окружении, недавно даже породнившаяся с ним (сын Шамалова отпраздновал свадьбу с дочерью Путина на горнолыжном курорте Игора Ленобласти). Шамалов наряду с Путиным значился пайщиком знаменитого кооператива «Озеро». Его же считают застройщиком путинского дворца в Прасковеевке (Геленджикский район) на Черном море. Официально же он совладелец банка «Россия».

А вдруг это все-таки другой Николай Терентьевич Шамалов? Оказалось, тот самый. В 2013 году «Деловой Петербург» сообщил, что тот самый Шамалов инвестирует 300 млн рублей в животноводческий проект ООО «Яровое» в Приозерском районе. «Яровое» находится в Севастьяново, вплотную с забором ПрООиР, а администрация сельхозугодий и охотхозяйственного забора сидят в одном помещении (по нашим сведениям, это одни и те же лица). Еще три года назад местные рассказали нам, что это якобы глава администрации поселения Сергей Карплюк заставил хозяев забора таким образом «компенсировать» жителям огораживание леса (надо сказать, что в Севастьяново есть очень много противников забора и ПрООиР в целом: после передачи в аренду 95 тысяч га местные рядовые охотники лишились возможности охотиться). Компенсация заключалась в том, что кое-кто из жителей получил в «Яровом» работу. Зарегистрировано ООО «Яровое» по тому же адресу, что и Лесковский парк, и ПрООиР – Набережная ул., 3. Руководителем значится все тот же Андрей Кузьменков, а учредителем – конечно же, Николай Терентьевич Шамалов. Причем ИНН «лесковского» и «ярового» Шамалова совпадают.

Директор всех трех юрлиц Андрей Кузьменков также отнюдь не скрывает, что животноводческое и охотничье хозяйство находятся в одних руках. Об этом он говорил на фиктивных общественных слушаниях по вопросу возведения забора в 2013 году. Забор к тому времени уже давно построили, но в связи с общественным резонансом глава поселения опять-таки якобы настоял на их проведении (кстати, на них большинство жителей Севастьяново проголосовали против огораживания). Учитывая личность владельца забора и «Ярового», вряд ли глава администрации Сергей Карплюк мог на чем-то настаивать. И открытие животноводческого комплекса – это самостоятельное желание богатого помещика, у которого, в соответствии с законами жанра, должны быть и тучные стада, и бескрайние охотничьи угодья.

Недавно темой «севастьяновского забора» заинтересовались федеральные СМИ. Журналисты телеканала «Дождь» выяснили, что Николай Шамалов продолжает расширять свои владения и инвестирует полмиллиарда рублей в животноводческий комплекс «Новое» в Карелии, рядом с «Яровым», только по другую сторону границы регионов. Действительно, в базе ЕГРЮЛ учредителем значится Шамалов, ну а директор – все тот же неизменный барский приказчик, животновод-охотовед Андрей Кузьменков. Ферма находится в пограничной зоне, недалеко от Финляндии. Когда наши коллеги туда приехали, то к своему восторгу обнаружили, что охраняют животных люди в форме… российских пограничников.

Просто не повезло

Казалось бы, пора поставить точку. Один из богатейших российских олигархов (в этом году он вместе с сыном, путинским зятем Кириллом, оказались на четвертом месте в рейтинге миллиардеров России по версии журнала Forbes) оказал честь правительству Ленинградской области, соизволив огородить лес и озера для нужд собственного элитного охотхозяйства. Неудивительно, что вся властная вертикаль – начиная от глав правительственных комитетов по природным ресурсам, охоте и госэконадзору и кончая разнообразными судьями и прокурорами – дружно кинулась защищать священное право путинского друга. Осмелились возразить только судьи Верховного суда в 2014 году (но кого это интересует!) и депутаты из комиссии по экологии областного ЗакСа в 2013-м. Но и они быстро затихли.