Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
Меняем Ленина на собор

Меняем Ленина на собор

20 марта 2017 18:08 / Политика / Теги: церковь

РПЦ взяла под защиту единственный экспонат Мавзолея, памятники Ильичу и советские названия улиц.

Неделю назад Русская православная церковь за рубежом (РПЦЗ) предложила убрать Ленина из Мавзолея и снести Ильичей в масштабах всей России. «Одним из символов примирения русского народа с Господом могло бы служить освобождение Красной площади от останков главного гонителя и мучителя XX века и сокрушение поставленных ему памятников», – сказано в заявлении зарубежников.

Русская православная церковь Московского патриархата отреагировала быстро и решительно. Официальный спикер Александр Щипков согласился с тем, что экспонируемая мумия на главной площади страны не имеет ничего общего с христианскими традициями. И тут же добавил: «Ставить вопрос о перезахоронении необходимо после прекращения разного рода политических кампаний».

Неофициальные спикеры культурного, неагрессивного и временами дискуссионного ресурса «Православие и мир» в унисон заявили, что нельзя трогать ни Ильича, ни памятники. Протоиерей Александр Ильюшенко счел, что народ воспримет вынос тела Ленина с Красной площади как насилие над историей. Протоиерей Георгий Митрофанов, наоборот, уверен, что если бы завтра появился президентский указ о выносе Ильича, то никто б не возмутился. Но так как от этого ничего не изменится, то надо оставить Ленина в Мавзолее. Иерей Михаил Камышин заявил, что ни один памятник Ленину не должен быть демонтирован.


Попутно священники вспомнили, какие бедствия принес России и церкви Ленин со товарищи. Было предложено даже поместить на каждом постаменте табличку с репрессивной статистикой.


Но основной посыл выступлений выглядел однозначно: главный гонитель и мучитель должен остаться на Красной площади непогребенным, памятники ему неприкосновенны, улицы с его именем и именами мучителей рангом пониже должны сохраниться.

Чтобы объяснить такое единомыслие в совсем не догматическом вопросе, следует вернуться к словам Щипкова о прекращении разного рода политических кампаний. На первый взгляд, они непонятны. В России нет ни одной заметной политической силы, последовательно выступающей за декоммунизацию страны.

В России – да. Но на соседней Украине не так давно случился полноценный «ленинопад», а также массовая замена советской топонимики – от переулков до больших городов. Не то чтобы это кого-нибудь возмутило в Кремле: если там и остались большевики, то это сталинисты, а не ленинцы. Скорее сработало политическое суеверие: падает власть – падают каменные Ильичи. Так как не хочется выяснять опытным путем обратную связь: упал Ленин – свергли президента, переименовали улицу – на площади начался Майдан, значит, надо перестраховаться. Ну а так как изначальное заявление сделала РПЦЗ, то мягкую, любящую, но консолидированную отповедь должна дать РПЦ.

Все понятно, кроме одного: какую же выгоду получила сама церковь от этой истории? Причем выгоду в смысле насущных событий, одним из которых является борьба за принадлежность Исаакиевского собора. У защитников сохранения статус-кво есть добротный аргумент – отсылка к западному опыту мирного взаимодействия культуры и церкви, в первую очередь римско-католической. Соборы, которые в определенные дни и часы – дом молитвы, а все остальное время музеи, есть и Венеции, и во Флоренции, и в Милане. Почему нельзя оставить Исаакий в том же статусе?

Православные могли бы выдвинуть встречное возражение: в какой европейской стране был музеефицирован храм без договоренности с церковью? В XX веке в европейские храмы без согласия церковников врывались только испанские анархисты, да и то это для них закончилось очень скоро и очень плохо. В остальных случаях все начиналось с переговоров уважающих друг друга сторон. Весь храм римско-католическая церковь содержать не может, значит, надо решить, какой придел останется для служб, каким будет дресс-код для туристов и т. д.

В послереволюционной России власть просто уведомляла клир и прихожан, что отныне храм является государственной недвижимостью, вам не остается в нем ни одного квадратного метра, и скажите спасибо, что пока еще живы. Так себя вела безбожная ленинская власть, поэтому надо восстановить историческую справедливость: отдать храмы церкви, и уже после этого по-европейски начинать с ней переговоры, где быть музею, а где богослужению.

Этот аргумент не бесспорен, а в случае Исаакия – не бесспорен особо. Но он действует лишь при условии, что церковь считает коммунистический режим преступным и последовательно борется за вынос мумии Ильича. Выступая за сохранение статус-кво Мавзолея, церковь усиливает позицию тех, кто за статус-кво Исаакия.

Самое печальное в этой истории, что руководство РПЦ вряд ли задумывается об аргументах, убеждениях и т. д. Власть попросила выступить против выноса Ильича – надо выступить. За такую покладистость – трагикомический суд по Исаакию. Ну а о том, что однажды в России может появиться власть, с которой не удастся договориться, а придется взаимодействовать в рамках закона, в церковном руководстве не думают и думать не хотят.