Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Я был на танцах, когда объявили боевой вылет. Меня сбили, и сгорел костюм...»
Фото: Елена Лукьянова

«Я был на танцах, когда объявили боевой вылет. Меня сбили, и сгорел костюм...»

14 мая 2019 11:13 / Общество

9 мая с летчиком-ветераном из Кировска. Фотографии.

Георгий Александрович Лончаков родился в 1923 году в Хабаровске. Окончил Бирмскую военную авиационную школу пилотов (ВАШП). В 1943 году был призван на фронт. Служил летчиком в 65-м гвардейском авиационном Краснознаменном истребительном полку.

Близкие помогают Георгию Александровичу собраться на Бессмертный полк. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Близкие помогают Георгию Александровичу собраться на Бессмертный полк. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

С первой женой, Антониной, Георгий Александрович познакомился во время войны. Они прожили вместе 63 года. В 85 лет он женился во второй раз на Марии. Когда началась война Марии было всего 9 лет, но Георгий Александрович берет и ее портрет, «чтобы не обидеть». Сейчас Георгию Александровичу помогают дети второй жены — Людмила и Владимир. 

Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«Нам хотелось идти на фронт, нас к этому готовили в училище. У меня ни матери ни отца не было, воспитывали меня дедушка с бабушкой. Я был совсем не домашним и легко привык к военной жизни». 

Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«В августе 1943 года восемь человек из нашего училища отправили для пополнения полков. Под Орлом были сильные потери. Он дымил, горел. Военные уже подобрали своих раненых и убитых, а гражданские еще не все успели. Особенно ужасно было видеть погибших от бомбежек детей. Тут не надо было никакой агитации. Я был готов безо всяких самолетов идти в бой».

Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«Я попал к опытному ведущему летчику и выжил потому, что мы хорошо друг друга защищали. В документах мне написали четыре сбитых самолета, хотя их было шесть. Мы договорились сначала всех сбитых записывать на ведущего пилота, чтобы ему «героя» дали. Но он погиб».

Колонна Бессмертного полка в Кировске. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Колонна Бессмертного полка в Кировске. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«Я был сбит, попал в плен, бежал, потом прошел три государственные проверки». 

Дети дарят цветы Георгию Александровичу. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Дети дарят цветы Георгию Александровичу. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«С первой женой Антониной я познакомился на фронте. Я шел по дороге, а она стояла на балконе — и я ее пригласил на танцы. С этого все началось. Она была поваром высокого разряда, пятого. Пожениться мы хотели в самом конце войны, но смогли только через год. При взятии Берлина погибло триста тысяч наших солдат. Оформлялась эта большая гибель до апреля 1946 года, тогда же начали регистрировать браки, до этого не расписывали». 

Праздник в Кировске. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Праздник в Кировске. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«С Антониной мы усыновили мальчика, он остался сиротой после войны. Мы были женаты уже три года, но своих детей у нас не было. Толик выучился, работал на заводе атомных подводных лодок инженером-конструктором. Ему было 50 лет, когда на испытаниях он получил большую дозу облучения. Я приехал в госпиталь, у Толика уже выпали волосы и зубы. Остались опять мы с женой вдвоем».

Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«Антонина умерла, я остался совсем один. Когда приехала скорая, долго не мог открыть дверь. Мне тогда врач сказала: «Обязательно найдите себе помощницу». В 85 лет я женился во второй раз. Мария Дмитриевна была целительница-травница… Обе жены умерли от сердца». 

Георгий Александрович с родственниками в кафе. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Георгий Александрович с родственниками в кафе. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«До 1953 года, до смерти Сталина, я летал на сверхзвуковых. А когда Хрущев заступил, он частично армию разогнал. И меня выгнали, потому что я был весь побитый. Я очень переживал». 

Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

Травмированная рука Георгия Александровича. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Травмированная рука Георгия Александровича. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«Очень болят старые травмы — череп расколот на затылке, шейные позвонки были сломаны, на пояснице позвонок растет в сторону, на руке шишка до сих пор. Я посуду не могу мыть, потому что больно долго стоять. Но я старался скрывать, что была контузия, и на медкомиссиях не жаловался. А в 1981-м меняли водительские права и посмотрели мои медицинские документы. Узнали про контузию и лишили прав». 

 Портрет покойной жены Георгия Александровича Антонины. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета» Портрет покойной жены Георгия Александровича Антонины. Фото: Елена Лукьянова/ «Новая газета»

«Я был на танцах, когда объявили боевой вылет, переодеться не успел. Меня сбили, и сгорел хороший костюм, которым меня наградили. Я написал письмо в областной военкомат недавно, рассказал об этом. Долго искали подходящий и в этом году торжественно вручили новый костюм. Даже для телевидения сняли об этом сюжет. А потом штаны нечаянно обратно увезли: по ошибке забрали пакет. Обещали до праздников вернуть, но, видимо, не получилось. Я хочу, чтобы в этом костюме меня похоронили».