Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Прощальная гастроль СПЧ
Фото: ombudsmanspb.ru

Прощальная гастроль СПЧ

21 октября 2019 11:00 / Общество

Совет по правам человека, возможно, в последний раз собрался в Петербурге в своем текущем составе — обсудить разгон первомайского шествия.

Когда днем 17 октября в СМИ появились первые сообщения о вероятной отставке председателя Совета по правам человека, сам Михаил Федотов вел в Санкт-Петербурге выездное заседание комиссии СПЧ по гражданским свободам и гражданской активности вместе с Николаем Сванидзе, Александром Сокуровым и другими членами совета. Некоторые из нас узнали о готовящемся решении президента накануне, а Федотов и раньше, но он продолжал как ни в чем не бывало вести слушания, а надо сказать, что проходили они напряженно.

В одном зале Информационно-выставочного центра Д. С. Лихачева удалось собрать на этот раз и тех, кто шел (а чаще стоял) в третьей колонне первомайского шествия 2019 года на Невском проспекте, и тех, кто весьма жестко их задерживал и разгонял. Высказать претензии в глаза силовикам получил возможность, например, один из заявителей акции Александр Шуршев, жестокое задержание которого прыжком на спину во время мирного разговора с полковником полиции в тот же день взорвало интернет.

Правозащитный совет СПб (его возглавляет член СПЧ Наталия Евдокимова) создал комиссию, которая провела расследование обстоятельств конфликта 1 мая, опросила сотни участников, исследовала тысячи фотографий и часов видеозаписей.


По сути, эта работа, инициированная питерским социологом Владимиром Костюшевым, заместила собой внутреннее служебное расследование полиции и Росгвардии, о котором мы едва ли вообще узнаем, проводилось оно или нет.


Так, относительно действий «космонавта без опознавательных знаков», который схватил сзади за шею Шуршева и бросил его на асфальт, на встрече вроде бы был достигнут консенсус: это преступление, так нельзя. Но на вопрос, идентифицирован ли этот сотрудник, пришедшие на встречу не ответили, ссылаясь на компетенцию Следственного комитета, чьи представители были приглашены, но не пришли (как и представители судебной власти).

Вся собранная общественной комиссией фактура вошла в доклад, который позже был издан отдельной брошюрой «В защиту человеческого достоинства». Уполномоченный по правам человека в СПб Александр Шишлов еще в мае потребовал изменить повестку Законодательного собрания, чтобы немедленно обсудить события 1 мая и действия силовиков, но был поддержан лишь несколькими депутатами, и вся проделанная работа не интересовала представителей власти вплоть до выездного заседания СПЧ 17 октября.

На этой встрече вице-губернатор СПб Владимир Кириллов, начальник ГУ Федеральной службы войск нацгвардии Михаил Соболев, и. о. начальника Управления охраны общественного порядка ГУ МВД Иван Еремеев и другие пытались оспаривать выводы правозащитной комиссии, отчасти аргументированно. Эти разногласия, объяснимые при взгляде с двух сторон, легко было снять по горячим следам, но власть сознательно не пошла на сотрудничество с гражданским обществом, а депутаты Заксобрания не захотели — хотя и могли — придать расследованию статус парламентского. Приезд комиссии СПЧ также был отложен на полгода, чтобы «не политизировать вопрос» до проведения выборов в сентябре (собственно, следуя выводам общественной комиссии, разгон третьей колонны и был связан в первую очередь с требованием честных выборов губернатора).


Между тем, если не углубляться в фактуру, а говорить лишь о выводах доклада, они сводятся к тому, что силовики, пропустив первые (провластные) колонны шествия 1 мая, в отношении третьей с самого начала вели себя провокационно.


«Несогласных» сразу же взяли в кольцо превосходящие их по силе и численности ряды «космонавтов», в колонну не были пропущены заранее оговоренная звукоусилительная техника и часть транспарантов, и праздничная расслабленность сменилась напряжением. Задержания начались еще до начала шествия, а затем продолжались точечно, путем вклинивания в толпу, причем выбор тех, кого выхватывали, били и утаскивали анонимные «космонавты», оставшимся никак не объяснялся. Эти действия порождали скорее чисто человеческую реакцию остальных участников, изначально не настроенных ни на какие столкновения (на первомайских демонстрациях в Питере их ранее никогда и не было). Но попытки защитить товарищей и с кем-то объясниться только умножали жестокость задерживающих и число задержанных.

Точно так же, по сути, «космонавты без опознавательных знаков» повели себя и спустя несколько месяцев во время летних акций в Москве, и не так важно, были они разрешены или нет. Главное в этой тактике — нагнетание напряжения и провокации, которые затем вырезаются из рамок исследования в суде и публичного обсуждения.

Действия в Питере стали репетицией аналогичных действий силовиков в Москве, и можно утверждать, что если бы готовый доклад комиссии Правозащитного совета СПб был публично обсужден в мае, то и в Москве действия силовиков могли бы оказаться более человечными. Однако силовики не готовы обсуждать это с гражданским обществом добровольно — только под давлением из администрации президента, да и то в заранее заданной стилистике «оправдательного уклона».


Это значит, что игра на обострение — часть более общей политической стратегии.


Уже предрешенная, по-видимому, отставка Федотова произойдет накануне встречи президента со всем составом СПЧ. На президиуме совета еще в сентябре обсуждался порядок выступлений на этой встрече.

Первым вопросом с нашей стороны должен был стать доклад о нарушениях на выборах 2019 года, вторым — жесткие и бессмысленные задержания на массовых акциях, третьим — безумная затея Следственного комитета о «массовых беспорядках» и полная беспомощность перед этим судов. Далее в рамках времени, отведенного нам президентом, должна была обсуждаться уже экология, а там и более вегетарианские вопросы, вроде судьбы толстых литературных журналов.

Новый председатель СПЧ будет иметь право и возможность этот порядок выступлений перед президентом изменить, да и сами доклады поручить другим членам совета — мы же там разные…

Наверное, президенту надоело слушать одно и то же о произволе и непрофессионализме «правоохранительных органов», да еще «при посторонних», в прямом эфире, а возможно, он уже и сам с ними ничего не может сделать, но стесняется в этом признаваться.

То, что СПЧ успел сделать в Санкт-Петербурге — во многом благодаря активности и последовательности питерских коллег, — уже едва ли будет повторено на федеральном уровне в Москве.

Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ